Записи с темой: биографии (список заголовков)
23:38 

Мне всегда казалась неправдоподобной версия о том, что Лоуренс не случайно разбился на мотоцикле, а покончил с собой (так считал, например, Сомерсет Моэм). Мне даже не верилось, что вообще кто-нибудь выбирал такой ненадежный способ самоубийства, но сейчас я прочитала как раз о таком случае. Лиз-Милн в дневнике описывает сэра Пола Лэтема, члена парламента от Консервативной партии, служившего в артиллерии во время Второй мировой (пошел добровольцем) и попавшего под трибунал за гомосексуальные связи. Тогда он попытался убить себя, направив мотоцикл на дерево, но выжил и был осужден еще и за попытку самоубийства. Отсидел полтора года. Лиз-Милн как раз навещал его после выхода из тюрьмы, чтобы морально поддержать.
читать дальше

@темы: биографии, ТЭЛ, Англия, secret agents, гомосексуальность

23:54 

Джеймс Лиз-Милн пишет в дневнике, что Бетти Монтгомери (дочь сэра Генри Понсонби, личного секретаря королевы Виктории) не считала молодого Альфреда Дугласа очень красивым: "no Adonis but spotty and without colour". Лиз-Милн — писатель и историк архитектуры, ровесник Алана Прайс-Джонса, с которым вместе учился в Итоне. Кстати, и о Бетти Монтгомери я читала у Прайс-Джонса. Она его родственница, эксцентричная дама, меценатка, которая переписывалась с Прустом, Кокто, Бретоном, Маринетти и т.д. еще до того, как они прославились, и так не любила принимать гостей, что все свободные комнаты в своем огромном доме заняла книгами, чтобы отговариваться недостатком места для приемов. Бетти Монтгомери в юности была фрейлиной королевы Виктории, которая ей не нравилась ("Not really our type", — ответила она Алану на вопрос, какой на самом деле была Виктория). И Лиз-Милн пишет о Бетти Монтгомери: "она совершенно не переносит королеву Викторию и Ивлина Во".
The Bonus of Laughter by Alan Pryce-Jones, 1987.
Diaries, 1942-1954 by James Lees-Milne, 2011, p. 81.

@темы: викторианцы, биографии, Ивлин Во, The Bonus of Laughter

00:46 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:51 

У Джонатана Гэторн-Харди (около года назад я переводила небольшие отрывки из его мемуаров, в том числе о Хуссейне Шерифе, внуке Махди Суданского) есть такое воспоминание о Зигфриде Сассуне (1): «Он условился встретиться с моей бабушкой [графиней Крэнбрук] в Олдборо, возможно, чтобы обсудить свой брак или какое-нибудь любовное увлечение. Я также был приглашен. Энн [тетя Джонатана] радостно заволновалась. "Ты увидишь кого-то действительно очень знаменитого, — сказала она. — Ты должен запомнить каждую деталь". Я действительно запомнил некоторые детали — орлиный нос, угловатые брови. Мы обедали в отеле Уэнтворт. Затем Сассун сказал своему сыну, почти моему ровеснику (2): "А теперь, Джордж, выйди, поиграй немного. Я должен поговорить с Дороти Крэнбрук". Тут я с огорчением понял, зачем меня пригласили.
— И ты с ним иди, Джонни.
Мои знакомства с великими часто оказывались такими» (Half an Arch: A Memoir by Jonathan Gathorne-Hardy, 2004, p. 69).
читать дальше

@темы: биографии, Зигфрид Сассун

17:36 

Еще немного о втором виконте Тредегаре (в основном фотографии и картины)


Эван Морган и его кенгуру Сомерсет. Пишут, что кенгуру был куплен в цирке, где с ним не очень хорошо обращались. В Тредегар-хаусе жили также кинкажу Алиса, павиан, муравьед, разные менее экзотичные животные и множество птиц. Прайс-Джонс пишет о Моргане: «он был забавный, добрый и необычный. К примеру, он как-то поразительно воздействовал на птиц. Стоило ему у озера в Тредегаре позвать утку Розу, она выплывала к нему из камышей. И в клетках зоопарка лондонского Зоологического общества, членом которого он являлся, птицы собирались вокруг него, словно старые девы, окружившие популярного проповедника» (The Bonus of Laughter, 26).

