Записи с темой: биографии (список заголовков)
01:27 

Кейсмент

14:42 

Nick-Luhminskii: «Кстати, было недосуг рассказывать, но на ночь музеев навещал я картину, из которой вырезан Зубов для моей аватарки. Не поверите, но он смотрел совершенно по-другому. Во взгляде стало больше растерянности и совсем пропало это получившее меня презрение. Захворал?» Я вспомнила песню.

Прослушать или скачать Михаил Щербаков Тарантелла бесплатно на Простоплеер
Nick-Luhminskii ответил: «со мной некоторое время назад произошла еще более похожая история. Мой-то Зубов не совсем тунеядец)) А вот в одной картинной галерее одного маленького европейского города висел такой дикий портрет, так смотрел на меня, зараза, что я начал наводить справки. И выяснилось, что доподлинно всю жизнь человек валял дурака, хоть и не в России».
Должна сказать, мне в "Тарантелле" конец не так близок, как начало. Думаю, не будь картины, о том человеке мало кто стал бы вспоминать.

@темы: цитаты, музыка, история, биографии

URL
21:29 

Роджер Кейсмент и Марио Варгас Льоса


В прошлом году был издан русский перевод романа Марио Варгаса Льосы о Роджере Кейсменте — «Сон кельта» (2010). Английский перевод появился в том же году. Поскольку я как раз в прошлом году прочитала полностью "Черные дневники" Кейсмента, мне, конечно, больше всего хотелось знать, что Варгас Льоса думает о них. И не мне одной. Когда роман в оригинале еще не был опубликован, в "Гардиан" написали: «Хотя проведенная в 2002 году научная экспертиза дневников подтвердила их подлинность, некоторые утверждают, что они были подделаны британским правительством для очернения имени Кейсмента. Исследователям, занявшим противоположные стороны в этом споре, будет интересно узнать, какой позиции придерживается нобелевский лауреат и удалось ли ему передать разносторонность личности Роджера Кейсмента» (1).
     Для незнакомых с биографией Кейсмента поясню, что в этих дневниках он описывал свои гомосексуальные связи, а также и просто гомоэротические впечатления от юношей, чаще всего из стран, в которые он приезжал по делам государственной службы (Кейсмент был британским консулом сперва в Конго, затем в Бразилии). Когда Кейсмент был арестован за участие в ирландском революционном движении, при обыске в его квартире были найдены и тайные дневники.
     Правительство сделало их содержание достоянием общественности, хотя не собиралось добавлять к обвинению в государственной измене обвинение в содомии. Появилась возможность сделать Кейсмента политическим покойником, что для британского правительства было гораздо важнее его физической смерти. Более того, генеральный атторней Э.Ф.Смит (будущий лорд Биркенхед) даже надеялся спасти Кейсмента от повешения за измену, объявив его душевнобольным. Этот замысел не удалось осуществить, хотя сэр Артур Конан Дойль построил свою защиту Кейсмента именно на том, что психическое здоровье последнего будто бы пошатнулось под воздействием тропических болезней и впечатления от ужасов, творившихся в Конго и Перу.
     В детстве я читала сатирический рассказ Марка Твена «Монолог короля Леопольда в защиту его владычества в Конго»: бельгийский король там «перелистывает брошюру под названием "Обращение с женщинами и детьми в государстве Конго. Что видел мистер Кейзмент в 1903 году"» и ругает "соглядатая консула", сующего свой нос в чужие дела. Прочитав о множестве всяких зверств, король вдруг натыкается на фразу, которая даже у него вызывает беспокойство: «"60 женщин распяты". Вот уж это бестактно и глупо! Христианский мир содрогнется, прочитав такое сообщение, начнет вопить: "Профанация святой эмблемы!" Да, тут уж наши христиане загудят! 20 лет меня обвиняли в том, что я совершал по 500000 убийств в год, и они молчали, но профанация Символа - это для них вопрос серьезный. ... Конечно, не следовало распинать этих женщин... Как будто нельзя было попросту содрать с них кожу?» (2).
     В Перу обращение с туземцами отличалось не меньшей жестокостью, и понятно, почему перуанец Варгас Льоса посчитал огромной несправедливостью, что «ни в Конго, ни в Амазонии ничто не напоминает о том, кто приложил такие невероятные усилия, чтобы разоблачить страшные преступления, творившиеся там в эпоху „каучуковой лихорадки“» (3).
     В 1916 году эта деятельность Кейсмента еще была свежа в памяти людей, но, тем не менее, после обнародования подробностей из "Черных дневников", в "Дейли экспресс" написали: "ни один человек — и, разумеется, ни один священник — никогда больше не упомянет имени Кейсмента без отвращения и презрения".читать дальше
Примечания

