Записи с темой: биографии (список заголовков)
00:32 

Когда Битон недолго был в Москве (в 1935 г.), ему там очень понравился Ленин в Мавзолее (все остальное не понравилось, особенно магазины): "Он лежит на красном, прекрасно сохраненный, забальзамированный таким же способом, как египетские мумии, в стеклянном саркофаге. Он невероятно красив, ни кровинки в лице, изящен, c нежными чертами и мудрой и выразительной головой*".
Это я прочитала в авторизованной биографии Битона, автор еще пишет, что Битон тогда впервые видел мертвое тело.

* Cecil Beaton: The Authorised Biography by Hugo Vickers, p. 186.

@темы: биографии

21:55 

Сесил Битон и Дорис Каслросс (Делевинь) - 2



Делевинь взяла инициативу в свои руки. Потом она сказала подруге, что Битону "даже не пришлось ничего делать". Казалось, все шло прекрасно, Битона радовало, что у него появилась любовница*, но в дневнике он жаловался:
"Питер любит людей, которые в него не влюблены, а я, в свою очередь, теперь стал объектом поклонения и обожания со стороны Дорицинс [так он прозвал Дорис], к которой не питаю совершенно никаких чувств. ... Это так ужасно, что я делю постель с Дорицинс от отчаяния, когда это может быть так божественно с кем-то, кого я люблю, и для меня вдвойне тяжело, что Питер, хоть меня и не любит, уязвлен моими отношениями с Дорицинс, которую не выносит, и так сердится, что не хочет меня видеть"**.
читать дальше

@темы: фотографии, биографии, Англия

01:58 

Увидела отрывок из книги о Дорис Делевинь (она же виконтесса Каслросс), причем как раз о ее романе с Сесилом Битоном.

Насколько я помню, у Виккерса в авторизованной биографии Битона эта история рассказана почти так же, но после той книги у меня не осталось впечатления, что Дорис Каслросс была влюблена в Битона. Мне казалось, что она занялась с ним сексом исключительно по дружбе — чтобы "излечить" его от гомосексуальных склонностей. Не то чтобы она имела что-то против таких мужчин, даже со многими дружила, но Битон очень переживал из-за таких склонностей, к тому же хотел избавиться от безнадежной влюбленности в Питера Уотсона, а Дорис Делевинь всегда была рада доказать, что "не бывает бессильных мужчин, бывают неумелые женщины"*.
читать дальше

Допишу завтра.

@темы: биографии

03:12 

Несколько лет назад я прочитала в книге Хьюго Виккерса, авторизованного биографа Сесила Битона, что в спальне Битона, когда он умер, висели только три фотографии (хотя в доме их было множество), и это были портреты Питера Уотсона (самая большая любовь в жизни Битона), Греты Гарбо и Кина Хойтсмы.
Я хотела проверить цитату, и оказалось, что она теперь часто попадается в сети. Кажется, потому, что два года назад прозвучала в документальном фильме о Битоне.
Еще нашла фотографию Кина Хойтсмы, которую раньше не видела:

Отсюда.
читать дальше

@темы: фотографии, биографии

02:37 

В книге о Генри Джеймсе прочитала о его знакомстве с сыном поэта Жуковского — художником Павлом Жуковском. Похоже, Джеймс был некоторое время в него влюблен. Автор книги в этом не сомневается, причем он еще спорит с другим биографом Джеймса, считавшим, что эти двое были любовниками.
читать дальше
Павел Жуковский и Генри Джеймс, по словам последнего, "поклялись в вечной дружбе", но через несколько лет писатель разочаровался в своем кумире: то ли потому, что Жуковский настолько увлекся творчеством Вагнера, так что этот композитор стал ему дороже Джеймса и вообще дороже всего на свете**, то ли потому, что, навестив друга в Италии, Джеймс обнаружил, что тот живет вместе с молодым неаполитанцем Пеппино. Об этом парне упоминает в своем дневнике жена Вагнера Козима, называя его то слугой, то приемным сыном Жуковского, хотя ни она, ни ее муж не сомневались, что на самом деле Пеппино его любовник. Козима записала разговор с мужем на эту тему, во время которого Рихард Вагнер сказал: "Это то, что я понимаю, но к чему не имею склонности. В любом случае, как и со всеми отношениями, тут важнее всего то, что мы сами в них вносим. Все это иллюзия".
читать дальше

