Записи с темой: гомосексуальность (список заголовков)
18:38 

He was an Etonian to the Last.

       Недавно я писала об актере Эрнсте Тесиджере. Когда я искала его изображения, мне попадались и фотографии знаменитого путешественника Уилфреда Тесиджера (1910 –2003). Мне показалось, что внешне актер и путешественник похожи (хотя Уилфред в старости, на мой взгляд, некрасивее Эрнста в старости), посмотрела статью в Википедии (на англ.), оказалось, что путешественник — двоюродный брат актера. Учился в Итоне, потом в Оксфорде, в колледже Магдалины. Специализировался по истории, как Т.Э.Лоуренс. О личной жизни ничего не написано. Мне почти и не хотелось ничего узнавать о его личной жизни: окажется, что у него гомоэротические склонности, не удержусь, напишу (интересно мысленно сравнить и с Тесиджером-актером, и с Лоуренсом), а у меня есть и другие дела. Нигде не написано, что был женат, но ведь мог остаться холостяком по разным причинам. А Тесиджер-актер был женат — и что с того? Все же посмотрела первые попавшиеся статьи о нем — о личной жизни опять-таки ничего нет. читать дальше
Примечания и ссылки на источники.
Фотографии (15)

@темы: восток, Лоуренс Аравийский, Ивлин Во, Англия, public schools, гомосексуальность

14:29 

Bright Young Things


Ивлин Во. 1955. Фотограф Сесил Битон. (отсюда.)
       Прочитала у Алисия-Х интервью — Стивен Фрай говорит о фильме «Bright Young Things», задумалась о связи между персонажами романа Ивлина Во и их прототипами — теми, кого в прессе 20-х годов прозвали Bright Young Things (или Bright Young People). В статье Википедии посмотрела на перечень имен тех, кого относили к этой группе, и заметила любопытную вещь. Для наглядности перенесла в этот пост имена всех мужчин (там еще названо семь женщин), выделила красным цветом тех, о ком читала как о гетеросексуалах, коричневым — тех, о ком я не нашла информации.
* Cecil Beaton
* Patrick Balfour
* John Betjeman
* Robert Byron
* Brian Howard
* Edward Gathorne-Hardy upd Оказался геем.
*Bryan Guinness
*Gavin Henderson Тоже оказался queer, как пишет D J Taylor в "Bright Young People: The Rise and Fall of a Generation 1918-1940" [добавлено 17.05.2015].
* Beverley Nichols
* Stephen Tennant
* Evelyn Waugh
* Henry Yorke
       О тех, кого никак не выделила: поэт Джон Бетжемен — бисексуал; Стивен Теннант, Беверли Николс, Брайан Хоуард — геи (и я о них раньше писала); Сесила Битона я бы тоже назвала геем, но некоторые называют его бисексуалом, пусть так и считается; о Роберте Байроне я не писала, но знаю, что он гей; о Патрике Бэлфуре не знала ничего, но сейчас прочла в Википедии (там и об остальных можно посмотреть), что, несмотря на брак (впрочем, недолгий), он тоже был гомосексуален. Что касается Ивлина Во, то в Оксфорде у него было несколько увлечений мужчинами (в том числе два серьезных), а в дальнейшем он придерживался гетеросексуальности, но это был сознательный выбор, а не исчезновение гомоэротического интереса. В старости он сказал в интервью: «Я всегда ходил по краю гомосексуальности. Это всегда влияло на меня» (отсюда). В Википедии его не называют бисексуалом, зато упоминают о гомосексуальном опыте в юности ("several homosexual relationships, the most lasting of which were with Richard Pares and Alastair Graham"). (Меня не интересует его личная жизнь сама по себе — я рассматриваю его в данном случае как представителя того поколения.)
       Для "чистоты эксперимента" (чтобы мой выбор не повлиял на результат) я взяла тот список "Bright Young Things", который приводится в Википедии, однако мне кажется несправедливым, что в нем отсутствует художник Рекс Уистлер, тоже то ли гей, то ли бисексуал (вообще это разделение слишком часто условно), и был постоянным участником развлечений этой группы друзей (о нем я тоже писала). Он присутствует на большинстве групповых фотографий: вот, например. Или вот
       Но даже и без Рекса Уистлера картина вышла любопытная и неожиданная, поскольку ни в романе Ивлина Во, ни в других художественных произведениях, изображающих эту группу молодых людей, нет такого количества мужчин с гомосексуальными склонностями, как в этом перечне лиц, которые существовали на самом деле.

@темы: литература и жизнь, биографии, Стивен Теннант, Ивлин Во, Англия, гомосексуальность

02:23 

"What a World-astounding Collaboration..."

О фильме "Боги и монстры" тут немного, больше о Джеймсе Уэйле и актере Эрнсте Тесиджере (в 1911 его рисовал Сарджент, в 1924 им восхищался Лоуренс Аравийский, а в 1936 он сыграл безумного ученого в "Невесте Франкенштейне").
       Недавно, по совету amethyst deceiver, я посмотрела фильм "Боги и монстры" (1998), в котором Иэн Маккеллен играет голливудского режиссера Джеймса Уэйла (1889 – 1957), гея (что важно по сюжету), а Брендон Фрейзер — его молодого садовника (вымышленный персонаж). Я долго не смотрела, потому что стараюсь сперва познакомиться с документальной биографией того, кто меня заинтересовал, а потом уже смотреть о нем фильмы. А этот фильм еще ведь и снят по роману, то есть заведомо не всегда следует фактам биографии Уэйла (как, к примеру, и "Лоуренс Аравийский" — не источник точных сведений о реальном Т.Э.Лоуренсе), и относиться к нему лучше как к самостоятельному художественному произведению.

