04:24 

Биограф Питер Штански пишет о пребывании Джорджа Оруэлла в Итоне: «Там были мальчики способнее его, более успешные в спорте, более привлекательные. В этом мире, основанном на соревновании, он мог внутренне страдать. Внешне он сохранял благоразумную, сардоническую невозмутимость, не зависящую от преходящих увлечений и моды, а также от тех интимных дружб, которые традиционно являются частью существования школьника. В самом деле, интимность как раз та черта, которая будет отсутствовать во всех его отношениях с людьми — в Итоне и после — пока он не женится на Эйлин О'Шонесси в 1936» (1). К этому отрывку дается следующий подстрочный комментарий: «Относительно "внутреннего, тайного ощущения собственной непривлекательности, беспокоившего Оруэлла в течение всей жизни", Малькольм Маггеридж, друживший с ним в поздние годы, заметил: "На самом деле он, вне всякого сомнения, не был уродлив и обладал большим шармом; женщины, возможно, даже чаще, чем мужчины, находили его привлекательным, но ничто не могло избавить его от уверенности в том, что он непропорционально сложен и лишен грации. Это чувство могло быть вызвано болезнью; туберкулез, от которого умер Оруэлл, несомненно, начал подтачивать его здоровье задолго до того, как он признался в своей болезни себе или другим. Также является фактом, что в школе вроде Итона с его атмосферой, глубоко проникнутой гомосексуальностью, мальчик, которого с этой точки зрения находят малопривлекательным, вполне может болезненно ощутить в себе недостаток внешнего очарования. Я как-то спросил об этом Сирила Конолли, бывшего в одно время с Оруэллом в подготовительной школе и в Итоне, и он признал, что мое предположение может быть верно. Оруэлла, сказал он, определенно не считали хорошеньким» (2).
Цитаты в оригинале

@темы: история гомосексуальности, public schools

01:11 

Я закончила предыдущую запись на том, что, по мнению Умберто Эко, Флеминг отражал в бондиане представления, свойственные большинству его читателей, и избегал крайностей. Кстати, Эко приводит любопытный пример: изображая в романе «Живи и дай умереть» (1954) афроамериканскую мафию и культ Вуду, «Флеминг многословно восхваляет новые африканские нации и их вклад в современную цивилиза­цию (даже негритянский гангстеризм — это как бы дока­зательство разносторонних успехов цветных народов)» (1). Неудивительно, что и отношение к гомосексуальности, выраженное в романах Флеминга, нельзя назвать ни положительным, ни очень отрицательным. читать дальше
     Недавно мне попалась на глаза фраза, удачно описывающая это двойственное отношение Флеминга и его читателей-британцев к гомосексуальности. Предыстория такая: один журналист, посмотрев "Скайфолл", написал в Твиттере: «Гей-злодей в фильме про Джеймса Бонда? Мир изменился с тех пор, как я начал читать Флеминга». На это ему ответили, что у него «плохой гейдар», и начали напоминать геев-злодеев из фильмов про Бонда (60-х и 70-х годов), а также то, что эти персонажи были взяты сценаристами из книг самого Флеминга (4). Один блоггер прокомментировал слова о «плохом гейдаре»: «Должно быть, так и есть! Как можно утверждать, что прочитал книги Иэна Флеминга и не обратил при этом внимания на свойственное Флемингу восхитительно английское сочетание очарованности и отвращения по отношению к геям?» (5).
     Эти слова я прочитала вчера, когда пыталась найти одну цитату из Флеминга (ее этот блоггер цитирует дальше), по-моему, очень метко сказано. Дальше тот же автор пишет, что из романов Флеминга «ясно, что геи занимают много места в сознании Флеминга (Бонда)» (6), и приводит в пример ту самую цитату из "Голдфингера", которую я искала (я раньше писала о русском переводе этого отрывка): Бонд размышляет о том, как много вокруг геев и лесбиянок, не вполне понимающих свои склонности, вступающих в неудачные отношения с лицами противоположного пола и вызывающих у него снисходительную жалость. Блоггер подчеркивает, что, по словам Флеминга, «они везде». На мой взгляд, из всего, что в бондиане было сказано о геях, этот фрагмент наиболее связан с реальностью, ведь, как мы видели, Флеминг, исходя из своего жизненного опыта, действительно имел основания написать, что геи «везде» — и в Итоне, и среди писателей, и среди шпионов. Но как только Флеминг удаляется от реального мира в сторону вымысла («его романы — это сказки, требующие, чтобы их воспринимали как правду» (7), по словам Умберто Эко), геи из обычных людей превращаются в загадочных злодеев. И все же Флеминг сдержан в этом отношении, «в книгах о Бонде нет ничего столь же ужасающе гомофобного, как на какой-нибудь случайной странице из триллера Микки Спиллейна» (8). читать дальше
Будет продолжение.
Примечания