@темы: книги, история, джентльмены и простые парни, биографии, Кейсмент, история гомосексуальности

15:59 

В статье о тайне, которую долго скрывал Ле Карре (тайна заключалась в том, что его отец работал на братьев Крэй*) обратила внимание на такую деталь: когда журналиста Грэма Лорда, который 20 лет назад пытался написать об этом (Ле Карре помешал), спросили в 2011 году, о чем все-таки ему запретил рассказывать Ле Карре, Лорд, заявив, что не решается рассказать, добавил: «Могу сказать лишь, что его явно очень привлекают женщины». Я поняла это так: он представил, о чем первым делом подумают окружающие, и поспешил развеять подобные предположения.
Кстати, когда писала о Максвелле Найте забыла упомянуть, что иллюстрации к одной из его книг ("Говорящие птицы") делал Ле Карре под своим настоящем именем (Дэвид Корнуэлл). Книга вышла в 1961 (среди книг, перечисленных в статье Википедии, посвященной Найту, ее нет, но там не все они названы).

* Гангстеры. Я о них писала в связи с лордом Будби и фильмом «The Long Firm» (тут).
И заодно еще две обложки (не знаю, кто оформлял эти книги).

@темы: secret agents, Англия, биографии

02:31 

Мариана де Кастро в уже упоминавшейся мной статье «Оскар Уайльд, Фернанду Пессоа и искусство лжи» пишет о Пессоа: «Он сам не упускал случая обратить внимание на связь между художественным стилем и особенностями личности: "Мне не нужен Фрейд, чтобы ... распознать — просто по литературному стилю — гомосексуалиста или онаниста". Поскольку Пессоа был полностью уверен в гомосексуальности Уайльда, Шекспира и Уитмена на основании их произведений, он боялся, что критики, особенно те из них, кто взглянет с фрейдистской точки зрения, придут к такому же выводу и относительно него самого» (1).
Видимо, с целью направить догадки критиков в безопасное русло Пессоа в письме к литературоведу Жуану Гашпару Симойншу (João Gaspar Simões) объясняет, что писал произведения вроде «Антиноя» и «Эпиталамы» с сознательной целью избавиться от элементов «непристойности», присутствующих в большей или меньшей степени в сознании любого человека и «в какой-то мере мешающих высшим духовным процессам», — «устранить, попросту интенсивнее их выразив» (2). Тем не менее, как отмечают в своей книге Анна Клобука и Марк Сабине, Симойнш, в дальнейшем много писавший о Пессоа, объяснял эротизм (по большей части гомоэротизм) в его творчестве не так, как тот ему подсказывал, — не умышленным изгнанием эротических элементов из сознания, а «подавленным инфантильным желанием, которое Симойнш рассматривал как жизненный центр творчества Пессоа» (2). Касаясь этой темы еще при жизни поэта, Симойнш перешел от ясных утверждений к намекам: «Кстати, известно, как сильно Фернанду Пессоа восхищается эллинской цивилизацией... и, касаясь его гетеронимов, мы не должны забывать о том, что Юнг называл "материнской глубиной", "глубиной женственности"» (2). Анна Клобука и Марк Сабине комментируют: «Смысл этого обманчиво нелогичного замечания, связывающего "эллинскую цивилизацию" с женственностью, присущей по Юнгу творческим личностям, и предваренного лукавым "кстати, известно", оказался достаточно прозрачным, чтобы вызвать длинный и тщательно продуманный ответ, в котором Пессоа одновременно восхваляет Фрейда, опровергает и доказывает свое над ним превосходство, в то же время предостерегая Симойнша против непредвиденных последствий, к которым могут привести его намеки» (2). В качестве примера такого предостережения исследователи цитируют отрывок из письма — рассказ о том, как Роберт Браунинг, услышав о «бесспорной гомосексуальности Шекспира», сказал: «Тем меньше он Шекспир!». «Вот вам публика, дорогой мой Гашпар Симойнш, даже когда эту публику зовут Робертом Браунингом», — заключает Пессоа (3).
Пессоа всегда соблюдал осторожность, рассуждая о гомосексуальности в печати. Особенно это заметно, когда сравниваешь тексты, опубликованные при его жизни, с теми, которые стали известны позднее. Помню, как меня удивила одна фраза из рассуждения Пессоа о Диккенсе, отчасти потому, что я не знала, был ли этот текст издан при жизни автора. Теперь знаю, что не был, и вполне понимаю, почему. Пессоа там сперва восхищается «Посмертными записками Пиквикского клуба» и «мистическим видением» мира, свойственным Диккенсу, а потом пишет: «Это человеческий мир, и поэтому женщины в нем ничего не значат, — таков старый языческий способ оценки, и он верен. Женщины Диккенса — картон и опилки для того, чтобы упаковать его мужчин на их пути к нам из пространства снов. Радость и вкус жизни не включает женщину, и древние греки, создавшие педерастию как институт социальной радости, знали это в полной мере» (4).
Примечания