Портрет работы Эмброза Макэвоя. 1919 г. Отсюда.
+9

@темы: фотографии, биографии, Англия, The Bonus of Laughter

20:43 

Около 1935 года. Эван Морган, виконт Тредегар, принимает гостей. Кажется, они смотрят на его попугая.

Увидела этот снимок, вспомнила, где в последний раз читала об Эване Моргане. Перед описанием встречи с лордом Альфредом Дугласом Прайс-Джонс вспоминал о другом случае. В Итоне у него был друг, Джон Морган, впоследствии лорд Тредегар, не очень сообразительный мальчик, которого отец Алана обычно называл "твой друг Тупица". И вот «однажды отец загнал меня в библиотеку и сказал: "Ты достаточно взрослый, чтобы знать: есть один человек по имени Эван Морган. Он двоюродный брат твоего друга Тупицы. И я тебя настоятельно прошу: если ты когда-нибудь окажешься с ним в одной комнате, немедленно выйди".
Из-за этого я пристал к Джону с просьбами познакомить меня со своим двоюродным братом Эваном, что оказалось нелегким делом, поскольку Эван, как я выяснил позднее, разделял мнение моего отца насчет бедняги Тупицы. Мне также не удалось вытянуть из отца ни одного основания для этого запрета. Он сказал, что однажды мне объяснит — однажды, когда я буду старше. Это навело меня на мысль, что есть нечто общее между Эваном Морганом и немолодым джентльменом, которого я однажды видел на перроне вокзала в Льюисе...» (The Bonus of Laughter by Alan Pryce-Jones, 1987, p. 25).

@темы: фотографии, биографии, гомосексуальность, The Bonus of Laughter

00:09 

«13 марта 1839 года она записала в дневнике: «Моему маленькому Огастесу исполнилось пять лет. Боюсь, что крайний индивидуализм, своеволие, жажда роскоши и удовольствий — основные черты его характера. Господи, научи меня, как исправить его порочные наклонности и заставить служить людям» (тут и дальше перевод Т. В. Китаиной).
Это из очерка Сомерсета Моэма «Огастес» (сборник «Рассеянные мысли»). Он цитирует «Историю моей жизни»* Огастеса Хейра, а тот — дневник своей тети, ставшей ему приемной матерью, причем любящей (и он ее любил), что не помешало ей отобрать у него все игрушки, когда ему было четыре года, кормить его только тем, что он не любил, и т.д. Она писала: «С помощью строгой дисциплины можно развить самоотверженность и силу воли, позволяющие преодолеть отвращение к тому, что должно, но неприятно». Моэм комментирует: «В этом месте миссис Хейр изменила ее обычная ясность изложения. Полагаю, она имела в виду, что, если Огастеса, которому в то время было пять лет, каждый день заставлять делать то, чего он делать не хочет, он, в конце концов, это полюбит».
*Я нашла этот отрывок в оригинале в книге Хэйра: "March 13, 1839.—My little Augustus is now five years old. Strong personal identity, reference of everything to himself, greediness of pleasures and possessions, are I fear prominent features in his disposition. May I be taught how best to correct these his sinful propensities with judgment, and to draw him out of self to live for others." Отсюда.

