Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: зигфрид сассун (список заголовков)
01:51 

У Джонатана Гэторн-Харди (около года назад я переводила небольшие отрывки из его мемуаров, в том числе о Хуссейне Шерифе, внуке Махди Суданского) есть такое воспоминание о Зигфриде Сассуне (1): «Он условился встретиться с моей бабушкой [графиней Крэнбрук] в Олдборо, возможно, чтобы обсудить свой брак или какое-нибудь любовное увлечение. Я также был приглашен. Энн [тетя Джонатана] радостно заволновалась. "Ты увидишь кого-то действительно очень знаменитого, — сказала она. — Ты должен запомнить каждую деталь". Я действительно запомнил некоторые детали — орлиный нос, угловатые брови. Мы обедали в отеле Уэнтворт. Затем Сассун сказал своему сыну, почти моему ровеснику (2): "А теперь, Джордж, выйди, поиграй немного. Я должен поговорить с Дороти Крэнбрук". Тут я с огорчением понял, зачем меня пригласили.
— И ты с ним иди, Джонни.
Мои знакомства с великими часто оказывались такими» (Half an Arch: A Memoir by Jonathan Gathorne-Hardy, 2004, p. 69).
читать дальше

@темы: биографии, Зигфрид Сассун

01:07 

У меня мало фотографий Стивена Теннанта в том возрасте, когда он перестал быть красивым. Нашла еще одну.
+5

@темы: Стивен Теннант, Рекс Уистлер, Зигфрид Сассун, фотографии

23:01 

Стивен Теннант и Зигфрид Сассун. Стивен Теннант и другие Bright Young Things


Зигфрид Сассун и Стивен Теннант. Сицилия. 1930.
+8
upd

Нашла тут. Не знаю, с кем он сфотографирован.

@темы: фотографии, Стивен Теннант, Зигфрид Сассун

10:23 

Пригодится, если буду писать подробнее об отношении ТЭЛ к Сассуну.

Целиком отрывок о Зигфриде Сассуне из письма Т.Э.Лоуренса Роберту Грейвзу 13 сентября 1929 г. (Лоуренс пишет о мемуарах Грейвза) выглядит так : "SS comes out very well. I'm glad of that, for I like him: homosex and all. He's a fighting man, & generous. Hates his family millionaires.*" ("З.С. вышел очень хорошо. Я этому рад, потому что он мне нравится: гомосексуализм и все остальное. Он боец и благородный человек. Ненавидит миллионеров из своей семьи.")
Миллионеры из семьи Сассуна это сэр Филлип Сассун, о котором я писала тут, и его сестра Сибил.
*The letters of T. E. Lawrence edited by Malcolm Brown, 1991, р. 429

@темы: Лоуренс Аравийский, Зигфрид Сассун

URL
23:49 

Зигфрид Сассун и Стивен Теннант.


Я очень обрадовалась, когда Sherlock прислала мне эту фотографию. Пусть Эдит Ситуэлл и говорила, что Стивен рядом с Сассуном — вылитый маленький лорд Фаунлерой рядом со своим дедом, я все равно считаю их красивой парой. Когда они встретились, Стивену было 21, а Зигфриду — 41. Когда расстались — 27 и 47 соответственно. Заодно помещаю фотографию, на которой модель Стелла Теннант, дочь племянника Стивена, позирует в его образе.
.
Stella Tennant pays homage to her great-uncle Stephen Tennant

@темы: Зигфрид Сассун, Стивен Теннант

02:16 

Поворот винта - 4

Когда Зигфрид Сассун в октябре 1927 года познакомился со Стивеном Теннантом, он так описал его одному другу: "Ему 21 год, очень манерный, но это мило смотрится, очень остроумный, умный и божественно красивый".

Эту фотографию Стивена Теннанта (рядом с его скульптурным портретом работы Джейкоба Эпстайна) я однажды сохранила, а потом не долго не могла найти. читать дальше
Siegfried Sassoon: the journey from the trenches : a biography (1918-1967) by Jean Moorcroft Wilson, 2003 196, 207-208, 217, 266, 280, 335

@темы: художники, ТЭЛ, Стивен Теннант, Зигфрид Сассун, история гомосексуальности

18:15 

Поворот винта. 3

06:58 

Поворот винта. 2.