@темы: Fernando Pessoa, биографии, история гомосексуальности

22:40 

Дополнение к этой записи.
Поль Клодель, убеждая Андре Жида убрать из «Подземелий Ватикана» «тот ужасный отрывок», писал: «Вы дискредитируете себя, становитесь отщепенцем, выводите себя за пределы рода человеческого» и предупреждал о полном жизненном крушении, «печальном конце для того, кто обещал так много».
читать дальше

@темы: французская литература, история гомосексуальности, биографии

22:36 

Перечитывала дневник Андре Жида в английском переводе (заглянула туда, чтобы найти цитату про Адониса), потом стала читать его биографию (автор Алан Шеридан).
Письмо, которое в 1914 году Поль Клодель написал Жаку Ривьеру по поводу «Подземелий Ватикана»: «С нарастающей тревогой дочитывал я роман Андре Жида. Наконец меня остановил педерастический пассаж на странице 478, проливающий зловещий свет на некоторые прежние произведения нашего друга. Должен ли я наконец признать, что он сам причастен к этим ужасным нравам, чему я до сих пор отказывался верить? После «Саула» и «Имморалиста» он не позволял себе других неосторожных поступков. Тот, который он только что совершил, повесит на него ярлык раз и навсегда. ... Значит, поэтому он так стремится приписать подобные нравы Артюру Рембо и, вне всякого сомнения, даже Уолту Уитмену? [Андре Жид переводил стихи Уитмена]». (Биограф Алан Шеридан после фразы Клоделя о приписывании «подобных нравов» Рембо и Уитмену пишет «Святая простота!».)
читать дальше
Цитаты из писем я перевела, остальное пересказала. Источник — André Gide: A Life in the Present by Alan Sheridan, Harvard University Press, 1999, 274-275.

@темы: французская литература, история гомосексуальности, биографии

17:40 

Узнала, как закончилась история, о которой вспомнила тут. Георгий Бахтаров в «Записках актера» пишет: «О его [Ю.М.Юрьева] последних днях я знаю из рассказов моих дальних родственников, старых ленинградцев, хорошо знавших Юрия Михайловича.
     Тут следует заметить, что с давних времен Юрьев имел пристрастие к лицам мужского пола. Это ни в коей мере не афишировалось, но, тем не менее, было широко известно. Нелишне напомнить, что в те времена это каралось законом. Юрий Михайлович был очень крупной фигурой, власти ему покровительствовали, и для него сделали исключение. Но с человеком, которого он любил, их разлучили. Артист Московского театра оперетты Владимир Армфельд отбывал свой срок именно по этой статье.
     После войны Юрьев серьезно заболел. Тогда он обратился с письмом то ли к Сталину, то ли к Жданову. Он писал о том, что всю жизнь служил верой и правдой русскому театру, и сейчас, перед уходом из жизни, у него единственная просьба – он хочет провести свои последние дни со своим другом Армфельдом. Юрьев был одиноким человеком, никогда не имел ни жены, ни детей, и именно Армфельду он завещал все свое имущество.
читать дальше