@темы: secret agents, Англия, Эко, история гомосексуальности, кино

21:25 

Французский анекдот об англичанах:
«В одном из лондонских клубов двое мужчин, не говоря ни слова, просматривают "Таймс". После долгого молчания один наконец осмеливается начать разговор.
— Вы ведь офицер, я прав?
— Да, безусловно.
— Служили в Индии?
— Да.
— Ваш полк стоял в Калькутте?
— Да, верно.
— Гомосексуалист?
— Нет.
— А, так вы, должно быть, майор Маколан из Третьего уланского полка?»
(Jokes and targets, Indiana University Press, 2011, p. 174)

@темы: юмор, история гомосексуальности, викторианцы, Англия

20:41 

Только что посмотрела 17-ю серию 24-го сезона «Симпсонов», а там мельком показали, как бармен Мо, прочитав «Пятьдесят оттенков серого», сочиняет фанфик (по старому ситкому «Шоу Энди Гриффита»).




@темы: The Simpsons, кино

23:33 

В начале романа Алехо Карпентьера «Век Просвещения» говорится, что любимой картиной одного из героев, Эстебана, было «большое полотно из Неаполя – работы неизвестного художника, – где в нарушение всех пластических законов было изображено апокалипсическое видение катастрофы. читать дальше
В примечаниях к русскому переводу, который я читала в юности, об этой картине ничего не говорилось, поэтому мне казалось, будто ее придумал сам Карпентьер (2). Сейчас я прочитала, что он подразумевал картину Монсу Дезидерио «Аса, царь Иудеи, разрушает идолов» (3).

«Карпентьер, вероятно, заинтересовался работами Монсу Дезидерио после 1935 г., когда этот художник был заново открыт одним французским историком искусств и стал считаться предтечей сюрреализма наряду с другими "причудливыми" художниками, вроде Арчимбольдо. ... В 1940-е и 1950-е наблюдалось возрождение интереса к Монсу Дезидерио... Феликс Слейс, врач и знаток искусства, диагностировал у Дезидерио шизофрению» (4). Как установили в то время, под именем "Монсу Дезидерио" были известны три разных художника, живших в Неаполе в начале 17 века. Имена двоих известны — Франсуа де Номе и Дидье Барра, лотарингцы из Меца, почти ровесники. Картина, которую упоминает Карпентьер, считается произведением Франсуа де Номе.

Мученичество святого Иоанна Богослова.+3
Довольно много картин Монсу Дезидерио.
Примечания