Начало.
Сассун признался Максу Бирбому, что "продолжает слоняться неподалеку" от Стивена, но уже начал думать о нем, как о счастье, которое больше не вернется.
В 1927 году, шесть лет назад, когда Сассун познакомился со Стивеном, ему было 41, а Стивену 21. Именно Стивен сделал первый шаг в их отношениях: он сперва увлекся поэзией Сассуна, а потом, встретившись с самим поэтом, начал пытаться его увлечь. У Сассуна тогда длился роман с актером Гленом Байамом Шоу (а до этого у него был роман с Айвором Новелло), но перед Стивеном он не устоял.
Сассун был полной противоположностью Стивену. Поэт Питер Кеннел писал, что рядом со Стивеном Сассун казался священником, влюбившемся в светскую красавицу. Сесил Битон говорил, что странно было видеть рядом двух таких разных людей: один вызывающе-яркий, другой скромный и сдержанный. Литтон Стречи, которому Зигфрид показал Стивена и его друзей, сказал о них одному из своих приятелей: "Странные создания! Всего несколько перьев там, где должны быть мозги. Зигфрид не такой, и в этом его проблема".
читать дальше
Siegfried Sassoon: the journey from the trenches : a biography (1918-1967) by Jean Moorcroft Wilson, 2003, 199-204, 264

@темы: Зигфрид Сассун, история гомосексуальности, Стивен Теннант

23:24 

Поворот винта. 1. Конец романа Зигфрида Сассуна и Стивена Теннанта.


Стивен Теннант (1906 - 1987) — аристократ, в 2о-е-30-е годы известный своей экстравагантностью и красотой, племянник Альфреда Дугласа, прототип Себастьяна Флайта и Майлса Мальпрактиса из романов Ивлина Во. sige_vic писала о нем: «Ни черта в жизни не делал, валялся практически целыми днями в кровати и писал бесконечные письма (а также бесконечный роман, который за 40 лет так и не был дописан), весьма экстравагантно одевался, пользовался макияжем (повторяя вслед за Таллулой Банкхед, что много помады не бывает ..., красил волосы и делал на них типа золотистое напыление ... серьезный роман в жизни у него был всего один - с Зигфридом Сассуном, известным поэтом-пацифистом, который по возрасту ему в отцы годился. Зигфрид, кстати, мотался с ним на какие-то южные острова, где Стивен лечился от туберкулеза.
Вообще, это забавно — как человек, который был всего-то навсего экстравагантным и эпатажным тунеядцем, отпечатался в истории настолько ярко, что про него до сих пор пишут книжки и ставят спектакли». (отсюда) Я о нем писала, конечно, в основном в связи с Зигфридом Сассуном. И в прошлый раз я упоминала о том, как Сассун после разрыва со Стивеном женился на богатой наследнице Эстер Хетти. Но о том, что было перед этим, о самом разрыве, я подробно не рассказывала.
Джин Моркрафт Уилсон, биограф Сассуна, пишет, что к 1932 году Сассуну стало ясно, что у Стивена проблемы не только со здоровьем. "У него такое же больное сознание, как и тело"— писал поэт. Стивен тогда не желал видеть Зигфрида. Тот объяснял это его капризами, но у Стивена были и серьезные неприятности. Как писала sige_vic (тут, в биографии Роберта Росса, поскольку тот дружил с Сассуном) «у него, как в известном анекдоте, была в жизни одна большая любовь – моряки». Впрочем, против солдат он тоже не возражал.
В 1931 году полиция задержала Стивена с солдатом в туалете на станции Солсбери, а летом 1932 он был арестован опять (деталей не знаю). Родным становилось все трудней спасать его от суда. Раньше его тоже ловила полиция с солдатами и матросами, но тогда он был несовершеннолетним, а теперь должен был отвечать за свои действия. Кроме того, как раз в 30-е годы началась новая волна преследований за гомосексуальность.
В апреле 1932 года Сэм Берман, приятель Сассуна видел Стивена, и ему показалось, что от того исходит «ощущение зла, каким-то образом усиленного красотой». Он вспомнил, что Сассун говорил об "отравленной красоте" Стивена, напоминавшей ему образы из "Поворота винта" Генри Джеймса. Берман был свидетелем того, как Сассуну отказали в приеме в Уилфорде, поместье, где жил Стивен, но впустили какого-то экстравагантно одетого светского молодого человека.
Сассун не понимал, что происходит. Ему казалось, что у Стивена раздвоение личности: он казался то любящим и достойным любви, то тщеславным и ненормальным.
Стивену было жаль терять такого поклонника — знаменитого поэта и героя войны — поэтому он продолжал игру в кошки-мышки: в августе 1932 года разрешил Сассуну несколько раз его навестить, после чего опять начал повторять: "Не на этой неделе". Несмотря на эти смены настроения друга, Сассун вновь начал надеяться, тем более, что новый врач Стивена, доктор Росс, считал, что Сассун самая подходящая пара для Стивена, и, видимо, убеждал пациента не порывать с ним отношений, а также пытался излечить импотенцию Стивена (Сассун считал ее источником всех его психологических трудностей)*. Стивен повторил Сассуну слова, которые сказал ему доктор Росс: "Грех это не сексуальные отклонения, как часто думают: они не имеют значения. Грех это ненависть" ("Sin — which is generally thought to be sexual aberrations— which are really unimportant — Sin is really hate").
Сассун все же продолжал сомневаться в Стивене. Позднее он писал Т.Э.Лоуренсу: "В 1932-1933 я потерял веру в свое будущее". Э.М. Форстер тогда уже был уверен, что будущее со Стивеном для Сассуна невозможно: "он может вести себя лучше, но его же собственное поведение по отношению к тебе будет его мучить — и он захочет находиться среди людей, которые ничего об этом не знают".
В феврале 1933 года Стивен прислал Зигфриду валентинку с надписью: "О Зигфрид, как верно это сердце!", а через неделю опять отказался его видеть.