@темы: биографии, история гомосексуальности, театр

16:59 

Запишу тут, чтобы не потерять. Прочитала в письме Брайхер к Х.Д.: когда жена Бекфорда, уехавшая вместе с ним в Швейцарию, умерла, рожая вторую дочь, двадцать восемь наиболее влиятельных граждан города Веве подписали петицию, направленную, как я поняла, английскому правительству, в которой утверждали, что обвинения против Бекфорда в содомии не могут быть справедливы, поскольку он достойно вел себя по отношению к беременной жене (Брайхер прочитала об этом в биографии Бекфорда, написанной в 1932г. Дж.У. Оливье). Забыла упомянуть об этом, когда писала о Бекфорде.
Analyzing Freud: Letters Of H. D., Bryher, And Their Circle, 2002, p. 300.

@темы: биографии

14:13 

Я читаю сейчас в основном о XIX веке, но также и о конце XVIII века, и вот, часто встречая имя Уильяма Бекфорда (автора «Ватека»), вспомнила, каким представляла его раньше (лет 10 назад) и каким он стал казаться, когда узнала о нем больше. Вспомнила также, как лет пять назад несколько фраз о Бекфорде заставили меня почувствовать, что умолчания иногда искажают образ героя биографии не меньше прямой лжи. Я имею в виду это примечание к цитате из Бекфорда («Я ложусь спать только для того, чтобы видеть во сне то, что мне необходимо») в «Неизданных записных книжках» Цветаевой (М., 2000)):
     «Бекфорд Уильям (1760 — 1844) — английский писатель. Сын лорд-мэра Лондона, один из богатейших людей в Англии. Прославился одним произведением — написанной по-французски фантастической повестью «Ватек» (1782). Позднее издал книги: «Италия, с очерком об Испании и Португалии» (1834), «Грёзы, мысли, происшествия» (1834) и «Воспоминания о посещении монастырей в Алькобасе и Батальхе» (1835). Все они составлены из писем молодости во время его путешествия по дореволюционной Европе.
     Цветаеву, конечно, привлекла личность Бекфорда. Он был не писателем, а визионером. Бекфорд с юности бредил Востоком, вплоть до галлюцинаций. Он получил блестящее образование, его готовили к наследственной политической карьере, но все надежды родных рухнули ввиду странного характера молодого человека. Когда ему было 13 лет, его воспитатель писал о нем: «Он по-прежнему состоит только из одного огня и воздуха. Надеюсь, что должная мера земной плотности придет к нему своевременно и довершит его характер».
     Несмотря на давление родных, призывавших его в Лондон, Бекфорд сумел устоять и уединился в своем поместье. Визионерство стало образом его жизни, постоянным состоянием души. «Я уединюсь от света и буду наслаждаться собственными вымыслами, фантазиями и странностями, как бы это ни раздражало моих окружающих, — писал он в 17 лет. — На зло им я буду счастлив и буду заниматься тем, что они считают пустяками. Вместо того, чтобы изучать нынешнее политическое состояние Америки и строить мудрые планы управления ею, я буду читать и мечтать о благородной империи инков, о торжественном их почитании солнца, о таинственном очаровании Квито и величии Анд».
     С двадцати до тридцати четырех лет Бекфорд путешествует по Европе, он был в Париже во время взятия Бастилии, во время казни Людовика ХIV. В 1794 г. он возвращается в Англию, строит себе причудливый замок-дворец и уединяется в нем среди своих библиотек, коллекций древностей и садов. (См. М у р а т о в П. Бекфорд, автор Ватека//Б е к ф о р д У. Ватек. Арабская сказка/Пер. Бор.Зайцева. М.: Кн-во К.Ф.Некрасова, 1912)».
     Хочу оговориться, что у меня нет никаких претензий к писавшим эти примечания — составители примечаний и не обязаны знать подробности биографий всех, о ком им приходится упоминать. И я, разумеется, вовсе не критикую Муратова, на которого они опирались, т.к., видимо, он писал о Бекфорде так, как обычно и писали в 1912 году. Мне просто хочется показать на примере, как меняется представление о человеке, если обойти молчанием такие подробности его личной жизни, которые повлияли и на творчество, и на жизнь в целом. В результате многое из того, что происходило с этим человеком, оказывается непонятным или же получает иные, часто полностью надуманные, объяснения. В жизни Бекфорда было одно событие, которое биографы, не преувеличивая, называют роковым. В 1784 году, когда 24-летний Бекфорд, недавно написавший, но еще не опубликовавший «Ватека», только что вернулся в Англию после свадебного путешествия и стал членом парламента от Уэльса, в газетах появились заметки о том, что его застали при сомнительных обстоятельствах с Уильямом Кортни (1768 – 1835), его 16-летним кузеном, ставшим позднее 9-м графом Девоном. Полные имена героев скандала не были названы, но светские люди легко поняли, кто имеется в виду.