@темы: викторианцы, биографии, Сомерсет Моэм

01:43 

«Как раз тогда я завязал дружбу с Уилли Сомерсетом Моэмом. ... Он был не из тех, кого легко понять, особенно, если учесть, что разница в возрасте между нами составляла примерно тридцать лет. Некоторые из тех, кто писал о нем впоследствии, изображали его мрачным, вечно чем-то недовольным, одержимым страхом, что его гомосексуальность станет известна. Мне это кажется сущим вздором. Он родился в то время, когда мужчины молчали о своих маленьких слабостях, и скорее из-за хороших манер, чем из-за скрытности. ... Конечно, Уилли не обсуждал во всеуслышание свои отличия от других, но он к ним прекрасно приспособился и вовсе не беспокоился из-за того, что все о них знали. Он был застенчивый человек и, если бы родился на шестьдесят лет позже, когда во всем мире начали распахиваться двери чуланов, мне кажется, вел бы себя точно так же. [Я не уверена, что Прайс-Джонс тут прав, но его взгляды и так часто не совпадают с моими, однако в любом случае интересны как взгляды человека другой эпохи.]
А еще он тогда, в начале 30-х годов, был очень привязан к своей дочери. Раз или два, приглашая меня к себе в Кап Ферра, он добавлял: "И постарайся приехать, когда там будет Лиза". Также помню, однажды я шел по Слоун-сквер на ланч с Осбертом Ситуэллом и увидел, как Уилли проскользнул в паб. Я не удержался — последовал за ним и пошутил по поводу этого поступка, показавшегося мне нехарактерным для него. Он ответил, что в тот день вышла его новая книга и он нес один экземпляр Лизе. "Но, — добавил он, заикаясь, — до меня дошло, что я могу столкнуться с Сири [бывшая жена Моэма], так что решил выпить для храбрости"» (1). Алан пошел вместе с ним, но у самых дверей дома Моэм попросил его позвонить, отдал книгу и поспешно ушел.
читать дальше
1) The Bonus of Laughter by Alan Pryce-Jones, 1987, p. 81.
2. Ibid., p. 83.

@темы: Сомерсет Моэм, биографии, The Bonus of Laughter

21:05 

Алан Прайс-Джонс рассказывает о гувернантке младших сестер его жены, что это была «восхитительная леди», за которой долго ухаживал мужчина намного ее моложе. «Ему исполнилось сорок, а ей шестьдесят, и тогда она наконец вышла за него замуж, заключив, что разница в возрасте между ними больше не имеет значения» (The Bonus of Laughter by Alan Pryce-Jones, 1987, p. 88).

@темы: женщины, биографии, The Bonus of Laughter, история повседневности

17:33 

У Прайс-Джонса упоминается еще один эвфемизм, но на этот раз не выходящий за пределы узкого круга лиц — его сослуживцев в военной разведке во время Второй мировой войны. Он пишет: «сперва я провел год или два в Блетчли, хотя формально все еще числился в Секции 14. ... Люди, среди которых я работал, представляли собой на редкость разнородную компанию. Другие уже описали математиков, чья криптографическая работа оправдывала существование сложных суперструктур Блетчли-парка. Но как и в любой разветвленной организации, в Блетчли-парке собрались примечательно разнообразные таланты» (1). Он описывает этих людей, в том числе и Уильяма Кинга, эксперта по фарфору, «эксцентричного алкоголика, которому не давала пропасть его жена Вива» (2). У Вивы Кинг было так много друзей-геев, что «это привело к возникновению эвфемизма. "Он друг миссис Кинг?" — этот вопрос помогал респектабельным особам выражаться вполне понятно. "Ну да, в молодости он ее знал, но теперь уже потерял к ней интерес". Или " Боюсь, он по ней с ума сходит"» (2).
1) The Bonus of Laughter by Alan Pryce-Jones, 1987, p. 118.
2) Ibid., p. 119.