Джеймс Уэйл (Иэн Маккеллен) и его садовник (Брендон Фрейзер) на приеме у Джорджа Кьюкора. "Боги и монстры" (1998)

       Поскольку Джеймс Уэйл англичанин, фильм не давал мне отвлечься от привычных тем: например, один эпизод, напомнил о том, что я писала тут (да и во многих записях у меня было о романах между мужчинами, возникших на Первой мировой): Уэйл расспрашивает садовника, попадались ли ему геи среди тех, с кем он вместе работал или воевал (он думает, что садовник воевал в Корее, а тот, хоть и морской пехотинец в прошлом, но на войне не был). Парень отвечает, что таких людей вообще мало, а на войне и вовсе нет, на что Уэйл отвечает, что в окопах, возможно, нет атеистов, но попадаются любовники.
       Бун (садовник): Вы говорите о том, чего не знаете.
       Уэйл: Вовсе нет. Я сам был в окопах.
       Бун: Вы были солдатом?
       Уэйл: Я был офицером...
       Джеймс Уэйл и в самом деле был офицером на Первой мировой. Был призван в 1915, в 1917 попал в плен (и в немецком лагере для военнопленных увлекся театром). Однако он не был джентльменом по рождению. Существует мнение, что Уэйл считал себя изгоем из-за своей ориентации, что отразилось в том, как он изображал изгоев в своих фильмах (например, человека-невидимку или чудовище Франкенштейна), но его биограф Кертис писал, что Уэйл всю жизнь ощущал себя изгоем по другой причине — из-за своего происхождения: он был сыном рабочего. О своем "низком происхождении" Уэйл обычно молчал (и в Голливуде считался английским аристократом), а вот сексуальную ориентацию не скрывал, насколько это было возможно в то время: в газетах, разумеется о таком не писали, но обо всем знали друзья и знакомые.
       Из фильма я не поняла, почему Уэйла оставил Дэвид Льюис, партнер, с которым они вместе прожили 23 года. Оказалось, Льюис ушел потому, что Уэйл, когда ему было 62 года, поселил у себя 25-летнего Пьера Фогеля, с которым познакомился в Париже (Фогель был барменом, а Кертис Хэррингтон, друг Уэйла, называет его хастлером), — тот сперва был его шофером, потом управляющим его бензоколонки. Фогель и оставался с Уэйлом до его самоубийства: Уэйл в 67 лет утопился после того, как его здоровье сильно ухудшилось и он побывал в больнице (там он, кстати, нанял медбрата для ухода за собой дома, но ревнивый Фогель заменил того на медсестру). Самоубийство в фильме изображено, хотя вместо любовника в фильме есть только добродетельный садовник. В предсмертной записке Уэйл написал (может, тут и незачем было приводить эту записку, но она меня тронула и я ее перевела):
       «Всем, кого я люблю.
       Не горюйте обо мне.
       Мои нервы никуда не годятся, весь последний год я страдал день и ночь — если ночью не спал, приняв снотворное, а днем не был под действием таблеток.
       У меня была замечательная жизнь, но она окончена, мои нервы стали хуже и я боюсь, как бы меня не забрали. ["I have had a wonderful life but it is over and my nerves get worse and I am afraid they will have to take me away." Как я поняла, он боялся сойти с ума и оказаться в сумасшедшем доме.]
       Поэтому простите меня, все, кого я люблю, и, возможно, Бог меня тоже простит, но я не могу вынести эти страдания. Так будет лучше для всех.
       В будущем только старость, болезни и мучения. Прощайте и спасибо вам за всю вашу любовь. Я должен найти покой и это единственный способ.
       Джимми.»(1)
       Одни пишут, что карьера Уэйла пошла на спад из-за того, что он был открытым геем, другие с этим спорят. В одном из эпизодов фильма "Боги и монстры" появляется Джордж Кьюкор, так вот он, к примеру, пользовался неизменным успехом, хотя его ориентация тоже не была секретом в Голливуде. Впрочем, он был в этом отношении не так откровенен, как Уэйл. Актер Эрнст Тесиджер (1879 - 1961), сыгравший в самом знаменитом фильме Уэйла, "Невеста Франкенштейна" (1936) безумного ученого, доктора Септимуса Преториуса, кажется, почти совсем не скрывал своих склонностей.


       "Невесту Франкенштейна" я смотрела несколько раз, впервые, кажется, лет десять назад. Тогда мне больше всего понравилась незабываемая невеста чудовища — Эльза Ланчестер. Сейчас (я вчера пересмотрела) очень понравился и Преториус. Но я к этому времени уже успела довольно много прочитать о Тесиджере, причем не потому, что перешла к его биографии от биографии Уэйла, нет — я вспомнила, что о нем когда-то писал Т.Э.Лоуренс в письме к Шарлотте Шоу.
       Эрнст Тесиджер кажется совершенно непохожим на Джеймса Уэйла, но есть между ними и много общего — словно им место в каких-то "Сравнительных жизнеописаниях". Уэйл был из низов английского общества, а Тесиджер — внук барона Челсмфорда, однако оба в детстве и юности учились рисовать, а потом оба увлеклись театром (но рисовать продолжали). Оба воевали на Первой мировой. Только Уэйла немного раздражали упоминания о том, что Тесиджер тоже был на войне. "Да, он и правда был в окопах: занимался вязанием" (2) — сказал как-то Уэйл: Эрнст Тесиджер любил шить, а еще больше вышивать (сам себя он однажды назвал "The Stitchin' Bitch" [stitch — шить, вышивать], написал книгу об искусстве вышивания, занимался любимым делом прямо на съемочной площадке "Невесты Франкенштейна (впрочем, Уэйл сам пригласил его на роль доктора Преториуса, никто не навязывал ему эту кандидатуру), а еще о нем говорили, что он вышивал и на войне. Тесиджер пошел на фронт добровольцем в 1914, когда ему было 35, по слухам, надеясь попасть в шотландский полк и носить килт, но был ранен и отправлен домой. Опять же по слухам, когда на каком-то обеде его спросили, какие впечатления у него остались от фронта, он будто бы ответил: "Ах, мой милый, весь этот шум! Все эти люди!" Но это было лишь позой: судя по мемуарам Тесиджера, на фронте ему пришлось пережить страшные моменты. читать дальше
+14
Источники и некоторые цитаты в оригинале.