@темы: американская литература, биографии

01:49 

Рейнольдс Прайс в своих воспоминаниях писал про Оксфорд, что, судя по слухам, должен был увидеть там толпу гомосексуальных студентов*, однако за три года не встретил ни одного студента, который признался бы в том, что не гетеросексуален. Тут он добавляет, что да, конечно, это было еще до того, как подобные признания стали обычны, но он также и не заметил студентов, которые казались бы геями (вернее, "queer"**). Но мне кажется, что в Оксфорде 50-х и не могло быть студентов, которые позволили бы посторонним заподозрить что-то такое просто по их внешности. Даже по этим мемуарам заметно, как там изменилось отношение к гомосексуальности в сравнении с 20—30-ми годами.
К слову, вспомнился отрывок из книги Пирсона о братьях Крэй: «Как выразился инспектор Рид, "Маккоуэн был практикующим гомосексуалом, но не одевался вызывающе и не отличался утрированно женственными движениями". Другими словами, он не придерживался стиля кэмп, а был джентльменом». Верно подмечено: джентльмен с детства был приучен контролировать свои жесты и речь, а также одеваться в соответствии с приличиями. Однако я уверена, что Прайс имел в виду нечто другое, когда написал, что никто из окружающих его студентов не казался геем.
* Ardent Spirits: Leaving Home, Coming Back by Reynolds Price, 2012, p. 194.
** Для него это замена нелюбимого слова "gay". Он объясняет, что услышал слово "gay" только в 60-е годы, и оно ему сразу не понравилось, а в конце 80-х, когда от СПИДа умерло несколько его друзей, оно стало казаться ему насмешкой.
*** As Inspector Read put it, 'McCowan was an active homosexual but he did not dress flamboyantly, nor had he exaggerated effeminate gestures.' In other words, he wasn't camp but he was a gentleman (Notorious: The Immortal Legend of the Kray Twins by John Pearson, 2010, p. 151).

@темы: слова, гомосексуальность, биографии, американская литература, Англия

18:21 

Читаю третью книгу воспоминаний Рейнольдса Прайса. Там он в основном рассказывает о том, как с 1955 по 1958 год учился в Оксфорде.
Прайс и еще один студент сняли комнаты в пригороде Оксфорда Хедингтоне, в доме на Сэнфилд роуд, 2, а в доме 76 на той же улице жил Толкин. Кстати, неподалеку находились дома К. С. Льюиса и Исайи Берлина.
Каждый раз, заметив утром, что Толкин выходит из дома, Прайс садился в машину, поджидал Толкина и предлагал подбросить его до колледжа Мертон, где один учился, а другой преподавал, однако тот всегда лишь широко улыбался и отвечал: «Огромное спасибо, мистер Прайс, но я думаю, прогулка пойдет мне на пользу». А под прогулкой он неизменно подразумевал еще 50 ярдов (45.72 метров) до автобусной остановки.
Прайс заключает: «Теперь, когда я старше, чем он был в то время, я понимаю: он не хотел вести пустые светские разговоры со студентом; и, к слову, он произносил свою фамилию Toll-KEAN, а не TOLL-kin, как неправильно произносит большинство американцев»*.
(Судя по тому, что пишут в Википедии на английском, Прайс отчасти прав: во втором слоге долгий звук. Но у него еще и ударение указано на втором слоге. Должно быть, не так воспринял на слух.)

* Ardent Spirits: Leaving Home, Coming Back by Reynolds Price, 2009, p. 258.