Портреты Стивена Теннанта в National Portrait Gallery
Siegfried Sassoon: the journey from the trenches : a biography (1918-1967) by Jean Moorcroft Wilson, 2003, 259-261 («Поворот винта» — так называется (в честь произведения Генри Джеймса) глава этой биографии, посвященная разрыву Сассуна со Стивеном и его решению изменить жизнь.)

* upd Этот автор уверенно пишет об импотенции, но в биографии Стивена Теннанта, написанной Филипом Хором, которую я прочитала позднее, говорится о "бессилии", "неспособности" (disability), и Хор только предполагает, что это было было что-то связанное с сексуальной сферой, "возможно, импотенция".

@темы: Зигфрид Сассун, история гомосексуальности, Стивен Теннант

15:49 

Слово из четырех букв.

У меня был пост о том, как один шофер обругал Зигфрида Сэссуна: «b..y f.....g t..t», как стыдливо сообщалось в источнике. То, что «b..y » значит «bloody», а «f.....g»— «fucking», это понятно, а «t..t» я поняла ошибочно. Зато sige_vic увидела вчера и сразу догадалась.
читать дальше

@темы: язык, Лоуренс Аравийский, Зигфрид Сассун

URL
16:55 

Часто читаю в разных постах, что нельзя доверять Википедии. Я бы сказала, что нельзя слепо доверять — надо проверять. Но и книгам нельзя доверять, не разобравшись. В справочнике "Who's who in gay and lesbian history: from antiquity to World War II, том 1" (Robert Aldrich,Garry Wotherspoon) прочитала о Зигфриде Сассуне (всё, буду писать как принято, хотя Сэссун точнее, по-моему— upd нет, наоборот*). читать дальше
Примечание

@темы: Oscar Wilde, Зигфрид Сассун, Лоуренс Аравийский

17:40 

По мотивам рецензии на книгу "Siegfried Sassoon: A Life"

Если бы я пытался представить на международной выставке идеального англичанина, думаю, я выбрал бы Зигфрида Сассуна в качестве главного экспоната.по-английски
Т.Э.Лоуренс
В рецензии Питера Грина на книгу Макса Эгремонта о Зигфриде Сассуне я нашла несколько любопытных деталей, которыми хотела бы дополнить то, что писала раньше об этом выдающемся английском поэте и прозаике.
На образ мыслей Зигфрида Сассуна очень повлияла его мать, сестра скульптора Торникрафта, поклонница прерафаэлитов и Вагнера (этому увлечению матери, как нетрудно догадаться, поэт был обязан своим именем). Когда мальчику исполнилось только три года, мать подарила ему на день рождения книгу Колриджа о Шекспире. Но мать считала его таким хрупким и болезненным, что не хотела утомлять уроками: в частную школу он попал поздно и много времени проводил дома, пропуская занятия из-за настоящих и выдуманных болезней.
В юности он вел жизнь светского бездельника. Хотя он и поступил в Кембридж, но преуспел там только в спорте (зато в нем действительно преуспел - тут он и правда идеальный англичанин). Позднее он стыдился своего невежества, общаясь с Э.М.Форстером и Т.Э.Лоуренсом, но тогда он мог утешаться тем, что уже был прославленным поэтом и автором бестселлера - автобиографической книги "Записки охотника на лис".читать дальше