@темы: гомосексуальность, Лоуренс Аравийский, кино, страшные истории, театр

23:20 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
07:20 

"Дело Хайджби"

... да и как им не поверить в правдивость авантюрных романов после того, как им становится известно, что посол – приятель каторжанина, а что принц, отличающийся той непринужденностью в обхождении, какую вырабатывает аристократическое воспитание и которой не может быть у запуганных мелких буржуа, выйдя из салона герцогини, отправляется на свидание с апашем
Марсель Пруст

В книге "Боковые линии войны" сэр Питер Теннант (1), пресс-атташе в британской дипломатической миссии в Стокгольме во время Второй мировой войны, рассказывает, как отчаянно британская разведка МИ-6 в то время стремилась быть в курсе происходящего в Швеции. Швеция находилась в состоянии напряженного нейтралитета между Германией и ее противниками, англичане боялись, что она еще больше сблизится с Германией. И вот, чтобы больше знать о планах шведского правительства, «британская разведка подыскала гомосексуальных и играющих в теннис агентов — для того, чтобы они выведывали информацию от гомосексуальных и играющих в теннис немецких агентов, которые обычно играли с гомосексуальным шведским королем (2)».

Сначала я хотела рассказать лишь эту короткую историю о шпионах, но потом решила объяснить, что почему в ней так отзываются о шведском короле. читать дальше
Ссылки на источники

@темы: гомосексуальность, история, уголовная хроника

21:36 

Два брата. Скандал на Кливленд-стрит (ч.3)

Продолжение постов 1 и 2, но можно читать и отдельно: я решила рассказать о брате лорда Артура Сомерсета, бежавшего из Англии после того, как его опознали как посетителя дома на Кливленд-стрит. Брат Артура, Генри, писал стихи и однажды удостоился рецензии Оскара Уайльда. Но начну я не с его стихов.

My Lord Gomorrah sat in his chair
Sipping his costly wine;
He was in France, that`s called the fair,
In a city some call 'Boo-line.' (1)

Так начиналось сатирическое стихотворение, опубликованное в радикальной газете «Норс Лондон Пресс» во время процесса по делу Кливленд-Стрит. "Милорд Гоморра сидел в кресле, потягивая дорогое вино. Он был во Франции, что зовется прекрасной, в городе, который кое-кто называет "Бу-лайн". Последнее слово, кажется, одновременно и пародирует то, как англичане, плохо говорящие по-французски, произносят название города Булонь, и является говорящим: «boo» — «выражать неодобрение», «прогонять»; «line» — здесь, видимо, «пограничная линия». Ставший изгоем лорд Артур Сомерсет поступил так же, как Бекки Шарп, которая "для начала... упорхнула не очень далеко" и "опустилась на французском побережье в Булони, этом убежище многих невинных изгнанников из Англии" (Теккерей, как всегда, насмешлив).

Дальше в стихотворении говорится о том, что лорд Артур улыбается, представляя, как бедняки-телеграфисты томятся в тюрьме, "в то время, как он и его дружки получили тайный знак от "высокого покровителя" и моментально скрылись от закона, правосудия и "всего этого вздора":

While he and his "pals" the "office" got
From a "friend at Court"and were off like a shot,
Out of reach of Law, Justice, and "that — rot,"
And my Lord Gomorrah smiled. (1)

На самом деле лорду Артуру Сомерсету было не очень весело. До кливленд-стритского скандала он считался настоящим мужчиной, поскольку был бравым военным, "у него были мужественные манеры, он вызывал большой интерес у женщин" (2). Он пользовался таким уважением окружающих, что в этом отношении его старший брат Генри мог ему только завидовать — по крайней мере, в течении предшествующих десяти лет. Именно за десять лет до описываемых событий, в 1879, с Генри Сомерсетом тоже произошла неприятная история. Ему было тогда 30 лет, он к тому времени уже 8 лет занимал место в парламенте и 5 лет являлся гофмейстером двора Его королевского величества. При этом он считался счастливым семьянином: с 23 лет он был женат и его сыну в 1879 исполнилось пять лет. И вот неожиданно всё рухнуло: теща Генри, леди Сомерс (бывшая светская красавица) выяснила, что у него есть семнадцатилетний любовник, простой парень по имени Гарри Смит. (3)
читать дальше

@темы: уголовная хроника, викторианцы, английская литература, гомосексуальность, Oscar Wilde

03:04 

От Уинстона Черчилля — Гаю Берджессу, чтобы укрепить его достойные восхищения чувства

После того, как amethyst deceiver показала мне, что есть спектакль про Черчилля и Гая Берджесса, в котором Берджесса играл Камбербэтч (я писала тут), я захотела поместить у себя фотографии молодого Берджесса. Но отвлеклась. И тут Amethyst deceiver показала мне заметку о том, как в мае этого года на аукционе продавали за 18 000 фунтов книгу, подаренную сэром Уинстоном Черчиллем "шпиону и предателю Гаю Берджессу", с надписью "От Уинстона Черчилля — Гаю Берджессу, чтобы укрепить его достойные восхищения чувства. Октябрь 1938" ("To Guy Burgess, from Winston S. Churchill, To confirm his admirable sentiments, October 1938.")
Эта книга была подарена как раз на изображенной в спектакле встрече. 27-летний Гай Берджесс (1910-1963), работавший тогда на Би-би-си, убедил свое начальство пригласить Черчилля выступить по вопросу Средиземноморья. Тот сперва отказался, а затем пригласил Берджесса обсудить это выступление. Оказалось, что Черчилль в это время был озабочен тем, что Чемберлен в Мюнхене уступил Гитлеру в вопросе о Чехословакии. Неожиданно, к удивлению Берджесса, Черчилль поинтересовался его взглядами на этот вопрос. Тот смущенно предложил Черчиллю использовать свое красноречие и взволновать страну протестующими речами. Берджесс и Черчилль проговорили несколько часов, а затем Черчилль подписал и подарил гостю экземпляр одной из своих книг.
Вскоре после этого Берджесс стал работать в британской разведке (на советскую он уже работал). В 1951 году он сбежал в Советский Союз. Каким же был этот человек с его admirable sentiments?