@темы: биографии, американская литература, Толкин, Англия

23:39 

Продолжение этой записи
«Фрэнк Вустер, который всегда говорил: "С Божьей помощью заставь души сиять". Так он и делал. Вновь родился 21 апреля 1953 г.» — такую эпитафию, придуманную Митци, написали на надгробии Фрэнка. Митци пережила его на четверть века и завещала похоронить себя рядом с ним, на кладбище Ганнерсбери в Лондоне.
читать дальше

@темы: биографии, The Bonus of Laughter

01:33 

Дэвид Прайс-Джонс в "Fault Lines" (2016) вспоминает, что в детстве, когда жил во дворце Ройомон, купленном Фульд-Шпрингерами в 1923 г., часто смотрел на статую работы Бозио, которую потом всю жизнь принимал за изображение Гермеса, "но эксперты говорят, что это воплощение любви", Амур. (В сущности, и без экспертов можно понять, кто это: Гермеса обычно не изображают с крыльями за спиной, к тому же крылатые сандалии и другие атрибуты Гермеса тут отсутствуют, зато видно, что этот мальчик натягивает лук.) Как я узнала, в 2011 г. эту скульптуру купил музей Мальмезон. Предполагается, что статуя из Ройомона — это тот самый гипсовый Амур Бозио, окрашенный под старую бронзу, которого в 1808 г. Жозефина увидела выставленным в Салоне, после чего заказала его автору, тогда еще начинающему скульптору, мраморную статую по этому образцу (об этом рассказывается тут). Мраморный Амур сейчас находится в Эрмитаже, а темный гипсовый занял его место в Мальмезоне.

@темы: история, биографии

01:22 

Продолжение этой записи
По словам Алана Прайс-Джонса, немного трепетавшего перед тещей, Митци была щедра и великодушна, но только когда все шло так, как она хотела. Эжен Фульд не пытался мешать ее сближению с Фрэнком, хотя ему было невесело — и оттого, что он уже не на первом месте в сердце жены, и оттого, что Фрэнк стал терять к нему интерес. В 1928 году Фрэнк Вустер отправился в кругосветное путешествие с Бобби Прэттом Барлоу, о котором я раньше писала тут.
     Митци встревожилась: вдруг Фрэнк где-нибудь в гостинице тяжело заболеет, а Бобби не сумеет о нем позаботиться или тоже будет лежать больной? читать дальше

@темы: биографии, The Bonus of Laughter

01:00 

Продолжение предыдущей записи

Мне хочется перейти к третьему участнику любовного треугольника, англичанину, но надо немного рассказать о жизни Митци и Эжена до знакомства с этим молодым человеком. Итак, Митци убедила отца не мешать ее счастью, о помолвке объявили в Вене, а потом Эжен Фульд на обеде в Париже представил невесту родным и друзьям. Марсель Пруст, бывший одним из этих друзей, на следующий день написал жениху поздравительное письмо, которое много лет спустя, когда оно уже было опубликовано, показалось странным правнуку Эжена Фульда, английскому писателю Дэвиду Прайс-Джонсу (тут я писала о нем и его воспоминаниях, показавших совсем в новом свете Алана Прайс-Джонса, его отца). Пруст сперва пишет о "восхитительной красоте мадемуазель Шпрингер" и о том, что она, кажется, очень умна («я пишу "кажется" только потому, что не разговаривал с ней»), а затем добавляет: «Задача, стоящая перед твоей женой, весьма деликатна и благородна, и все твои друзья искренне надеются, что она сможет с ней справиться». Дэвид Прайс-Джонс комментирует: «Под велеречивостью и тактичностью явно скрывается предостережение — гомосексуал не может надеяться на счастливый брак [с женщиной]». Он также отмечает, что Пруст в этом письме неожиданно называет Фульда "юмористом". Мне это письмо показалось не столько тактичным, сколько язвительным. Впрочем, и Дэвид Прайс-Джонс считает, что Пруст намеренно пишет так, чтобы в случае, если Фульд оскорбится, иметь возможность ответить, что ничего обидного не подразумевал.
читать дальше