@темы: гомосексуальность, биографии, The Bonus of Laughter, secret agents, слова

02:50 

Алан Прайс-Джонс-4

История о том, как двоюродная бабушка Алана графиня Минто, которую он обычно называет тетей Мэри, пыталась устроить его будущее: «Я был снобом, я просто наслаждался, когда сопровождал Мельбу к королеве Румынии или когда Лэнсдауны пригласили меня на обед, данный ими в Лондоне для короля Георга и королевы Марии — но я был в то же время совершенно не способен принять участие в той жизни, которая делала подобные случаи возможными: слишком бедный, слишком неспортивный, слишком аполитичный, слишком лишенный честолюбия везде, кроме сферы литературы, причем даже там лень и природная несерьезность стояли между мной и успехом.
Неудивительно, что родные забеспокоились. Перед поездкой в Египет благодаря посредничеству моей двоюродной бабушки Мэри Минто я начал работать с Уинстоном Черчиллем над книгой, которую он собирался написать — "Мои великие современники". Тетя Мэри до этого пыталась устроить меня на службу к махарадже — кажется, княжества Индаур? — я должен был провести год в Индии, а затем за его счет продолжить обучение в Оксфорде, чтобы у его сына-студента был хотя бы один английский друг. Этот план был разрушен моим отцом, который сперва, как обычно, погрузился в долгое молчание, полное оскорбленной гордости. Будь то нигерийский племенной вождь — еще куда ни шло, но речь шла об индийце, у которого мне, как казалось отцу, предстояло стать кем-то вроде старшего камердинера.
читать дальше
*The Bonus of Laughter by Alan Pryce-Jones, 1987, p. 68.

@темы: Черчилль, The Bonus of Laughter, биографии

00:20 

Из книги Джона Тьюринга «Мой брат Алан»: «Однажды утром мне пришло письмо от Алана — необычно было уже то, что не открытка и не телеграмма. Я его распечатал и первым же предложением, которое прочитал, было "Полагаю, ты знаешь, что я гомосексуален". Я не знал ничего подобного. Я сунул письмо в карман и прочитал его в офисе.Дальше следовала история "взломщика". Тот не был ни взломщиком, ни даже вором-домушником. В это время Алан работал в Манчестерском университете. Так называемый "взломщик" был на самом деле мерзким молодым человеком, которого Алан подцепил в Манчестере (или наоборот) и который пришел по приглашению Алана в его дом. Уходя, он избавил Алана от золотых часов, подаренных отцом, и еще от нескольких ценных вещей. Такой это был "взломщик" — как его тогда и впоследствии описывал Алан.
     Алан поступил глупо, но характерно для себя — сообщил о пропаже полиции, которая явно не слишком заинтересовалась "взломщиком". Зато очень заинтересовалась перспективой начать уголовное преследование за гомосексуальные действия (они тогда были запрещены законом) университетского преподавателя, чемпиона по бегу почти олимпийского уровня и члена Королевского общества. Алан затем посоветовался со своими друзьями в университете, которые настоятельно рекомендовали ему защищаться на суде, нанять адвоката для ведения дела и еще бог знает что. А пока не буду ли я так добр, что сообщу о ситуации нашей матери? Короткий ответ на это был "не буду".
     Поэтому я бросил все и поехал в Манчестер, где посоветовался с мистером Г., старшим партнером в лучшей манчестерской адвокатской конторе. Он в свою очередь встретился с адвокатом Алана, мистером К., который убедил Алана признавать себя виновным. В результате это дело получило минимальную огласку. Алану назначили пробацию [форма условного осуждения] в ответ на взятое им обязательство пройти лечение. Он остался на своем месте в университете, и в национальной прессе не было заголовков, которые обеспокоили бы мою мать. Между тем он нехотя согласился к ней зайти, так как я настаивал, что она должна узнать об этом деле раньше, чем до него доберутся журналисты. Я не знаю, что в точности он ей сказал или что она из этого поняла: она не обнаруживала особого интереса.
     Алан, казалось, даже теперь не понимал, как близок он был к катастрофе, хотя, задавал я себе вопрос, не было ли у него какого-то предчувствия того, что произойдет? Он продолжал говорить о "взломщике" и написал мне неприятное письмо, в котором утверждал, что мне и дела нет до его положения или положения гомосексуалистов в целом (последнее, возможно, было не так уж далеко от действительности) и что я попросту обеспокоен тем, чтобы защитить себя и своих деловых партнеров от недоброжелательных пересудов в Сити со стороны наших друзей из влиятельных кругов. Это было так далеко от истины, что я послал ему раздраженный ответ, из-за которого мне стыдно. Это было неприятное происшествие и, как я помню, единственный случай, когда мы поссорились»*.
*В оригинале (Alan M. Turing: Centenary Edition, Cambridge University Press, 2012, pp. 163-164).
     Судя по тому, что я читала в других источниках, Джон Тьюринг напрасно иронизирует над рассказом брата о взломщике. Вот и Мартин Дэвис, автор предисловия к юбилейному изданию воспоминаний матери Алана Тьюринга, приложением к которым являются воспоминания его старшего брата, пишет, что тот самый молодой человек, с которым Тьюринг познакомился в Манчестере, «Арнольд упомянул о богатом доме Тьюринга перед неким Гарри, а Гарри направился в этот дом и взял, что хотел. Оказалось, что Гарри был известен полиции и оставил отпечатки пальцев на месте кражи. Джон Тьюринг думал, что сам Арнольд был вором и не было никакого взлома, но явно заблуждался» (Alan M. Turing: Centenary Edition, Cambridge University Press, 2012, p.)