@темы: Стивен Теннант, Зигфрид Сассун, ТЭЛ

21:23 

Эстер Сассун

В биографии Зигфрида Сассуна (1886-1967) "Siegfried Sassoon: the journey from the trenches : a biography (1918-1967)" Джин Моркрофт Уилсон рассказывает о том, как друзья Зигфрида Сассуна восприняли его женитьбу на Эстер Хетти. Я об этом как-то писала, но совсем коротко. Э.М.Форстер уверял Сассуна (в письме 8 ноября 1933): "Я и не думал, будто ты можешь поступить неправильно, и не собираюсь прислушиваться к мнению о ней Т.Э.(Лоуренса) или кого-то еще, а буду рад с ней встретиться." Дальше он все же добавил, что эта новость, хоть он и считает ее счастливой, его озадачила, и спросил, произошел ли с Сассуном эмоциональный и физический переворот (от гомосексуальности к гетеросексуальности). По поводу последнего вопроса он добавил, что позволяет себе об этом спрашивать только потому, что очень привязан к Сассуну .
читать дальше

@темы: английская литература, ТЭЛ, Стивен Теннант, Лоуренс Аравийский, Зигфрид Сассун

18:45 

Сэр Филип Сассун, Зигфрид Сассун и Т.Э.Лоуренс

"Однажды маленьким ребенком я попал на обед к сэру Филипу Сассуну, заместителю министра авиации. Это был большой прием в огромном загородном доме, и я сидел, зажатый, как соня в "Алисе в Стране чудес", между своими родителями. "Обрати внимание, — сказал мой отец, — на человека в дальнем правом углу стола. Никогда не забывай, что ты его видел". Я увидел маленького тихого человека с резкими чертами лица и пронзительно синими глазами, одетого в грубую униформу рядового ВВС. "А кто он?" "Это Лоуренс Аравийский. Но он хочет, чтобы его знали как рядового авиации Шоу". Тогда мне стало интересно, как интересно и теперь, почему, если он настолько достоин остаться в памяти, у него такой низкий ранг, и если он сам сделал такой выбор, чтобы скрыться от известности, почему он посещает приемы вроде этого, на которых с ним непременно будут носиться как со знаменитостью". Найджел Николсон. Из рецензии на биографию Лоуренса, написанную Джереми Уилсоном (Nigel Nicolson. "Never forget that you have seen him.'' The New York Times, June 10, 1990)
По-английски
О сэре Филипе Сассун мне давно хотелось рассказать, хотя бы кратко. Филлип Сассун был кузеном поэта Зигфрида Сассуна, о котором я уже раньше писала. читать дальше

Сэр Филип Сассун в 1923 году (рисунок Сарджента) и в 1929 году.
читать дальше

@темы: ТЭЛ, Сарджент, Лоуренс Аравийский, Зигфрид Сассун

02:25 

Английская любовь к спорту меня в очередной раз изумляет: один автор, рецензируя биографию Зигфрида Сассуна, упрекает биографа за то, что тот недооценивает спортивные достижения поэта. Мол, Сассун несколько раз побеждал в беге с препятствиями и был первоклассным игроком в крикет. И как это так, написать, что Сассун был всего лишь "довольно хорошим" игроком в гольф, когда на самом деле он играл даже лучше П.Г.Вудхауза и Иена Флеминга ("At golf, Wilson describes him as a "reasonably good player", but his handicap of six makes him superior to other obsessive literary golfers such as PG Wodehouse and Ian Fleming").
www.guardian.co.uk/books/2003/aug/05/londonrevi...