@темы: гомосексуальность, биографии, Марсель Пруст, The Bonus of Laughter

00:53 

Когда-то я прочитала в мемуарах Алана Прайс-Джонса об одном любовном треугольнике, и мне захотелось посмотреть на его участников, но в Интернете нашлась только фотография женщины. Одного из мужчин я увидела не сразу, а фотографию другого нашла только сейчас. Теперь из-за этого хочется рассказать всю историю.
     Начну с Митци (Мари Сесиль) фон Шпрингер (1886–1978) (сейчас в Интернете о ней чаще всего пишут как о прабабушке Хелены Бонэм-Картер с материнской стороны). Митци фон Шпрингер была дочерью австрийского промышленного магната Густава фон Шпрингера, еврея, получившего баронский титул от императора Франца Иосифа. Ее мать, урожденная фон Кенигсвартер, семнадцать лет не могла зачать и умерла во время родов. Митци выросла под присмотром шотландской гувернантки.
     Поскольку у барона Густава не было других законных детей, он решил обучить единственную наследницу всему, что было нужно для управления его финансовой империей. Он был банкиром, владельцем шахт, заводов, железных дорог, и вот юная Митци поехала в Германию изучать банковское дело в Дрезденском банке, в Польшу — на угольные шахты, в Англию — знакомиться с работой Большой западной железной дороги. Алан Прайс-Джонс, которому все это казалось ужасно неинтересным, шутит, что Митци просто не могла тогда от скуки в кого-нибудь не влюбиться.
читать дальше

@темы: история повседневности, гомосексуальность, биографии, The Bonus of Laughter

01:48 

Мемуары, в которых один англичанин вспоминает школу Стоу, мне попались случайно: года два назад искала книги о Джереми Торпе и Нормане Скотте, а этого автора зовут Джереми Скотт. Но, надо сказать, в книге действительно нашлось упоминание о Нормане Скотте. Оказывается, он одно время работал конюхом у жены автора, фотомодели Тани Эдай.
читать дальше

@темы: биографии, Англия

01:51 

В продолжение предыдущей записи

Вспомнила, что о Дж. Ф. Роксбурге, директоре школы Стоу, читала раньше как о любимом преподавателе Ивлина Во в Лэнсинге. Нашла русский перевод автобиографии Во, в которой он пишет о Роксбурге: «его блистательное пребывание в школе продолжалось десять лет с перерывом.
Ему был тридцать один, когда он вернулся в Лэнсинг из армии.
...высокий, широкоплечий, худой, сутуловатый, с прекрасным лбом, густой шевелюрой, лицом, светящимся умом и юмором; денди, притягивавший любопытные взгляды постоянно сменявшимися костюмами и галстуками. В нем было то щегольство, которое особенно привлекательно для подростков. Даже в преподавательской форме он выглядел эффектно.
... Он был неизменно учтив с директором школы и коллегами, которые формально были выше по положению, но умом он, когда я там учился, был выше всех. читать дальше
Отсюда


@темы: гомосексуальность, биографии, Ивлин Во, Англия, public schools

01:26 

В мемуарах попалось воспоминание о частной школе Стоу, перевожу: «Когда я, через два года после окончания войны, поступил в эту школу, ее первый директор, Дж. Ф. Роксбург, все еще занимал свой пост. У этого экстравагантного ученого-классициста было тридцать два костюма, и он каждый день неизменно надевал новый, а в его нагрудном кармане всегда был свежий шелковый платок яркой расцветки. К тому времени, когда я поступил в школу, правило, что учителя не должны быть женаты, соблюдалось уже не очень строго, но преподавательский состав все еще оставался по преимуществу гомосексуальным. "Плоть одного мужчины — предмет страсти другого, — печально уведомлял нас преподаватель богословия доктор Хамфриз, — Давид и Ионатан ..."»*

*Fast and Louche: Confessions of a flagrant sinner by Jeremy Scott, 2010, p. 49.

@темы: книги, биографии, Англия, public schools

23:22 

"Очень английский скандал"

Посмотрела первую серию "Очень английского скандала", и впечатления в целом хорошие. Видно, что снимали по документальной книге, стараясь не очень далеко удаляться от подлинной истории Джереми Торпа и Нормана Скотта. Конечно, кое-что изменили, но пока это были подробности, не искажающие суть этой истории. Помещаю тут коротенький отрывок, который понравился больше всего. В тот период, когда в Великобритании еще не отменили законы, осуждающие содомию и другие сексуальные действия между мужчинами, полиция получила заявление о гомосексуальной активности члена парламента Джереми Торпа, а также уличающие его письма. Действия полиции:

читать дальше

@темы: музыка, кино, гомосексуальность, биографии, Англия

02:02 

amethyst deceiver показала мне трейлер к фильму Стивена Фрирза "Очень английский скандал", о котором я раньше писала тут. Тогда я больше сомневалась, что фильм мне понравится. Бен Уишоу удивлял внешним несходством с Норманом Скоттом, и даже в Хью Гранте я никак не могла увидеть Джереми Торпа. Но трейлер, по-моему, очень хорош. Теперь мне кажется, что фильм все-таки будет удачным.