@темы: гомосексуальность, биографии, Тьюринг

23:17 

Алан Прайс-Джонс-3

В 1927 году Алан Прайс-Джонс начал учиться в Оксфорде, в колледже Магдалины. Он пишет об оксфордской жизни того времени: «На эту тему так много написано моими современниками, что я не буду повторять, как эхо, их наблюдения — возможно, лучшие из них запечатлены Осбертом Ланкастером* в книге "С точки зрения будущего".
В этой жизни женщины, и особенно оксфордские женщины, играли очень незначительную роль. Мы гордились, обнаружив, что наши приглашения приняли Элизабет Харман или Энн Хат-Джексон, но в целом девушки у нас ассоциировались с Лондоном, и мы существовали в строго мужском, но не обязательно гомоэротическом мире. читать дальше

@темы: юмор, художники, биографии, английская литература, гомосексуальность, The Bonus of Laughter

00:18 

В Википедии на русском чаще, чем в других, не любят писать в биографических статьях, что тот или иной известный человек был геем или бисексуалом. Я к этому привыкла и почти забыла, что подобные вещи не очень неохотно признают не только у нас (хотя и реже). Заглянула в статью на немецком, посвященную Джеймсу Крюсу: там наконец-то упомянули о человеке, с которым Крюс провел последние 30 лет своей жизни — о Дарио Франсиско Пересе. Но не дали ссылку ни на какой источник. Из-за этого там — совершенно справедливо, потому что все утверждения в Википедии должны подтверждаться ссылками — задали вопрос: "Есть ли доказательства того, что у Джеймса Крюса был спутник жизни по имени Дарио Франсиско Перес?"
А между тем в 2009 году была издана первая и единственная, если не ошибаюсь, биография Джеймса Крюса — книга его друга и почти ровесника Клауса Додерера (он родился в 1925, а Крюс — в 1926) «Джеймс Крюс, островитянин и гражданин мира», в которой на многих страницах говорится о Дарио именно как о спутнике жизни (Lebensgefährte) писателя. Странно, что те, кто писал биографическую статью в Википедии, не дают ссылку на эту книгу или на документальный фильм о Крюсе "James Krüss oder Die Suche nach den glücklichen Inseln" (о фильме).