@темы: художники, литература и жизнь

18:59 

27 февраля 1928 года Андре Жид записал в дневнике: «Вчера — "Носферату, вампир".
Довольно невыразительный немецкий фильм, но эта невыразительность такого рода, что заставляет задуматься и представить нечто получше. читать дальше Я бы хотел, чтобы и молодая женщина из "Носферату", пусть и сознающая с самого начала свое самопожертвование, вот так же потеряла голову, то есть поддалась чарам вампира, и чтобы ей он не казался ужасным. Более того, все выглядело бы еще более пугающим, если бы и вампир поддался чарам этой женщины и забыл о времени... Я легко могу представить, что все остальные видят его жутким чудовищем, а очаровательным он кажется лишь этой женщине — добровольной, завороженной жертве; но и он, в свою очередь завороженный, делается все менее и менее ужасающим, пока и на самом деле не становится восхитительным, каким раньше лишь казался. И именно это восхитительное существо и должен погубить крик петуха, так чтобы зритель увидел внезапное исчезновение и с облегчением, и в то же время с сожалением.
     Словом, полностью испорченный фильм» (Journals: 1928-1939 by André Gide/ English translation 1949 by Alfred A. Knoph, Inc., University of Illinois Press, 2000, pp.7-8).
*Гораций, Наука поэзии, 102. Пер. М.Гаспарова.

Вот, кстати, и aretania напомнила вчера о своей статье из ОМа про вампиров (2004 г.), причем подзаголовок статьи начинается со слов "отчего вампир так мил современному человеку".

@темы: французская литература, страшные истории, кино

16:05 

URL
14:52 

Флорентийская школа. Зарисовки цветов. Около 1650 г.

Отсюда.

@темы: цветы

02:09 

Многие отмечали, что Флеминг любил придумывать своим злодеям экзотическое происхождение и никогда не делал их англичанами. Я приводила слова Умберто Эко об этом (1), и то же прочла у авторов, мнение которых о Флеминге и гомосексуальности в Итоне я недавно цитировала, причем они перешли к этому как раз после фрагмента об Итоне, связав одно с другим словами «Флеминг был британцем с головы до пят» (2). Неудивительно, что увидев рядом упоминания о гомосексуальности, о злодеях и о настоящих британцах, я подумала о том, как все-таки Великобритания, которую Флеминг знал, в которой жил, отличалась от той, которую он описывал.
     В книгах Флеминга можно намекнуть на гомосексуальность мужчины (или даже написать об этом прямо, как о мистере Винте и мистере Кидде), только если это отрицательный персонаж, а в жизни Флеминг дружил с открытыми геями (У.Пломером и Н.Кауардом), считал, по словам авторов, упомянутых выше, что никто из учившихся в Итоне не избежал гомосексуального опыта, да и биографии двоих из трех основных прототипов М являются подтверждением слов Филлипа Найтли — «тайные миры слежки и гомосексуальности всегда хорошо сочетались». В романах о Бонде происходит много невероятного, но невозможно представить, чтобы там один из старших сотрудников МИ-6 в юности был физически близок с Робертом Россом, Альфредом Дугласом и самим Оскаром Уайльдом (а после этого, добавим для полноты картины, еще и с «женщиной, за которую заплатил Дуглас»(3)), как в реальности произошло с Клодом Дэнси (напоминаю, что это не предположение, а факт, недавно признанный и самой британской разведкой). Один из самых известных злодеев бондианы, Блофелд, равнодушен к женщинам (и, зная Флеминга, можно сказать, что он явно неспроста упоминает о "ласковых кукольных глазах" Блофелда и его "длинных черных шелковых ресницах, которые должны были бы принадлежать женщи­не"(5)). Когда в романе "Живешь лишь дважды" Блофелд выдает себя (под фамилией Шэттерхэнд) и свою помощницу Ирму Бундт за мужа и жену, Флеминг подчеркивает непривлекательность Ирмы, поскольку красотка рядом с Блофелдом однозначно показалась бы его любовницей. В мире Флеминга такие отношения с женщиной могли быть, разумеется, только у врага, а в реальном мире, как мы видели, в них постоянно вступал Максвелл Найт (причем его жены и подруги всегда были хороши собой).
     Флеминг вряд ли догадывался о секретах Найта и бурной молодости Дэнси, но хорошо знал других геев, знал, что они есть среди разведчиков (вспомним хотя бы случай с Пломером). А ведь было еще множество мужчин, которых никто геями не считал, потому что их гомосексуальный опыт относился лишь к юности, как у Ивлина Во и Сирила Коннолли, приятеля Флеминга (6). Я цитировала его воспоминания о первой любви в Итоне, где он находился до 19 лет ("это были непрерывные дневные грезы, придумывание сюрпризов, вручение подарков, мучительное ожидание, безумное нетерпение" (7)), а в дальнейшем он постоянно ухаживал за женщинами и был три раза женат.
      Но как бы много ни знал Флеминг о гомосексуальном опыте (или только склонностях) своих друзей, коллег и знакомых, такие подробности не проникали на страницы его романов или же приписывались иностранцам-злодеям, поскольку гомосексуальность (8) с точки зрения Флеминга относилась к тем «отрицательным ценностям», которые в его мире характеризуют злодеев (злодей у Флеминга, по словам Умберто Эко, олицетворяет принадлежность к неанглосаксонским странам, «а также Алчность, возведенную в степень пара­нойи, Планирование как технологию и философию, Рос­кошь как аксессуар деспотической власти, Излишества физические и психические, физическую и моральную Извращенность и радикальную Бесчестность...»)(9). При этом, по мнению того же Эко, Флеминг «характеризует своих персонажей так или иначе не в силу каких-либо идеологических предпочтений» — он «берет на вооружение манихейство ради создания эффек­тивных сюжетов», «при­бегает к общераспространенным и общепонятным клише» (например, «он перестал отождествлять зло с Россией, как только меж­дународная ситуация сделала Россию по общему мнению менее угрожающей») (10).
Окончание напишу потом.
Примечания