@темы: Англия, биографии, гомосексуальность, кино

23:55 

К предыдущей записи я добавила комментарий о том, как роман между Натали Палей и Жаном Кокто выглядит в биографии Кокто авторства Клода Арно. Но о двух подробностях хочу написать отдельно. Одна мне показалась смешной: когда приятель Кокто, еще не знающий о конце его романа с Палей, спросил, как у нее дела, Кокто ответил: "Бросила меня. Типично для ее семьи. Они позволили рухнуть империи" (1).
И еще: Кокто говорил, что может заниматься любовью с женщиной только под музыку Курта Вайля (2). К счастью, Палей тоже любила Вайля. Арно добавляет, что Пабст к этому времени уже экранизировал "Трехгрошовую оперу", а Ивонн Жорж спела зонг-оперу "Махагони".
1. Jean Cocteau: A Life by Claude Arnaud, 2016, p. 547.
2. Ibid, p. 528.

@темы: французская литература, музыка, биографии

18:40 

Из жизни биографов

Случайно попалось на глаза старое (2000 г.) открытое письмо писательницы Ширли Хаззард, вдовы Фрэнсиса Стигмюллера, автора нескольких известных биографий (Флобера, Мопассана и т.д.), адресованное Эдмунду Уайту. Тот написал в одной статье, что Стигмюллер в своей биографии Жана Кокто (1970 г.) "делает вид, будто великой любовью всей жизни Кокто была Наталья Палей". Ширли Хаззард ответила, что не знает, откуда Уайт почерпнул такие сведения, но явно не из книги ее мужа, в которой "это мимолетная, протекавшая под действием наркотиков влюбленность занимает меньше пяти страниц из пятиста". Кроме того, Стигмюллер пишет, что во время романа с Натальей Палей Кокто продолжал встречаться с мужчинами, в частности с поэтом Жаном Десбордом, связь с которым продолжалась семь лет. Видимо, Эдмунд Уайт перепутал Стигмюллера с каким-то другим биографом Кокто.
Кстати, Стигмюллер цитирует слова самой Натальи Палей: "Для Кокто связь со мной была исключительно физической. Он хотел сына, но со мной у него было ровно столько потенции, сколько и могло быть у полностью гомосексуального человека, находившегося под действием опиума. Все это было позорно и отвратительно. Это не было любовью". Это было сказано в 60-е годы, и мне это признание кажется заслуживающим доверия: не похоже, что Палей тут приукрашивает свое прошлое. Она ведь отрицает, что была предметом любви великого поэта, что для большинства людей лестно, зато не скрывает, что между ней и Кокто была физическая связь, казавшаяся ей унизительной. Кроме того, ее отзыв о Кокто нельзя объяснить неприязнью к гомосексуальности, т.к. Наталья Палей обычно влюблялась в геев и бисексуалов и даже вышла замуж во второй раз за гея.

@темы: французская литература, гомосексуальность, женщины, биографии

01:45 

Автор одной рецензии на мемуары сына Алана Прайс-Джонса цитирует дневник Алана (уже привыкшего нюхать кокаин с Жаном Кокто): «Первый опыт с морфием на Мэддокс-стрит... Кажется, героин на меня действует лучше всего. Но из-за того, что я принял его вместе с опиумом, перно, кокаином и паштетом из фуа-гра, мне все-таки стало плохо». «Очевидно, виной всему был паштет из фуа-гра»*, — иронизирует автор статьи.

*“’A first experiment with morphine in Maddox Street . . . Of all, heroin seems to work best on me. By mixing it with opium, pernod, cocaine and pâté de foie gras, however, I made myself ill.’ Clearly it was the foie gras which was the problem.” (отсюда).

@темы: цитаты, книги, биографии, The Bonus of Laughter

Дневник tes3m

главная