@темы: гомосексуальность, биографии, Джеймс Крюс

02:27 

Алан Прайс-Джонс-2

Алан Прайс-Джонс, как Берти Вустер, учился в Итоне, затем в Оксфорде, но в подготовительную школу, как тот, не ходил, поскольку родители считали его очень умным и слишком чувствительным (он и то, и другое называет полной чепухой) и опасались, что ему грозит умственное перенапряжение. Таким образом, Алана отправили сразу в Итон в 14 лет. До этого он много времени проводил среди взрослых: леди Виктория Доуни, его бабушка по материнской линии и дочь личного секретаря королевы Виктории графа Грея, полагала, что подростку полезно слушать разговоры политиков, дипломатов, генералов и т.п., и неизменно брала внука с собой, отправляясь в гости в загородную усадьбу кого-нибудь из своих друзей. Надо заметить, что у Алана Прайс-Джонса знатные родственники были только с материнской стороны. Его отец родился в семье богатого уэльского предпринимателя сэра Прайса Прайс-Джонса, «классического викторианского магната», как называет его Алан, ничуть не преувеличивая. История сэра Прайса и его потомков разворачивалась почти по Теккерею: «Старик Памп метет лавку, бегает на посылках, становится доверенным приказчиком и компаньоном; Памп-второй становится главой фирмы, нагребает все больше и больше денег, женит сына на графской дочке. Памп-третий не бросает банка, но главное дело его жизни — стать отцом Пампа-четвертого, который уже является аристократом в полном смысле слова и занимает место в палате лордов как барон Памп, а его потомство уже но праву наследования властвует над нашей нацией снобов»*. Отличие в том, что Прайс-Джонс-первый был одновременно и вторым: он начинал подручным у торговца мануфактурой и он же стал главой фирмы и был возведен в рыцарское звание королевой Викторией. И он не захотел, чтобы кто-то из сыновей продолжил его дело, вместо этого он поощрял их идти в армию или стать членом парламента, «вследствие этого, уйдя из жизни в восемьдесят пять лет, он не оставил надежного преемника, и то, что почти 60 лет было могущественной коммерческой империей, ушло в небытие». Алан Прайс-Джонс продолжает: «И поэтому с годами мы почувствовали себя неуютно бедными. ... Впрочем ничто не изменилось. Был "Хамбер", кажется, и — поскольку ни папа, ни мама не умели водить машину — шофер. Были дворецкий, повар и столько горничных, сколько нужно».
читать дальше
* Уильям Мейкпис Теккерей, «Книга снобов, написанная одним из них» (перевод Н.Л.Дарузес).
Остальные цитаты — фрагменты автобиографии Алана Прайс-Джонса "The Bonus of Laughter" (1987). Я потом добавлю ссылки на страницы.

@темы: public schools, The Bonus of Laughter, английская литература, биографии, гомосексуальность

16:52 

Алан Прайс-Джонс-1

Некоторое время назад я читала воспоминания Джонатана Гэторн-Харди. Он упоминал своего дядю Эдди Гэторн-Харди (одного из Bright Young Things), я поискала его фотографию в сети и вроде бы нашла, даже поместила у себя, но потом выяснила, что это фотография Алана Прайс-Джонса работы Хорста.