Гая Берджесса описывают как "человека, подчеркнуто гомосексуального, поразительно красивого и очаровательного, непредсказуемого, неаккуратного, с тяжелым алкоголизмом", склонного к промискуитету, предпочитающего избегать серьезных отношений и одерживать все новые сексуальные победы. "Он не обладал ни одним из тех качеств, которых обычно ждут от секретного агента. Но у него было много влиятельных друзей и поклонников, что помогало ему узнавать тайны, полезные для Советов." (Отсюда.)

«Уже в 1950-е, когда он служил в министерстве иностранных дел Великобритании, Бёрджесс был направлен на работу в Вашингтон. Говорят, перед поездкой начальник наставлял его: в Америке избегай трех вещей: "расистских штучек", контактов с радикальными элементами и гомосексуальных приключений.

"О, вы полагаете, мне не стоит флиртовать с Полом Робсоном?" - ответил Бёрджесс.» (Отсюда.)
Вот тут я нашла следующие характеристики Берджесса и еще одного шпиона из "кембриджской пятерки", известного искусствоведа, сэра Энтони Бланта (1907 — 1983):«Арнольд Дейч оставил в НКВД замечательные психологические портреты кембриджцев, когда его отозвали в Москву. ...
читать дальше





читать дальше

@темы: гомосексуальность, Черчилль, secret agents, история

01:16 

Скандал на Кливленд-стрит (ч.2)

Арестованный Гарри Ньюлав признал, что занимался сексом с посетителями дома на Кливленд-стрит, а затем добавил: "Думаю, неправильно будет, чтобы я влип в неприятности, а всяким важным особам позволено было гулять на свободе". Он назвал некоторых клиентов — аристократов, военных и просто состоятельных и уважаемых в обществе людей. Полиции стало ясно, что это дело окажется еще неприятнее, чем оно выглядело вначале. Особенно смутили два имени. Дом Хэммонда, если верить Ньюлаву, посещали граф Юстон, наследник герцога Графтона, и лорд Артур Сомерсет, сын герцога Бофора.

Лорду Артуру Сомерсету в 1889 году исполнилось 38 лет. Он был майором в королевской конной гвардии и шталмейстером принца Уэльского. Окружающие считали Артура Сомерсета типичным английским офицером и джентльменом. В ноябре 1887 о нем написали в «Vanity fair»: "он лучший из сыновей, истинный Сомерсет, джентльмен, хороший спортсмен, человек с хорошим характером и здравым смыслом. К нему благосклонен прекрасный пол..." Еще в заметке писали о любви Артура Сомерсета к охоте и восхищались его знанием лошадей. Там же был помещен и дружеский шарж.
Полиция посетила Соммерсета, он сказал, что ничего не знает. Полиция не стала его задерживать.

Когда инспектор Абберлайн явился на Кливленд-стрит, в комнатах Века он обнаружил юношу, спавшего в его постели. Тот сказал, что его зовут Джордж Барбер, он личный секретарь Века, а его хозяин сейчас находится в Портсмуте, но скоро вернется в Лондон на поезде. Полиция встретила Века на вокзале Ватерлоо. При нем были обнаружены письма от некоего Алджернона Аллиса, просившего денег и упоминавшего о каком-то "мистере Брауне". Абберлайн послал констебля Хэнкса допросить Аллиса, который оказался девятнадцатилетним юношей (родился в 1870), сыном кучера из Саффолка. Аллис рассказал, что раньше работал официантом в клубе Мальборо, но затем украл в клубе деньги, был обвинен в краже, после чего попросил о помощи одного из членов клуба, лорда Сомерсета, который был с ним и до того в очень хороших отношениях. Лорд Сомерсет поручился за него и пообещал сам присмотреть за его нравственностью и хорошим поведением. Аллис признал, что вступал с ним в сексуальную близость, что Сомерсет дал ему денег и познакомил с Хэммондом. В доме на Кливленд-стрит лорда Артура называли "мистером Брауном". Полиция второй раз допросила Сомерсета. Арестовывать его опять не стали, после допроса он взял отпуск в полку и уехал в Германию. В дальнейшем его поверенный Артур Ньютон защищал арестованных по этому делу (платил ему отец его клиента, герцог Бофор).

11 сентября начался судебный процесс. Подсудимыми были Век и семь юношей — Ньюлав, Суинскоу, Тинкбрум, Райт, Батлер, Аллис и Перкинс (еще один телеграфист). Тем временем лорд-канцлер, лорд Хэлсбери, пресекал попытки арестовать Сомерсета, который в конце сентября вернулся было в Англию, потом уехал во Францию, потом снова вернулся и снова уехал, по слухам, получив предупреждение о готовящемся аресте от премьер-министра, лорда Солсбери. Полиция и правительство находились в очень неприятном положении. Помощник главного прокурора, Хэмилтон Каффе писал: "Мне сказали, будто Артур Ньютон похвалялся, что, если мы продолжим, в дело будет впутана очень высокая персона (п.А.В. [т.е. принц Альберт Виктор, старший сын принца Уэльского]). Я не хочу сказать, что хоть в какой-то степени этому верю, но в таких случаях, как этот, никто не знает, что может оказаться словами, выдумками, а что — правдой".