@темы: Зигфрид Сассун, Англия

12:43 

Среди любимых стихов, переписанных Т.Э.Лоуренсом в записную книжку, было одно стихотворение Сассуна, которое давно уже нравилось и мне:
The Dug-Out

Why do you lie with your legs ungainly huddled,
And one arm bent across your sullen cold
Exhausted face? It hurts my heart to watch you,
Deep-shadow'd from the candle's guttering gold;
And you wonder why I shake you by the shoulder;
Drowsy, you mumble and sigh and turn your head. . . .
You are too young to fall asleep for ever;
And when you sleep you remind me of the dead.

Siegfried Sassoon

@темы: стихи, ТЭЛ, Лоуренс Аравийский, Зигфрид Сассун

URL
20:16 

8 cентября 1886 года родился Зигфрид Сассун

Я случайно вспомнила, что сегодня его день рождения. Как раз делала пост про найденные мной в сети рисунки его возлюбленного Стивена Теннанта.
Стихотворение Сассуна
Сассун с женой.

+7
Я не нашла новой фотографии Сассуна со Стивеном Теннантом, который считается самой большой любовью его жизни.
7
Мечты прекрасного принца (рисунки Теннанта после расставания с Сассуном). Я не нарочно подбирала, просто такие, видимо, у него были интересы.
9

@темы: Стивен Теннант, Зигфрид Сассун

18:35 

Латинские любовники

Дальше идет не статья о том, что означает это выражение, а очень субъективные заметки.

Нашла такую обложку журнала. Сперва решила, что изображена Золушка, но у нее в руках журнал, по-моему, с Рудольфом Валентино. Когда я была маленькая, я тоже считала его идеалом красоты. И сейчас считаю, что он был очень красив, а то, что он был объектом культа и остался легендой, разумеется, еще важнее. Тогда я не расставалась с книгой "Звезды немого кино"(М.,1968) и в ней была статья Жоржа Садуля о Валентино. Он там упоминал и о том, что Валентино любил грызть сырой лук (привык в детстве, как Буратино), и о том, что носил массивные золотые браслеты, и о том, что рано начал лысеть (и красил кожу черной краской, оставлявшей на наволочках пятна). Всего этого, пишет Садуль, поклонницы в свое время не знали.

+9
А где-то у родителей есть старые открытки - там нет Валентино, но есть его подражатель Рамон Новарро (1899-1968). Дальше идет мрачная история о том, как умер Новарро.
Фотографии Рамона Новарро, Роланда Гилберта, Рикардо Кортеса и немного текста
3 фотографии Айвора Новелло