@темы: secret agents, Англия, Эко, история гомосексуальности, литература и жизнь

02:20 

Оказывается, фарфоровый бульдог из «Скайфолла» был выпущен фирмой Ройял Доултон (как и миска в «Мэри Поппинс»). Фарфоровая фигурка, появившаяся в 1941 году, теперь производится вновь, но уже с клеймом DD007 вместо прежнего DD (Doulton Dog).

@темы: кино, Англия, secret agents

16:05 

«В первый раз Ван Дейк недолго пробыл в Англии — всего лишь четыре месяца. Среди его работ, точно относящихся к этому короткому периоду, самая необычная — "Портрет сэра Джорджа Вильерса и леди Кэтрин Мэннерс в образах Адониса и Венеры"... Изображение портретируемых в полуобнаженном виде, пусть даже и в образах известных мифологических персонажей, — беспрецедентное явление и во фламандской, и в английской живописи того времени. Дерзость этого портрета, — за что мы несомненно должны благодарить склонного к экстравагантности заказчика, Джорджа Вильерса, — кажется, произвела сильное впечатление и на самого Ван Дейка» (Anthony Van Dyck by Natalia Gritsai, Victoria Charles, Parkstone International, 2011, pp. 41, 47).

Антонис Ван Дейк. 1620-1621. Адонис и Венера. Портрет герцога Бекингема и его жены.
Джорджу Вильерсу тут 28-29, за четыре года до этого он выглядел так, а Кэтрин Мэннерс тут 17-18 (дата рождения Кэтрин не известна, но считается, что замуж она вышла в 17 лет).

@темы: история повседневности, художники

04:24 

Миранда Картер в книге об Энтони Бланте пишет: «Когда Гай Берджесс в 1951 г. сбежал в Россию вместе с Дональдом Маклейном, все, что он взял с собой, — смокинг, пальто, принадлежавшее Джеки Хьюиту (в то время любовнику Энтони Бланта), что очень разозлило Хьюита, и собрание сочинений Джейн Остин!» (отсюда).