Слухи о том, что в этом деле замешаны лорд Сомерсет и граф Юстон, распространились. Пресса писала о неравенстве перед законом, о том, что джентльмены избегают суда при попустительстве полиции и правительства. У.Т. Стид, издатель «Пэлл-Мэлл газетт», спрашивал в статье, почему "двум благородных лордам и другим заметным в обществе лицам, замешанным, по обвинению свидетелей, в деле, за которое задержали этого Века, позволено разгуливать на свободе? Слишком много случаев такого рода было в прошлом". Генри Лабушер, издатель газеты "Правда" (Truth), которая специализировалась на разоблачениях и скандалах, а также представитель радикального крыла либеральной партии в парламенте, обвинял министерство внутренних дел в том, что оно помогает высокородным преступникам спастись от правосудия.

читать дальше

Окончание истории будет в следующий раз. Источники перечислены в 1 части.

@темы: уголовная хроника, викторианцы, гомосексуальность

21:53 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:37 

Количество арестованных и осужденных за "содомию", "намерение совершить содомию" и "грубые непристойности между мужчинами" в Лондоне 1880-1915. Из книги "London and the culture of homosexuality, 1885-1914" (Matt Cook, 2003)
Таблица

@темы: Англия, гомосексуальность, история

04:11 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:42 

Запишу здесь на всякий случай, а то уже один раз теряла эту цитату.
В Online Etymology Dictionary пишут, что сокращение 'bi' от слова 'bisexual' впервые зафиксировано в 1956 году (а слово bisexual стало употребляться в привычном нам смысле (а не в смысле "двуполый") с 1914), но я нашла его в письме 1931 года (предположительно).
Письмо цитируется в комментариях к переписке поэтессы Хильды Дулиттл (Х.Д.): ее друг, шотландский писатель Роберт Херринг (1903 – 1975) писал, что он 'normally queer' (I mean it`s normal to me to be queer), но 'I should like to be 'bi'. Он объясняет, что быть "чем-то одним, так или иначе, значит что-то упускать"(19 января 1931?)
Analyzing Freud:letters of H.D., Bryher, and their circle, 2002, р.111

@темы: язык, слова, бисексуальность, гомосексуальность

21:57 

"Трагедия в Штеглице"

Когда писала этот пост, заинтересовалась историей, произошедшей в Германии в 1927 году (так называемая «Школьная трагедия в Штеглице»). Флоранс Тамань написала об этом случае немного — коснулась его лишь в той мере, в какой он имеет отношение к истории гомосексуальности. Тамань даже не упомянула о девушке, участнице этих событий.

Хильда Шеллер — свидетельница на суде. Фотограф Э.Саломон. Отсюда.

Утром 28 июня 1927 полиция была вызвана в квартиру семьи Шеллер в Штеглице (район Берлина). В спальне полиция обнаружила два мертвых тела: гимназиста старшего класса Гюнтера Шеллера, 19 лет, и ученика повара Ганса Штефана, 18 лет. В квартире находились еще Хильда Шеллер, 16, сестра покойного Гюнтера, и Пауль Кранц, его товарищ по гимназии. Родители Гюнтера и Хильды отсутствовали — они уехали на несколько дней в Швецию по торговым делам. Хильда и Пауль были задержаны полицией. При этом Хильда, как рассказал на суде заместитель начальника полиции Бернхард Вайсс, не выглядела потрясенной и даже улыбалась. В то время как полиция еще пыталась реконструировать события, в газетах уже писали о „трагедии 19-летних“, в которую вылилась вечеринка с алкоголем и наркотиками, устроенная братом и сестрой Шеллер в отсутствие родителей.

читать дальше

@темы: история повседневности, гомосексуальность, бисексуальность, уголовная хроника

18:29 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:31 

О гомосексуальности в английских частных школах начала 20 века. ч.2

Ч.1 тут.

1


То, что описание К.С.Льюиса так непохоже на описание Грейвза, я себе объясняла отчасти разницей между обычаями в частных школах, отчасти тем, что Льюис в Мальверне
оставался в стороне от романтической дружбы и, тем более, от эротических опытов, а при взгляде со стороны многое выглядит иначе. Дело в том, что из других мемуаров и теоретических исследований у меня сложилось впечатление, что для английских частных школ романтические увлечения были более типичны, чем сексуальная распущенность, а Льюис пишет так, будто все было как раз наоборот. Правда, исследователи отмечают, что в разное время даже в одной и той же школе кодекс поведения учащихся мог меняться от "гедонизма" к "пуританизму", и я могла бы решить, что Льюис, который провел в школе всего год, как раз застал период "гедонизма", однако, посмотрев, что пишут биографы Льюиса (обзор их мнений есть в книге "C.S. Lewis: life, works, and legacy") о воспоминаниях "Настигнут радостью", я обнаружила, что они считают сделанное им описание школьной жизни далеким от реальности.