@темы: Айвор Новелло, Зигфрид Сассун, кино, красота

21:49 

Э.М.Форстер, Зигфрид Сассун, Т.Э.Лоуренс. История дружбы.3ч

Продолжение. Начало тут и тут.
В письме матери 23.3.1924 года Форстер описывает, что жизнь в Клаудс-Хилл ему понравилась - даже то, что ели они не за столом, а держа тарелки на коленях ("очень мило и странно") - и сообщает, что, пока Лоуренс занимался делами, связанными с изданием книги, он предложил "одному из других солдат" прогуляться по окрестностям. Солдат описан как "сообразительный и музыкальный кокни" (явно "Пош" Палмер), с которым они подружились. А о самом хозяине дома Форстер пишет матери: "Лоуренс мне нравится, хотя он, конечно же, странный и тревожный ( I like Lawrence though he is of course odd and alarming)". Подруге Флоренс Баргер он написал, что и читать Лоуренса, и общаться с ним большое счастье, потому что тому удается заставить человека ощутить и себя способным сделать все то, что совершил сам Лоуренс. "Я не знаю, признак ли это гения, но встречается такое редко". Однако Форстеру хотелось лучше узнать Лоуренса, хотелось, чтобы и он рассказывал ему о своих чувствах, как Сассун и Акерли. Но тот казался замкнутым и ускользающим, хотя и любезным. Форстер даже начал считать его неспособным испытывать привязанность, но, как позднее признавался, изменил свое мнение, когда Лоуренс, уезжая в Индию, подарил ему "великолепный экземпляр" новой редакции "Семи столпов мудрости"(издание по подписке). Форстер проницательно подметил одну важную черту Лоуренса: "он был в состоянии отклонить близость, не ослабляя привязанность". Именно это, а также и упомянутая выше способность Лоуренса воодушевлять окружающих, внушать им веру в себя, составляли в глазах Форстера основу харизматического лидерства Лоуренса. Кстати, когда Форстер находился в творческом кризисе, только Лоуренсу удалось убедить его в том, что он способен продолжать писать.
Как раз во время службы Лоуренса в Индии, когда они могли только переписываться, их дружба укрепилась - благодаря рассказу Форстеру "Доктор Вулэкотт", глубоко затронувшему самые важные и болезненные для Лоуренса темы. Я писала об этом отдельно. Джефри Майерс в статье о дружбе этих двух писателей очень точно написал: "Хотя в то время, как Форстер кормил свою кошку хлебом с маслом и читал лекции в Кембридже, Лоуренс, потный и грязный, возился с самолетными двигателями в Вазиристане, мысли их текли параллельно". Параллельно на диво, несмотря на нежелание Лоуренса обсуждать свою личную жизнь, что мне, кстати, напоминает слова Пруста, обращенные к Андре Жиду, о том, что, обсуждая сексуальность, можно говорить всё, что угодно, если не признаваться в том, что это о себе самом. (Вообще о Лоуренсе и Прусте надо писать отдельно: я уже упоминала о том, как Пруст анализировал гомоэротическую основу одержимости войной и мужским братством у некоторых людей, причем теперь у меня мелькнула мысль, а не учитывал ли он рассказы о Лоуренсе, "Принце Мекки"? Почему бы и нет? Ведь упоминает же о Лоуренсе ("полковник Флоренс") его однофамилец в своем романе "Любовник леди Чэттерли". А в то время, как Пруст писал "Обретенное время", в Париже обсуждали и легендарные подвиги, и странности знаменитого англичанина.) Лоуренс в письме, написанном еще до того, как он прочел потрясший его рассказа, выразил нежелание читать неопубликованный роман ("Морис"), так как Форстер и не скрывал, что роман очень личный: "Я чувствовал, что это похоже на вашу последнюю крепость и если я прочитаю, вы откроетесь мне весь - и предположим, мне это не понравится? Я так смешно устроен в чувственном отношении (в письме слово неразборчиво написано, поэтому одни читают sensually (The letters of T.E. Lawrence, ed.David Garnett - 1939), другие sexually (The Letters of TE Lawrence, ed. Malcolm Brown 1988). В настоящее время вы во всех отношениях правы в моих глазах - это потому что вы очень о многом умалчиваете, как и я. Если бы вы знали обо мне все (возможно, вы и знаете: ваша проницательность так велика. Могу ли я написать вместо этого "если бы я знал, что вы знаете..."?) вы бы предпочли даже не думать обо мне."
(It was like your last keep, I felt: and if I read it I had you: and supposing I hadn't liked it? I'm so funnily made up, sensually. At present you are in all respects right, in my eyes: that's because you reserve so very much, as I do. If you knew all about me (perhaps you do: your subtlety is very great: shall I put it 'if I knew that you knew...'?) you'd think very little of me. )8.IX.27
Такие уклончивые и непонятно на что намекающие письма (о своих догадках на этот счет я лучше потом в сообществе напишу), разумеется, еще больше усиливали желание Форстера прорвать оборону Лоуренса. Письма в связи с "Доктором Вулэкоттом" кое- что объяснили, но последние крепости, охраняющие тайны Лоуренса, так и остались неприступными. Все же Форстер и без того был привязан к своему другу и часто встречался с ним, когда Лоуренс вернулся в Англию. Форстер полюбил "счастливую небрежность" (happy casualness) жизни в Клаудс-Хиллс. С удовольствием он описывает кусты азалий вокруг дома, еду из консервных банок и китайский чай в "миленьких чашках, покрытых черной глазурью".
Он хорошо ладил с Лоуренсом, хотя их взаимные комплименты иногда напоминали разговоры Манилова с Чичиковым. "Это вы - "более великий гений, чем я" -пишет Форстер в ответ на лесть. Лоуренс возражает: "Не противоречьте мне: вы только потеряете время! Я чувствую, что хочу сказать "дорогой мэтр" - и перестаньте делать из меня дурака... Не смейтесь над тем, что я пишу, говоря, что это лучше, чем ваше..."; "Я недостоин читать то, что вы пишите".
Я слишком увлеклась описанием Т.Э.Лоуренса, хотя главный герой этих записей, по замыслу, Э.М.Форстер. Постараюсь в следующей части, которая, наверное, будет последней, писать больше о нем, а также вспомнить о Сассуне.