     Источником этих слухов считали одного из гостей, услышавшего странные звуки и вошедшего в комнату или заглянувшего в замочную скважину (по одной версии Бекфорд будто бы избивал Кортни хлыстом за измену, причем оба были полураздеты, другую версию нетрудно представить). Считается, что история с гостем, увидевшим лишнее, могла быть вымышлена дядей Уильяма Кортни, лордом Лафборо, Верховным судьей в суде по гражданским делам и политическим противником партии, к которой принадлежал Бекфорд. Лорда Лафборо также, возможно, возмущало, что Бекфорд, потомок разбогатевших буржуа, не только состоит в родстве с самыми знатными фамилиями Англии, но и сам должен скоро стать пэром, лордом Бекфордом из Фонтхилла. Однако основаны эти слухи были на реальной любовной связи Бекфорда и его кузена — лорду Лафборо удалось перехватить их письма. Многие ожидали, что Бекфорд сразу же уедет в Италию, но он около года оставался в Англии, почти не покидая своего поместья (его перестали принимать в свете, король отказался пожаловать ему звание пэра). Наконец он все же уехал в Швейцарию с женой и дочерью (через два месяца после ее рождения). Через год жена умерла, рожая вторую дочь. Бекфорд десять лет не возвращался в Англию, путешествовал, жил в основном в Португалии. Увлекался юношами и с одним из них, певчим по имени Грегорио Франчи (1770–1828), в 1796 г. вернулся в Англию, где наконец действительно уединился «среди своих библиотек, коллекций древностей и садов», а также красивых юных слуг.
     В одном письме к Франчи, ставшим его ближайшим доверенным лицом и порой уезжавшим по делам в Лондон, Бекфорд перечисляет двенадцать юношей по их кличкам — например, Турок (на самом деле тот был албанцем) и Мисс Бабочка (Miss Butterfly)*. Одного из них, своего камердинера Ричардсона (по прозвищу мадам Бион) Бекфорд, к примеру, ругал за «холодность и вялость» (frigidity and insipidity)* и называл «белокурым животным»*. Из этих писем известно и о любовных увлечениях Бекфорда за пределами его поместья: в 1807 году, к примеру, Бекфорд просил Франчи пойти взглянуть на «ангела, которого зовут Сондерс, канатоходца в Королевском цирке, бесспорного похитителя души любого содомита (bugger)»*. Сондерсу тогда было 18 (он родился в 1789). Позднее Бекфорд узнал, где тот живет, и просил Франчи предложить отцу юноши«путешествие за границу или даже пожизненную ренту» (не знаю, было ли сделано это предложение). Известно, что и в 1811 году Бекфорд переезжал из города в город вслед за цирковой труппой, в которой был Сондерс, заодно проявляя интерес и к одному юному наезднику из той же труппы, надеясь, что этого парня ему «пошлет Провидение»*.
     Еще несколько характерных выдержек из писем: 18 сентября 1813 года Бекфорд писал, что «убежал бы прочь, Бог знает куда, с одним огромным шотландцем»*, а 19 октября 1819 года — что в Бате ему понравился солдат и он надеется «получить от него несколько уроков drilling»* (непристойное значение этого слова, основной смысл которого "сверление", "бурение", думаю, понятно, но тут еще, кажется, Бекфорд играет словами, т.к. речь о солдате, а у drilling также есть значение "строевая подготовка").
     Об этой стороне жизни Бекфорда можно было бы написать и больше, но, думаю, и этого достаточно. Хотя без таких подробностей мне его образ кажется неполным, но в коротком примечании они и правда ни к чему (и ничего, что без этого он кажется несколько бесплотным — в конце концов, Цветаева знала его именно по таким описаниям), а вот то, что там отшельничество Бекфорда выглядит как результат его личного выбора, я считаю существенным искажением фактов. Бекфорд по доброй воле от высшего света не отказывался, лишь из-за скандала он вынужден был довольствоваться обществом художников, писателей и торговцев предметами искусства — они, конечно, не покинули мецената и коллекционера, богатейшего человека Англии. Когда Бекфорд перестроил в готическом вкусе свое поместье, Фонтхиллское аббатство, на праздновании в честь этого присутствовал только один человек из высшего общества, и это был лорд Нельсон, который сопровождал Эмму Гамильтон, бывшую замужем за родственником Бекфорда и дружившую с самим Бекфордом (в 1780 или 1781 он рассказал ей о гомосексуальной любовной истории, пережитой им в Венеции, а она убеждала его избегать подобных связей**.) Я думаю, лучше уж вовсе ничего не писать о причинах уединенной жизни Бекфорда, чем объяснять ее добровольным отказом от общества, умалчивая о том, что он был изгнан из света в результате скандала. Впрочем, в статье Фонтхиллское аббатство в Википедии на русском написано еще интереснее: «После смерти жены Бекфорд начал вести затворнический образ жизни».