@темы: английская литература, secret agents

22:24 

Я недавно писала (тут и тут) о сэре Морисе Олдфилде, главе МИ-6 (с которым Ле Карре познакомил Алека Гиннеса, когда тот готовился сыграть роль Смайли). И я упоминала книгу Энтони Кавендиша, написанную в защиту Олдфилда после его смерти (сам Кавендиш объясняет в предисловии: «мое решение написать эту книгу основано не на желании заработать, я лишь хотел защитить от клеветы репутацию близкого друга, преданно служившего государству, поскольку само государство этого не сделало» (1)). Сперва я узнала о содержании этой книги Кавендиша из пересказа, а потом все-таки нашла ее саму. читать дальше

@темы: история гомосексуальности, secret agents

19:41 


Карл Густав Карус. Cон Фауста. Рисунок углем и мелом. 1852.
Подумала не только о Гете, но и о Гофмане. В основном из-за гравюры Добужинского "Гофмановский лесок", но еще вспомнились рисунки Ники Гольц и вот эта иллюстрация М.А. Гавричкова из сборника новелл Гофмана, вышедшего в Лениздате в 1990г. (она там на форзаце).

@темы: иллюстрации, ассоциации

22:08 

Иэна Флеминга в Итоне ценили за успехи в спорте, и когда Пол Гэллико в статье «упомянул о том, как Флеминг победил в беге сразу после порки, с окровавленными шортами, и назвал это причиной одновременно и очарованности Флеминга садизмом, и его "непримиримой ненависти" к Итону, Флеминг зачеркнул эти слова. Он написал: "Я испытывал загадочную привязанность к этому месту. Вот и весь садизм"» (1).
Противоречивое отношение Флеминга к Итону отразилось в том, что и Джеймс Бонд был в Итоне, однако, в отличие от своего создателя, проучился там лишь два семестра, а потом был изгнан оттуда в связи с «some alleged trouble with one of the boys’ maids» (2) ("якобы имевшими место неприятностями со служанкой" (3)). Но Бонд все же попал в список самых известных "вымышленных итонцев" в Википедии, наряду с Берти Вустером, Себастьяном Флайтом и капитаном Крюком (из "Питера Пэна").
1. The Importance of Being Eton by Nick Fraser, 2012.
2. You Only Live Twice by Ian Fleming, 1964, p.224.
3. В русском переводе написали «с гувернанткой одного из учащихся», но о "boys’ maids" пишут, что они убирают в комнатах учащихся, стирают и т.д. ("there are also 'boys maids', local women employed to clean their rooms and take care of dirty games kit" (отсюда). "All boys at Eton have a maid, who makes their beds, tidies their rooms and does their laundry" (отсюда).

 

@темы: Англия, secret agents, public schools

00:08 

Читаю в книге о Флеминге, изданной в 1966: «Пребывание Флеминга в частной школе было таким же, как и у многих других представителей его поколения и класса. Даже приобщение к гомосексуальности, о котором он изредка упоминал в поздние годы, считалось само собой разумеющимся» (1). И дальше в той же книге упоминается «его [Флеминга] пребывание в Итоне, ... его описание приобщения к гомосексуальности, которое так часто цитировалось» (2).
Авторы, к сожалению, уверены, что эти слова Флеминга всем известны, поэтому сами их не цитируют, а мне они, кажется, не попадались, когда я писала заметку о частных школах. Но о том, что написал Флеминг об Итоне, можно отчасти догадаться по возражениям авторов этой книги: "И приобщение к гомосексуальности, как утверждают знающие этот вопрос, не является неизбежным для новичка. Возможно, достаточно обычным, однако не неизбежным. Но, разумеется, важно, что сам Флеминг во все это верил...".
Цитаты в оригинале

@темы: история гомосексуальности, secret agents, public schools

15:59 

В статье о тайне, которую долго скрывал Ле Карре (тайна заключалась в том, что его отец работал на братьев Крэй*) обратила внимание на такую деталь: когда журналиста Грэма Лорда, который 20 лет назад пытался написать об этом (Ле Карре помешал), спросили в 2011 году, о чем все-таки ему запретил рассказывать Ле Карре, Лорд, заявив, что не решается рассказать, добавил: «Могу сказать лишь, что его явно очень привлекают женщины». Я поняла это так: он представил, о чем первым делом подумают окружающие, и поспешил развеять подобные предположения.
Кстати, когда писала о Максвелле Найте забыла упомянуть, что иллюстрации к одной из его книг ("Говорящие птицы") делал Ле Карре под своим настоящем именем (Дэвид Корнуэлл). Книга вышла в 1961 (среди книг, перечисленных в статье Википедии, посвященной Найту, ее нет, но там не все они названы).