Мне стало интересно, кто это, и я нашла его воспоминания. Алан Прайс-Джонс (1908-2000) — такой же, как и Джонатан Гэторн-Харди, типичный британец из привилегированных слоев общества, только старше на 25 лет. Тоже литератор. Кстати, обнаружилось, что мать Прайс-Джонса — сестра Алана Доуни, сослуживца Т.Э.Лоуренса.
Я сперва хотела процитировать из книги Алана Прайс-Джонса только фразу об одном эвфемизме для обозначения гомосексуальности в Англии начала XX века, но потом перевела весь отрывок, в котором упоминается этот эвфемизм. В квадратных скобках мои объяснения мест, непонятных вне контекста всей книги.
Алан Прайс-Джонс вспоминает друга семьи его родителей — Роберта Прэтта Барлоу: «Он был офицером гвардейского полка Колдстрим, как мой отец и дяди. Они, любя, его поддразнивали — разве он не был музыкален (слово, которое около 1910 года также служило эвфемистическим обозначением гомосексуальности)? Он опубликовал вальс, который часто играли на лондонских балах, написал по крайней мере одну песню на слова Алана Доуни; его деньги помогли Ноэлю Кауарду получить образование; он играл на фортепиано с журчащей неточностью; он унаследовал состояние; он был холостяком. Неудивительно, что его собратья-офицеры относились к нему чуть подозрительно.
Насколько это касалось меня, их подозрения были напрасны. Безусловно, я чрезвычайно многим ему обязан. В 1931 году он собрался поехать на Дальний Восток c Аланом Доуни, но в последнюю минуту мой дядя был назначен главой штабного колледжа в Сандхерсте, так что не мог оставить Англию. Билеты были уже куплены, и в это время Бобби Прэтт Барлоу вспомнил, что, когда речь заходит обо мне, молчание моего отца становится все дольше и все мрачнее. [За три года до этого Алан был отчислен из Оксфорда, где "даже и не пытался делать вид, что учится" (отсюда), поэтому отец беспокоился о его будущем.] Почему бы мне не поехать вместо дяди? Согласие было получено, и вскоре я уже ехал на Сицилию — в дом, где Барлоу проводил зимы.
Я ничего не знал о путешествиях за границу. Мой отец не доверял иностранцам, за исключением нигерийцев, к которым он сохранил теплую память, вроде той, что может остаться о неуклюжем, но милом домашнем питомце. [Как нетрудно догадаться, отец автора со своим полком некоторое время находился в Нигерии.] Мама один или два раза ездила с братом в Монте-Карло на двух машинах: багаж — на "Нейпире", брат с сестрой — на "Даймлере". Она гостила у своих дядей, когда один был генерал-губернатором Канады, а другой — вице-королем Индии, но при обстоятельствах, не дающих представления о путешествиях в целом. Я довольно часто самостоятельно ездил во Францию, но лишь однажды был за пределами Европы, в Марокко, и то лишь потому, что меня взяли с собой еще один колдстримский офицер и его мать — сочетание, которое для моего отца означало безопасность».
читать дальше

@темы: The Bonus of Laughter, Англия, биографии, гомосексуальность, слова

21:17 

Писательница Лин Эрвин (Ирвин*) вспоминала в предисловии к первому изданию (1959 г.) книги матери Тьюринга о сыне: «Он никогда не выглядел одетым как следует. Ни в своем плаще Барберри, поношенном и грязном, на размер меньше, чем надо, ни тогда, когда брал на себя труд надеть чистую белую рубашку или свой лучший синий твидовый костюм. Мантия алхимика или кольчуга были бы ему больше к лицу...» (1).
Из предисловия Мартина Дэвиса к изданию этой же книги в столетний юбилей Тьюринга: «Хотя Сара Тьюринг об этом не упоминает, Алан в течение нескольких месяцев был помолвлен с Джоан Кларк — девушкой, с которой он вместе работал в Блетчли-парке. Джоан была очень талантливой студенткой, математиком, которую привлекли к работе в качестве криптоаналитика. Хотя Алан с самого начала сообщил ей о своих гомосексуальных "наклонностях", она не изменила решения сохранить помолвку. Лишь после того, как они провели вместе неделю во время поездки на велосипедах в Уэльс, он решил, что все бесполезно и расторг помолвку. Они остались очень привязаны друг к другу, и все это было очень тяжело. Много лет спустя она решила не смотреть пьесу о Тьюринге "Breaking the Code", потому что это могло оказаться для нее слишком болезненно.
Джоан столкнулась с изначальными препятствиями и социальными предубеждениями, встававшими в то время перед теми, кто был женского пола и занимался математикой. В Блетчли-парке она числилась лингвистом, так как наименование "криптоаналитик" не могли отнести к женщине» (1).
Дальше говорится, что Джон Тьюринг, брат Алана, считал Джоан Кларк непривлекательной и в первой версии своего очерка, помещенного в том же издании, писал, что она не следила за собой и ходила с немытой головой (Мартин Дэвис считает эти слова следствием предубеждения Джона Тьюринга против женщин-ученых).