Джошуа Рейнольдс. Портрет Уильяма Бекфорда. 1782.
+1
Примечания

@темы: литература и жизнь, история гомосексуальности, биографии, английская литература

00:29 

Отрывки из дневника леди Кэтлин Скотт: «1921. 9 февраля. Какой прекрасный день! Полковник Лоуренс пришел позировать, и мы повеселились, пока наряжали его в гостиной в арабские одеяния, молясь при этом, чтобы не объявили о визите моей слишком чопорной тетушки. Ему казалось, что его босые маленькие ножки — это нечто само собой разумеющееся. ...20 февраля. Целый восхитительный день с Лоуренсом. ... Он — очаровательный ребенок.
25 февраля. Подумать только. Слышала от Викери (артиллериста) ужасные истории о Лоуренсе. Он был в Аравии в то же самое время. По его словам, Лоуренс приписал себе честь важной высадки десанта, хотя на самом деле он и [неразборчиво, предположительно Фейсал] прибыли на следующий день, сказав, что они заблудились, но поскольку у них с фланга было море, это, кажется, невозможно. Говорит, всем известно, что он "королевская фаворитка", и что именно по этой причине вы не услышите, чтобы о нем говорили в Аравии. ...
11 мая. ...Признал свои склонности, но они не оказали [пагубного] влияния на его жизнь. Сказал, что Викери был охотником за медалями и пекся только о себе».


 

@темы: Лоуренс Аравийский, биографии, история гомосексуальности

URL
14:29 

Bright Young Things


Ивлин Во. 1955. Фотограф Сесил Битон. (отсюда.)
       Прочитала у Алисия-Х интервью — Стивен Фрай говорит о фильме «Bright Young Things», задумалась о связи между персонажами романа Ивлина Во и их прототипами — теми, кого в прессе 20-х годов прозвали Bright Young Things (или Bright Young People). В статье Википедии посмотрела на перечень имен тех, кого относили к этой группе, и заметила любопытную вещь. Для наглядности перенесла в этот пост имена всех мужчин (там еще названо семь женщин), выделила красным цветом тех, о ком читала как о гетеросексуалах, коричневым — тех, о ком я не нашла информации.
* Cecil Beaton
* Patrick Balfour
* John Betjeman
* Robert Byron
* Brian Howard
* Edward Gathorne-Hardy upd Оказался геем.
*Bryan Guinness
*Gavin Henderson Тоже оказался queer, как пишет D J Taylor в "Bright Young People: The Rise and Fall of a Generation 1918-1940" [добавлено 17.05.2015].
* Beverley Nichols
* Stephen Tennant
* Evelyn Waugh
* Henry Yorke
       О тех, кого никак не выделила: поэт Джон Бетжемен — бисексуал; Стивен Теннант, Беверли Николс, Брайан Хоуард — геи (и я о них раньше писала); Сесила Битона я бы тоже назвала геем, но некоторые называют его бисексуалом, пусть так и считается; о Роберте Байроне я не писала, но знаю, что он гей; о Патрике Бэлфуре не знала ничего, но сейчас прочла в Википедии (там и об остальных можно посмотреть), что, несмотря на брак (впрочем, недолгий), он тоже был гомосексуален. Что касается Ивлина Во, то в Оксфорде у него было несколько увлечений мужчинами (в том числе два серьезных), а в дальнейшем он придерживался гетеросексуальности, но это был сознательный выбор, а не исчезновение гомоэротического интереса. В старости он сказал в интервью: «Я всегда ходил по краю гомосексуальности. Это всегда влияло на меня» (отсюда). В Википедии его не называют бисексуалом, зато упоминают о гомосексуальном опыте в юности ("several homosexual relationships, the most lasting of which were with Richard Pares and Alastair Graham"). (Меня не интересует его личная жизнь сама по себе — я рассматриваю его в данном случае как представителя того поколения.)
       Для "чистоты эксперимента" (чтобы мой выбор не повлиял на результат) я взяла тот список "Bright Young Things", который приводится в Википедии, однако мне кажется несправедливым, что в нем отсутствует художник Рекс Уистлер, тоже то ли гей, то ли бисексуал (вообще это разделение слишком часто условно), и был постоянным участником развлечений этой группы друзей (о нем я тоже писала). Он присутствует на большинстве групповых фотографий: вот, например. Или вот
       Но даже и без Рекса Уистлера картина вышла любопытная и неожиданная, поскольку ни в романе Ивлина Во, ни в других художественных произведениях, изображающих эту группу молодых людей, нет такого количества мужчин с гомосексуальными склонностями, как в этом перечне лиц, которые существовали на самом деле.