* Гангстеры. Я о них писала в связи с лордом Будби и фильмом «The Long Firm» (тут).
И заодно еще две обложки (не знаю, кто оформлял эти книги).

@темы: secret agents, Англия, биографии

00:49 

Продолжение этой записи. В 1942 г. Джоан Миллер жила в доме Максвелла Найта в Кемберли. Однажды Найт дал объявление в местной газете: «Джентльмену требуется помощь специалиста по мотоциклам во вторую половину дня по выходным» (1). Дальше привожу отрывок из книги Джоан Миллер (при переводе я советовалась с amethyst deceiver): «Он действительно был без ума от мотоциклов, и в сарае в Кемберли у него их было три, включая купленный для меня; и тем не менее, я должна кое-что рассказать о его внезапной потребности проконсультироваться с механиком, не говоря уже о том, как он этим занимался. Все же было возможно, М попросту полагался на свою уверенность в том, что наиболее удовлетворительный результат часто можно получить при нешаблонном подходе.
Желающий получить место явился, как и было условлено, в субботу и проследовал за М в сарай, где они пробыли взаперти всю вторую половину дня. Я видела их мельком, когда они пересекали лужайку. Механик, найденный М, — думаю, водитель автобуса, — был стройный молодой человек, как-то нервно жестикулирующий. Для чего бы его ни наняли, он сделал это хорошо. М признался, что полностью удовлетворен компетентностью молодого человека. "Он творит чудеса, — сказал М. — Изумительный механик. Мотоциклы были осмотрены самым тщательным образом".
Эти двое оба любили разбирать механизмы на части — такое было впечатление; водитель автобуса вернулся на следующие выходные, потом на следующие. Это новое увлечение М заставило меня чувствовать себя не у дел. На третью субботу я поднялась с книгой в спальню и устроилась на диване у окна. Однако книге не удалось захватить мое внимание, и я просто сидела там, недоумевая, неужели есть еще хоть что-то, чего не сделали с этими мотоциклами, и жалея, что не осталась в Лондоне, где мне было чем заняться. Зевая и потягиваясь, я случайно бросила взгляд в окно, как раз когда М направлялся к дому, чтобы захватить там какую-то вещь. Через несколько минут он снова вышел, и я наблюдала, как он идет назад к сараю, где в открытых дверях стоял водитель автобуса. М не догадывался, что стал объектом наблюдения, впервые он не был настороже и его телодвижения приобрели характер, который ему, должно быть, казался совершенно естественным. Я узнала эту манеру, потому что он сам однажды обратил на нее мое внимание, когда мы на улице разминулись с парочкой проституток мужского пола.
Когда я сидела там, наблюдая, как этот общепризнанный противник гомосексуальности жеманно семенит через лужайку, мне многое стало ясно. Во-первых, я поняла, что приоткрывшаяся мне информация очень опасна, и лучше о ней молчать. Объяснилась неспособность М к обычному сексу. И его неистовое предубеждение против гомосексуалов: он придерживался такой позиции явно для того, чтобы сберечь репутацию на службе. Впрочем, думаю, что несмотря на эту необходимость, его позиция в каком-то смысле была искренней, ведь вполне возможно что-то осуждать и тем не менее оставаться к этому склонным. Я поняла, по крайней мере, в общих чертах, что он должен был совершенно отделить эту сторону своей жизни от работы, и в самом деле, не думаю, что на службе он даже подвергался подобному искушению. Его вкусы явно привели его к тому, что известно как “rough trade” (3) (выражение, которое не было тогда в ходу). Было ясно, что он тогда явился в кафе при кинотеатре вместо того, чтобы проводить вторую половину дня в Оксфорде с женой, потому что надеялся подцепить хоть кого-нибудь подходящего (4).
Конечно, я не так хладнокровно все это обдумывала; на самом деле, тем субботним днем 1942 года, когда я сидела, устремив взгляд в полукруглое окно, я была в высшей степени рассержена и несчастна. Я мысленно обвинила М во всевозможных низостях, чего он вовсе не заслуживал. Конечно, произошедшее отвечало его замыслу быть окруженным обожающими его женщинами, что никогда не составляло для него ни малейшего труда; конечно, его отношения со мной были продиктованы расчетом, по крайней мере, частично. Я должна была служить прикрытием для его тайных страстей — тут у меня не было сомнений. Но опять таки — это вряд ли делало его привязанность ко мне менее искренней: видит Бог, у меня было достаточно этому доказательств, только в тот момент их отчасти затмило совершенное мной открытие. Конечно же, мне было больно от того, как меня использовали» (5).