К.С.Льюис поступил в Мальверн в 15 лет, но не смог там прижиться. Его старшему брату, Уоррену, эта же школа очень нравилась. Он считал, что его младшему брату школа не пришлась по душе не потому, что была плоха, а потому, что сам он был уже слишком взрослым, слишком серьезным, и не мог себя чувствовать своим среди обычных мальчишек, любящих игры, а не размышления. Биографы добавляют, что Льюис был обижен, обнаружив, что друзья его брата не хотят дружить и с ним (он ощутил это как предательство). Биограф Джордж Сэйер (друг К.С.Льюиса и Толкина) также пишет, что важным источником страданий К.С.Льюиса в школе была "озабоченность сексом" (preoccupation with sex). Уоррен спорил с братом из-за описания школы и тот признал, что судил предвзято (что his perspective has been distorted). Это же подтвердил и одноклассник К.С.Льюиса, Дональд Хардман. (1)

Надеюсь, из дальнейшего текста будет понятно, что именно в описании Льюиса показалось мне правдоподобным, а в чем я увидела односторонность. Я писала, стараясь объективно представить разные стороны однополых отношений между учащимися частных школ, и темные, и светлые, потому что у меня нет цели ни оправдывать, ни обвинять, просто хочется рассказать, какая картина складывается из английских исследований этого вопроса и из воспоминаний очевидцев.

Итак, большинство английских мальчиков из семей среднего и высшего класса в течение шести лет в период полового созревания (обычно до 18 лет, а порой и до 19) находилось в закрытых частных школах — почти постоянно в окружении других мальчиков.
В своей "Истории гомосексуальности в Европе: Берлин, Лондон, Париж, 1919-1938" Флоранс Тамань (поскольку она оказалась француженкой, думаю, ее следует называть именно так) пишет, что в Англии гомосексуальность в частных школах-интернатах имела черты, которых мы не находим в соответствующих учебных заведениях других стран Европы: во-первых, частные школы-интернаты в Англии были главной формой обучения для мальчиков из среднего и высшего класса (Тамань напоминает, что обучение в девяти крупнейших частных школах, семь из которых были интернатами 1, открывало вход в будущую элиту), в то время, как во Франции, Германии и т.д. были возможны разные варианты обучения. Во-вторых, по ее мнению, сама иерархия и система самоуправления, принятые в английских частных школах, способствовали возникновению особых отношений между учениками. В-третьих, гомосексуальность в английских частных школах часто воспринималась как нормальное явление, так что порой среди учеников даже становилось модным хвастаться своими гомосексуальными отношениями. (2)
Длинный текст.
Ссылки на источники

@темы: гомосексуальность, английская литература, Англия, public schools

01:06 

О гомосексуальности в английских частных школах начала 20 века. ч.1

По воспоминаниям Роберта Грейвза и К.С.Льюиса.

Я не так давно писала о пьесе Роберта Грейвза «Но это еще продолжается». Она была опубликована в 1930 году, а позднее автор постарался сделать все, чтобы читатели о ней забыли. Он также убрал из автобиографической книги, написанной в 1929 году, рассуждения о гомосексуальности в школе и, в частности, слова о том, что он до 21 года не мог избавиться от склонностей, возникших у него в частной школе Чартерхаус.

Грейвз вспоминает, что в школе Чартерхауз мальчики "в основном интересовались спортивными играми и романтической дружбой". Сначала он чувствовал себя там изгоем, потому что не блистал в спорте, не был богат, и носил немецкое среднее имя (Ранке), из-за чего его ошибочно считали немецким евреем. В довершение всех бед на второй год доктор запретил ему играть в футбол из-за болезни сердца. В клубе любителей поэзии (в нем было всего семь членов) Роберт познакомился с мальчиком постарше, которого тоже травили из-за имени — звали его Раймонд Родаковский. Новый друг дал совет заниматься боксом, чтобы защищаться от обидчиков. Они часто боксировали друг с другом. Грейвз написал в автобиографии: "В боксе так много сексуальных ощущений — это игра вдвоем, взаимодействие, боль, которая не ощущается как боль. ... Мы яростно колотили друг друга, но не стремились ни причинить боль, ни победить". (1) Тем не менее, отношения с Родаковским были, как сказано в автобиографии, скорее "товарищеские", чем "любовные", любовь пришла позднее и была направлена на мальчика, бывшего на три года младше Грейвза.

Директор школы Чартерхауз (по словам Грейвза, простодушный человек) как-то похвастался на конференции перед главами других школ: "Мои мальчики влюбчивы, но редко бывают чувственны". По словам Грейвза, директор просто мало знал о жизни "своих мальчиков". За время учения Грейвза в школе было пять-шесть гомосексуальных скандалов, некоторых учеников исключили, но это были мелочи по сравнению с истинным числом проявлений "чувственности".

Грейвз пользуется выражениями директора школы, когда пишет о гомоэротических отношениях между мальчиками, разделяя влюблённость ("сентиментальную влюбленность в младших мальчиков") и чувственность или "подростковую похоть" (по словам одного из исследователей его поэзии, тут проявляется характерное для Грейвза "пуританское противопоставление любви и похоти, духа и тела (2)): «Интимная близость, как называют это в газетах, была частым явлением, но не между старшим мальчиком и объектом его привязанности, потому что это уничтожило бы романтическую иллюзию, воссоздающую гетеросексуальные отношения. В близость вступали ровесники, не связанные узами любви — они хладнокровно использовали друг друга как сексуальные орудия, оказавшиеся под рукой. Таким образом, атмосфера всегда была насыщена любовными историями очень традиционного ранневикторианского типа, хотя ее и осложняли цинизм и непристойность.»(3)
Мать воспитала Роберта Грейвза в пуританском духе. Впервые купаясь вместе с другими мальчиками он испугался их наготы (особенно запомнилось ему волосатое тело одного рыжего ирландца лет 19), но еще сильнее его потрясла выходка дочки директора школы: эта девочка и ее подружка как-то попытались стащить с него одежду, "чтобы посмотреть на тайны мужской анатомии", поскольку, объясняет Грейвз, они не имели братьев.