@темы: литература и жизнь, биографии, Стивен Теннант, Ивлин Во, Англия, история гомосексуальности

16:28 

Хорст П. Хорст и Валентин Лоуфорд: фотохудожник и дипломат

12:44 

05:13 

14:00 

Из книги Соломона Волкова «Диалоги с Иосифом Бродским»

«СВ: Почему Анна Андреевна отзывалась о Михаиле Кузмине как о нехорошем человеке? Чем он был ей так неприятен?
ИБ: Да ничего подобного! Это неправда, миф. Она к Кузмину, к его стихам очень хорошо относилась. Я это знаю потому, что к поэзии Кузмина относился хуже, чем Анна Андреевна, - потому что не очень-то знал его - и в этом духе высказывался. И у Кузмина конечно же масса шлака. Ахматова встречала эти мои выпады крайне холодно. читать дальше

«Анна Андреевна пила совершенно замечательно. Если кто умел пить - так это она и Оден. Я помню зиму, которую я провел в Комарове. Каждый вечер она отряжала то ли меня, то ли кого-нибудь еще за бутылкой водки. Конечно, были в ее окружении люди, которые этого не переносили. Например, Лидия Корнеевна Чуковская. При первых признаках ее появления водка пряталась и на лицах воцарялось партикулярное выражение. Вечер продолжался чрезвычайно приличным и интеллигентным образом. После ухода такого непьющего человека водка снова извлекалась из-под стола».
Неудивительно, что выдающиеся люди выглядят такими разными в воспоминаниях современников. С одними они вместе выпивают (или, к примеру, более свободно высказывают свои взгляды на секс), а от других именно эту сторону своей жизни стараются скрыть.
читать дальше

@темы: М.Кузмин, биографии

12:40 

«Мы огорчаемся, обнаружив, что великие люди были слабы и мелочны, нечестны или себялюбивы, развратны, тщеславны или невоздержанны; и многие считают непозволительным открывать публике глаза на недостатки ее кумиров. ...
Мне непонятно, как у людей хватает духу осуждать других, когда им стоит оглянуться на собственные мысли. Немалую часть своей жизни мы проводим в мечтах, и чем богаче у нас воображение, тем они разнообразнее и ярче. Многие ли из нас захотели бы увидеть свои мечты механически записанными? Да мы бы сгорели со стыда. Мы возопили бы, что не могли мы быть так подлы, так злы, так мелочны, так похотливы, лицемерны, тщеславны, сентиментальны. А между тем наши мечты — такая же часть нас самих, как и наши поступки...»
Уильям Сомерсет Моэм "Подводя итоги", М., 1991, стр.61
«Ф и г а р о. ... Как только было замечено, что с течением времени старые бредни становятся мудростью, а старые маленькие небылицы, довольно небрежно сплетенные, произвели на свет большие-пребольшие истины, на земле сразу развелось видимо-невидимо правд. Есть такая правда, которую все знают, но о которой умалчивают, потому что не всякую правду можно говорить. Есть такая правда, которую все расхваливают, да не от чистого сердца, потому что не всякой правде можно верить.»
Бомарше «Безумный день, или женитьба Фигаро» (Перевод Н.М. Любимова)