Максвелл Найт. Фотография Говарда Костнера. 1934 г. (National Portrait Gallery).
Примечания

@темы: женщины, джентльмены и простые парни, история гомосексуальности, secret agents

12:02 


@темы: музыка

URL
03:37 

Об Андре Жиде вспомнила из-за Клода Дэнси (вернее, из-за их общих знакомых — Оскара Уайльда и Альфреда Дугласа), но к Дэнси я еще вернусь, а сейчас продолжу о другом прототипе М — Максвелле Найте. Перед тем, как писать о его личной жизни, я хотела прочитать книгу воспоминаний разведчицы Джоан Миллер, которая одно время работала секретарем Найта и считалась его любовницей (они даже жили вместе, а потом она вышла замуж за другого), но неизвестно, когда я получу эту книгу, поэтому напишу пока о том, что узнала из других источников. Когда Джоан Миллер умерла (в 1984), ее дочь попыталась издать эти воспоминания, но МИ-5 помешало публикации и книга увидела свет лишь два года спустя в Ирландии.
     Не знаю, насколько правы те, кто считает мнение Джоан Миллер о Максвелле Найте единственной причиной, по которой МИ-5 не хотело, чтобы воспоминания разведчицы были обнародованы, но страницы, посвященные Найту, никак не могли понравиться работникам этого ведомства — Миллер писала, что ее начальник был тайно гомосексуален.
     Максвелла Найта давно уже не было в живых, но его репутация продолжала оставаться важной для тайных служб, ведь Найт не был изменником, как члены кембриджской пятерки, он в свое время успешно возглавлял отдел МИ-5, задачей которого было внедрять агентов в организации, представляющие потенциальную угрозу для государства (например, Джоан Миллер проникла в "антисемитское подполье британского фашизма" (2), а Ольга Грей — в Коммунистическую партию Великобритании), а по воспоминаниям Миллер получалось, что этот человек в частной жизни нарушал законы той страны, которой служил. Правда, часть пишущих о Найте считает, что вопрос, был ли он практикующим геем, остается открытым, в то время как остальные думают, что Миллер написала вполне достаточно, чтобы читатели могли уверенно сказать: да, был.
     Максвелл Найт «был дамский, а с другой стороны, и совершенно, пожалуй, не дамский кавалер» (2). В отличие от Мориса Олдфилда (3), холостяка, который, по словам его друга, не имел времени, чтобы жениться, Максвелл Найт был женат три раза — находил как-то время, несмотря на работу и многочисленные хобби. Однако, по словам биографа (4), ни с одной из жен Найт не был физически близок, а по словам Джоан Миллер, ни разу не занимался сексом и с ней, хотя для окружающих создавал видимость служебного романа. Сперва Джоан была влюблена в своего шефа и сочувствовала ему: первая жена Найта, Глэдис покончила с собой в 1935, вторая, Лоис, в 1940 уехала из Лондона, став секретарем начальника полиции Оксфорда, а позднее расторгла брак. Как много лет спустя выяснит Мастерс (4), работа в Оксфорде для Лоис была предлогом покинуть мужа. Она устала от того, что их брак был браком лишь формально: Максвелл Найт не проявлял к ней не только никакого сексуального интереса, к тому же Лоис чувствовала, что значит для мужа гораздо меньше, чем его домашние питомцы — попугай, галаго и т.д.
     Джоан не могла ничего этого знать, и с ней повторилось то же, что было с Лоис и, предположительно, с Глэдис, с той разницей, что она не состояла в браке с Найтом (он был еще не разведен), — хотя они жили вместе, сексуальных отношений между ними не было. Тем не менее, Джоан чувствовала, что по-своему он к ней привязан, хотя порой не мог удержаться от довольно странных поступков — например, однажды подарил ей лангура, ненавидящего женщин. Сперва Джоан и в голову не приходило, что Найт может быть гомосексуален, поскольку он всегда демонстративно выражал неприязнь к геям, хотя они были и среди его лучших агентов (в частности, окружающие знали о гомосексуальности Харалда Куртца (1913-1972) и Тома Драйберга (5), о котором я писала тут), но она, благодаря своей работе, знала обо многих скрытых сторонах жизни и начала подозревать по меньшей мере латентную гомосексуальность, а наблюдения всё копились в ее сознании, пока однажды она не испытала что-то вроде внезапного озарения — словно нашелся недостающий фрагмент головоломки и наконец стало понятно, что ее шеф не подавляет свои склонности, а ведет двойную жизнь.
О том, как это произошло, напишу в следующий раз.