Когда Грейвз страстно влюбился в мальчика, которого назвал в автобиографии Диком, он не связал свое чувство с сексуальностью. "Дик" ответил ему взаимностью, а после окончания школы роман между ними продолжился в письмах. Грейвз находил в этой переписке утешение на фронте. Своего любимого он описывал как исключительно благородного духом, возвышенного и лучезарного, чуждого низменным побуждениям. Страшным потрясением поэтому стало для него известие о том, что "Дик", совсем еще юный офицер, отдан под трибунал за домогательства к какому-то канадскому унтер-офицеру. Грейвз решил, что "Дик" на войне сошел с ума. Однако в дальнейшем потрясение заставило поэта иначе взглянуть на собственные чувства: в основе возвышенной любви он увидел все ту же похоть.

Грейвз решил, что школа сделала его "псевдогомосексуалистом", направив чувства в неправильное русло: "В английских подготовительных и частных школах любовные истории неизбежно гомосексуальны. Противоположный пол презирают, к нему относятся как к чему-то непристойному. Многие мальчики никогда не исцеляются от этого извращения". (4)

Большинство тех, кто писал о школьной любви между мальчиками, не согласны с подобным мнением. Некоторые писатели, считавшие себя гетеросексуалами, писали, что без всяких последствий прошли через этап гомосексуальных отношений в школе. Луис Макнис, в 20-е годы учившийся в школе Мальборо, пишет, что "почти у всех старшеклассников были легкие гомосексуальные романы" с записочками, хихиканьем и свиданьями, а сам он увлекся "16-летним темноволосым мальчиком с огромными серыми женскими глазами" и написал по этому случаю стихи о Цирцее на мраморном балконе. Сесил Дей-Льюис вспоминал, как он, поступив в 1917 году в школу Шерборн, "предался тому, что учителя называли безнравственностью. ... Я погрузился в порок, как утка в воду, но он стек с меня, как вода с утки — в том смысле, что в дальнейшем никак не помешал проявиться моей гетеросексуальности". Напротив, многие гомосексуалисты (Э.М.Форстер, Акерли, Сассун) вспоминали, что в школе были далеки от сексуальных отношений, а другие Дж.А.Саймондс, Г.Л.Дикинсон) даже испытывали сильное отвращение к окружавшей их атмосфере похоти. Правда, исследователи считают, что у некоторых школьная любовь пробудила латентную гомосексуальность.(5)

Я вспомнила об этих фрагментах из автобиографии Грейвза, когда недавно [J]Sfitrizir[/J] прислала мне отрывок из автобиографии К. С. Льюиса "Настигнут радостью" — о нравах в Вивернском колледже (т.е. в Мальверне, где он учился). Я не видела этого текста в оригинале, не могу проверить перевод, помещаю отрывок в том виде, в каком получила.


«Мы сидели вокруг стола, похожего на верстак, молчали, если разговаривали, то шепотом. Иногда дверь приоткрывалась, заглядывали мальчики постарше, усмехались (не нам, а себе) и исчезали. Один раз над плечом ухмыляющегося возникло еще одно лицо и ехидный голос произнес: «Хо-хо! Знаю,знаю, что ты высматриваешь!» Только я понимал, к чему все это, — брат вовремя меня просветил. Никто из заглядывавших к нам и ухмылявшихся ребят не принадлежал к элите, все они были слишком юны, и что-то общее мерещилось в выражении их лиц. Нынешние или былые «шлюшки» пытались угадать, кто из нас займет их место.
Может быть, вы не знаете, что такое «шлюшка». Во-первых, надо знать, что Виверн состоял как бы из концентрических кругов; Колледж и отделение. Одно дело быть первым в Колледже, другое — всего-навсего в отделении. Есть элита Колледжа и малая элита отделений; есть избранные в отделениях и есть гонимые всем Колледжем. И, наконец, есть «шлюшки» в отделениях и есть признанные всем Колледжем.
«Шлюшки» — это миловидные, женственные мальчики из младших классов, которых используют старшеклассники, чаще всего — из элиты. Правда, не только из элиты — хотя та и оставляла за собой большую часть прав, в этом вопросе она была либеральна и не требовала от подчиненных еще и верности. Педерастия для среднего класса не считалась грехом, во всяком случае, столь серьезным, как привычка засовывать руки в карманы или не застегивать куртку. Наши земные боги умели соблюдать меру.
Если говорить о подготовке к жизни в обществе (а именно эту функцию брал на себя Колледж), «шлюшки», конечно, были необходимы. Они вовсе не были рабами — их благосклонности добивались, но почти никогда не вынуждали ее силой. Далеко не всегда они были развратны — такие отношения могли стать длительными, постоянными, и чувство нередко брало в них верх над чувственностью. Никто им не платил — во всяком случае, деньгами, зато на их долю выпадала вся лесть, все тайное влияние и негласные привилегии, которыми во взрослом обществе пользуются любовницы высокопоставленных особ. В этом смысле они, в числе прочего, готовили нас к мирской жизни. Арнольд Ланн в своей книге о Харроу утверждает, что в его школе «шлюшки» были заодно и ябедами. Наши не были, я знаю это наверное, поскольку один из моих друзей жил в комнате со «шлюшкой», и единственным неудобством была необходимость выходить из комнаты всякий раз, как заглянет кто-нибудь из друзей. Честно говоря, меня это не шокировало, мне это просто надоедало. Всю неделю школа шумела, свистела, шипела, шептала — и все только об этом. После спорта то был главный предмет светских разговоров: кто, с кем, кто из новеньких, у кого чья фотография, где, когда, как часто, днем или ночью... Можно счесть это эллинской традицией. Именно этот порок никогда меня не привлекал и даже не пробуждал моего воображения — я до сих пор не очень себе это представляю. Может быть, если б я остался в школе надолго, из меня сделали бы Нормального Мальчика. Но пока что я просто скучал».