@темы: цитаты, французская литература, литература и жизнь, биографии, английская литература

URL
23:41 

«Он сам мне говорил»

1.Проблема, с которой лучше всего начать – это проблема поиска истины. Правда ли то, что говорят, или это неправда?
2.Alnika цитировала тут историю, которую рассказывает в своих воспоминаниях Франсиско Гарсиа Лорка: "Несколько лет назад одна американская писательница прислала мне свою книгу о Федерико, в которой анализировала его творчество с фрейдистских позиций. Основное внимание, как водится в таких исследованиях, уделялось детству поэта.читать дальше
3.М.И. Гаспаров в "Записях и выписках" цитирует слова о Бахтине: «слишком обычен аргумент «Он сам мне говорил», а говорил он разное — по забывчивости, по переосмыслению, а то и по мистификации.» (2001, стр.154)

@темы: история, биографии, Лоуренс Аравийский, Лорка, Гаспаров

URL
18:55 

Свидетельства очевидцев.

Мне давно хотелось поместить рядом два отрывка, которые я прочитала в разное время в разных книгах. В. С. Чернявский (1889-1948), друг Есенина, актер и чтец-декламатор, вспоминает, как Есенин на вечере, устроенном в его честь Рюриком Ивневым, читал стихи, а потом спел несколько матерных частушек. Среди аудитории находились Михаил Кузмин (о нем Чернявский не упоминает) и поэты из его окружения.По воспоминаниям Чернявского выходит, что Есенин им не понравился и понравиться не мог.
«В обществе преобладали те маленькие снобы, те иронические и зеленолицые молодые поэты, которые объединялись под знаком равнодушия к женщине... Пожалуй, никому из «юрочек» и маленьких денди не пришелся по вкусу Есенин: ни его стихи, ни его наружность. То, что их органически от него отталкивало, объяснялось и петербургским снобизмом, и зародившейся в них несомненной завистью (настаиваю на этом). ...попросили петь частушки, напоминая, что у него есть, как он сам признался, и «похабные»...простая черноземная похабщина не показалась слушателям особенно интересной. »
Это я прочитала в 1986 году, в двухтомнике воспоминаний о Есенине. Я как-то не очень поверила, что внешность Есенина никому не понравилась. Если присутствующие были таковы, как описывает Чернявский, с чего бы им вдруг не понравился привлекательный молодой парень, что бы он там ни читал? В 1993 (или 1994) в книге «Воспоминания о Серебряном веке» я вдруг встретила описание того же вечера, сделанного как раз-таки одним из тех «маленьких денди», которых так неприязненно изображал Чернявский, В. Л. Пастуховым (1894-1967), пианистом и литератором, "очаровательным Валечкой Пастуховым."** И оказалось, что «эстетам» не понравились только стихи (кстати, совсем ранние), а внешность и частушки были оценены иначе.
«Он...был белокур и чрезвычайно привлекателен. ...Когда Есенин начал петь нецензурные частушки, пришли в восторг «оставшиеся холодными», в том числе и я.»
Для полноты картины можно было бы процитировать еще и некоторые другие воспоминания о том вечере, но я ограничусь лишь тем, что написал Рюрик Ивнев. Обратите внимание на то, что говорят Пастухов и Рюрик Ивнев (в годы юности бывшие очень близкими друзьями) о Г. Иванове и Г.Адамовиче.
«Все присутствовавшие искренне восхищались стихами Есенина...В тот вечер я сделал все, чтобы даже тень зависти и недоброжелательства не проскользнула в помещение, где Есенин читал свои стихи.»
читать дальше

@темы: биографии, русская литература

19:49 

Из интервью с автором новой биографии Сергея Дягилева, изданной в Великобритании.

читать дальше
Read more: origin.svobodanews.ru/content/transcript/187579...
Under Creative Commons License: Attribution

@темы: биографии

Дневник tes3m

главная