1) Alan M. Turing by Sara Turing: Centenary Edition, Cambridge University Press, 2012, p. xxi.
2. Ibid, p. xiii.

* Lyn Irvine. В «Словаре английских фамилий» (1986) А.И.Рыбакина фамилия Irvine передается по-русски как "Эрвин".

@темы: биографии, Тьюринг

23:19 

Из того, что Алан Гарнер (автор «Волшебного камня Бризингамена», «Элидора» и т.д.) вспоминает об Алане Тьюринге, меня больше всего заинтересовали подробности, связанные с «Белоснежкой». Я имею в виду не предположение, что Тьюринг покончил с собой, «воссоздав сцену из мультфильма Уолта Диснея», а само увлечение этим мультфильмом, подтвержденное и другими источниками. Гарнер вспоминает в статье: «У нас было нечто общее: очарованность диснеевским фильмом «Белоснежка и семь гномов», особенно превращением Злой королевы в Ведьму». В интервью (тут его можно услышать или прочитать): «И у него, Алана Тьюринга, была эта [как у самого Гарнера] одержимость связью между добром и злом, красотой и уродством, и тут играло определенную роль яблоко, потому что в фольклоре это обычное дело — волшебное яблоко, ввергающее в смертельный сон, с одной стороны ярко-красное, а с другой — ярко-зеленое, и все зависит от того, с какой стороны вы откусите».
Там же: «У него был просто исключительный голос. Это был высокий аристократический английский голос...» По этому поводу я написала в комментариях к прошлой записи, что голос Камбербетча, конечно, низкий, зато его тоже можно описать как «аристократический».
Даже жаль стало, что этот мультфильм мне не очень нравится. Такое же чувство у меня было, когда увидела его среди guilty pleasures Бертолуччи. Кстати, Бертолуччи и Гарнер посмотрели «Белоснежку» в детстве, а Тьюрингу в 1937 году, когда сняли этот мультфильм, было уже 25.

@темы: сказки, кино, биографии, Тьюринг

00:45 

В связи с этой записью вспомнила, что побег Берджесса и Маклейна в Россию в 1951 году (Флеминг делает примечание, что написал об этой истории «в марте 1956», т.е. тогда, когда о ней стали писать официально), как считается, косвенно сказался на судьбе Алана Тьюринга: «Тьюринга в атмосфере моральной паники и кризиса государственной безопасности 1952 года выставили предателем своего класса и фактором риска во время холодной войны» (мой перевод фразы отсюда).
Кстати, хочу посмотреть фильм о Тьюринге, поскольку в главной роли там Бенедикт Камбербетч.

Отсюда
Кира Найтли играет Джоан Кларк, которой в 1941 году Тьюринг сделал предложение, когда они вместе работали над криптоанализом немецких шифров. Биограф Эндрю Ходжес считает ее неподходящей для этой роли. Впрочем, ему и сценарий не понравился.

@темы: биографии, Тьюринг, Англия, secret agents, кино

18:47 

Я недавно пересказывала эту историю в комментариях, решила привести точную цитату: «Однажды [Донателло] поссорился со своим молодым учеником, который затем сбежал в Феррару. Поэтому Донателло пошел к Козимо [Медичи] и попросил его написать письмо графу Феррарскому, настаивая на том, что собирается во что бы то ни стало преследовать того юношу и убить его. Козимо, знающий натуру Донателло, дал ему письмо, но при этом другим посланием известил графа, что за человек Донателло. Граф тогда разрешил Донателло убить того юношу, где бы он его ни нашел, но когда скульптор встретился со своим учеником лицом к лицу, тот начал смеяться, и Донателло мгновенно смягчился и тоже засмеялся, подбежав к нему».
читать дальше

@темы: Возрождение, биографии

Дневник tes3m

главная