Описания Грейвза и Льюиса заметно противоречат друг другу, но о возможных причинах этого (и о свидетельствах других авторов) я напишу в продолжении.
upd Продолжение
1. Good-bye to all that: an autobiography by Robert Graves, 1995, р. 51 books.google.ru/books?id=TMRVO4AKyWEC&dq=Good-b...
2.Taking it like a man: suffering, sexuality, and the war poets : Brooke, Sassoon, Owen, Graves by Adrian Caesaк, 1993, р. 177
3.Good-bye to all that: an autobiography by Robert Graves, 1995, p. 43-44
4.Happiest days: the public schools in English fiction by Jeffrey Richards, 1991, р. 194
5Ibid p. 193

@темы: английская литература, public schools, a very British feature, гомосексуальность

12:59 

Э.Ф.Бенсон (1867-1940)

Я недавно написала о рассказах Э.Ф.Бенсона, что их можно найти в большинстве сборников английских готических историй начала 20 века, в том числе и на русском языке. Как раз после этого прочитала о новом сборнике такого рода — там есть три рассказа Э.Ф.Бенсона. Я думаю, это правильно: любая антология лучших английских историй о призраках не полна без его произведений, хотя они и не так мне нравятся, как рассказы М.Р.Джеймса и Э.Блэквуда. Кстати, о творчестве Э.Ф.Бенсона одобрительно отзывался Лавкрафт в статье "Сверхъестественный ужас в литературе".


Братья Бенсон в 1882. Слева как раз Фред (Э.Ф.) Бенсон. Ему тут 15, он учится в частной школе Мальборо. В центре А.К.Бенсон ему 21, учится в Кембридже. Справа Хью, ему 11, учится в подготовительной школе.

После Мальборо Э.Ф. Бенсон учился в Кембридже. В юности он выступал за Англию в состязаниях по фигурному катанию. А в 26 лет (в 1893) Э.Ф. Бенсон прославился, опубликовав свой первый роман "Додо". Приятели стали называть его самого Додо в честь героини романа. Есть, например, дарственная надпись на книге, подаренной Бенсону лордом Альфредом Дугласом: "Додо от Бози". Так же называл его и Оскар Уайльд. В 1893 году также произошел следующий эпизод, который приведу в описании Эллмана: «По удачному стечению обстоятельств — не вполне, может быть, случайному, — в Египте одновременно с Дугласом оказалось несколько его друзей, и они задумали путешествие вверх по Нилу. ... Надо же — в такой дали от Лондона такая великолепная компания: романисты Роберт Хиченз и Э.Ф.Бенсон, Реджи Тернер и его единокровный брат Фрэнк Лоусон. ... Хиченз, Бенсон, Лоусон и Тернер знали "Дориана Грея" почти наизусть и... соревновались в цитировании этого романа». Хиченз после этой поездки написал свой роман "Зеленая гвоздика", плохо отразившийся на репутации Уайльда.


Фред Бенсон в 19 лет.
читать дальше
Примечания

@темы: Набоков, Сомерсет Моэм, английская литература, гомосексуальность, литература и жизнь, страшные истории

22:34 

Перечитала "Людей лунного света". О названии книги Крафт-Эбинга "Половая психопатия" (1886) В.В.Розанов пишет: «παθος - значит "страдание": то, от чего кричат, на что имеющие ее - жалуются. И хотя никто из описываемых в книжке лиц не "кричал" и не "жаловался" Крафт-Эбингу, но он собрал ставшие известными ему факты в книжку "о страданиях пола", не имея для этого даже того основания, какое имел бы механик, занятый давлениями, толчками и вообще действиями на вещественные массы, наименовать "патологической физикой" явления электричества, гальванизма или явления света, где эти массы отсутствуют».
читать дальше

@темы: цитаты, гомосексуальность, асексуальность, Розанов

20:40 

Пишу о братьях Бенсонах, все время отвлекаясь на других любопытных людей, с которыми те были знакомы. В книге Сомерсета Моэма "Подводя итоги" есть описание одного из них, Джона Эллингхэма Брукса (1863 (4?)-1929), близкого друга и Э.Ф.Бенсона, и Сомерсета Моэма, а также мужа (фиктивного) художницы Ромейн Брукс. Шестнадцатилетний Моэм познакомился с ним в Гейдельберге в 1890 г.
Отрывок из Сомерсета Моэма
Странно бывает сравнивать, что пишут о ком-нибудь известном человеке до и после появления в печати новых подробностей о его жизни. В книге "Подводя итоги" Моэм написал, что в юности по своей невинности не понимал, что скрывается за симпатией, которую проявляли к нему некоторые знакомые постарше, в частности, Брукс. В 1977 году Фредерик Рафаэл так и пишет в книге "Сомерсет Моэм и его мир", что юный Моэм был слишком невинен, чтобы понять скрытые мотивы, руководившие Бруксом. И в том же 1977 году Энтони Кертис пишет о разговорах Моэма и Брукса: "Тем не менее, ничего эротического, как он пишет, за этим не последовало. Обучение в частной школе оставило Моэма полностью невинным в делах такого рода."читать дальше

@темы: Сомерсет Моэм, литература и жизнь, интерпретация, гомосексуальность, английская литература

15:46 

Семья Бенсонов. ч.2. Нелли, Мэгги и Хью

Когда я уже почти дописала этот пост о детях Мэри и Эдварда, вспомнила одну любопытную подробность, о которой в наши дни обычно упоминают, перечисляя, чем интересен Эдвард Уайт Бенсон, 96-й архиепископ Кентерберийский: это он подал Генри Джеймсу идею повести "Поворот винта", рассказав одну историю о привидениях. Об этом говорится даже в Википедии, где об архиепископе сказано немного. Деятельность Эдварда Уайта Бенсона интереснее специалистам, а большинство читателей чаще вспоминает о жене архиепископа или об их детях. читать дальше

@темы: история повседневности, гомосексуальность, викторианцы, английская литература

Дневник tes3m

главная