1. "the anti-semitic underworld of British Fascism" (S Twigge, E Hampshire, G Macklin British Intelligence, The National Archives, Kew, 2008, p 33, процитировано тут).
2. Вспомнила эту фразу, когда читала о Максвелле Найте. Так А.Ф. Писемский описал одного своего героя, гомосексуала, прототипом которого, как я думаю, был Ф.Ф.Вигель: читать дальше
3. Возглавлял МИ-6. Я о нем писала: «Олдфилд ушел в отставку в 1978, умер в 1981, а в 1987 Маргарет Тэтчер заявила в парламенте, что в марте 1980 Олдфилд признался в совершении гомосексуальных действий "время от времени", но расследование показало, что "хотя его поведение представляло потенциальную угрозу для безопасности", нет оснований полагать, что оно отрицательно сказалось на его работе. Любопытное замечание, связанное с Олдфилдом и с темой статьи Найтли, попалось мне в книге "Policing Politics: Security Intelligence and the Liberal Democratic State" Питера Гилла: "Энтони Кавендиш в книге, написанной, чтобы защитить его старого друга Мориса Олдфилда против необоснованных обвинений, выведенных из его гомосексуальности, заявляет, что в МИ-6 было множество ... практикующих геев"» (отсюда). Энтони Кавендиш и есть тот друг, о котором я упомянула в этой записи. Он пишет: "Maurice worried constantly that he was unmarried. He said it made him a natural target for black propaganda. He said once — half seriously — that life would be so much easier and more pleasant if I could find a wife for him, because work meant that he just did not have the time to devote to that sort of pursuit" (Inside intelligence by Anthony Cavendish - 1990, p 159). Там же он признает, что Олдфилд имел гомосексуальные связи в университете, но пишет, что не верит, будто подобное случалось во время работы Олдфилда в МИ-6 (хотя сам Олдфилд признал именно это).
4. The Man Who Was M.: Life of Charles Henry Maxwell Knight by Anthony Masters.
5. В Википедии на русском статья о Драйберге называется "Том Дриберг", но я слышала, как эта фамилия произносится. Например, тут, в 3:12.

@темы: история гомосексуальности, secret agents

Дневник tes3m

главная