@темы: Э.М.Форстер, Лоуренс Аравийский, Зигфрид Сассун

18:58 

Э.М.Форстер, Зигфрид Сассун, Т.Э.Лоуренс. История дружбы. 2 ч.

Читая "Семь столпов мудрости", Зигфрид Сассун пришел в восторг, собственный военный опыт показался ему незначительным, а о Лоуренсе он стал думать как о "безупречном свехчеловеке". Но Лоуренс-автор был не так безупречен как Лоуренс-герой книги. Сассун не вполне поверил скромности, с которой Лоуренс спросил о книге: "Хоть что-нибудь из этого чего-то стоит?" Он ответил: "Ах, чтоб тебя, сколько еще, по твоему, я должен тебя успокаивать насчет твоего гребаного шедевра? Это ВЕЛИКАЯ КНИГА, пропади ты пропадом! Ты удовлетворен?" Лоуренс поблагодарил его за "замечательное письмо" и добавил: "Только суждения вроде твоих и Шоу могут меня немного успокоить на этот счет.... Это много значит, потому что я собираюсь сыграть Nunc dimittis ("Ныне отпущаеши"), если приду к такому решению". Лоуренс, как всегда, выражался замысловато, но Сассун понял, что тот угрожает самоубийством. Окружающие прощали Лоуренсу такие выходки, вот и Сассун не перестал преклоняться перед героем. А когда Лоуренс вскоре после этого пришел к Сассуну сам, тот, глядя на гостя, мирно пьющего чай с бисквитами, такого "маленького и погруженного в себя", почувствовал, что хочет его защищать и оберегать. Биограф Джин Муркрофт Уилсон пишет, что Сассун вообще был склонен испытывать такие чувства (он и женился позднее именно для того, чтобы иметь собственного ребенка, о котором можно было бы заботиться), а Лоуренс замечательно умел такие чувства пробуждать. Многим казалось, что он такой беззащитный и несчастный, что вот-вот пропадет - и именно без их помощи (и так он действовал не только на пожилых и бездетных Бернарда Шоу и его жену Шарлотту, но и на 19-летнего шотландца Джона Брюса, который как раз незадолго до этого - в сентябре 1923 года - после долгих уговоров согласился его сечь ). Вот и Сассун захотел как-нибудь помочь ему - хотя бы с книгой. Он считал, что сам не разбирается в прозе настолько, чтобы редактировать и давать советы, для этого требуется тонкий и проницательный критик. Сассун попросил разрешения показать книгу Форстеру. Он не сомневался, что тому многое в "Семи столпах мудрости" будет близко - особенно любовь к востоку и еще одна любопытная особенность мировоззрения автора.
Действительно, Форстер был поражен, раскрыв книгу и обнаружив в начале первой же главы слова о юношах, "удовлетворяющих скромные потребности друг друга своими чистыми телами " (что автор считает целомудренным поведением, поскольку иначе этим чистым юношам пришлось бы обратиться к грязным проституткам, блуждающим неподалеку, или же губить здоровье воздержанием), о "друзьях, дрожащих вдвоем на податливом песке, сблизив горячие конечности в наивысшем объятии", которые таким образом "находят скрытое в темноте чувственное соответствие той страсти разума, что вплавила душу и дух каждого из нас в единое пламенное усилие." Можно себе представить, как такие пассажи изумили тех немногих, кто прочитал их тогда, если даже современные читатели находят их jaw-dropping (из отзыва в сети). Изумило, разумеется, не то, что автор так думал, а то, что он посмел это написать и напечатать. Форстер позднее написал, что за откровенность в области секса, проявленную Лоуренсом, большинство других писателей были бы схвачены полицией (sexual frankness which would cause most authors to be run in by the police).
Разумеется, это было не единственное достоинство книги, которую Форстер счел шедевром (как Шоу, Черчилль, Оден и еще многие другие). Правда, он не стал на этот раз писать слишком восторженно, чтобы не отпугнуть автора. Однако разбор книги в письме к Лоуренсу был, конечно, лестным. Форстер заодно попросил разрешения скопировать три отрывка - один за красоту, два "по другим причинам"(по тем, о которых я писала выше), на что получил разрешение в ответном письме и предложение делать с книгой все, что пожелает. Лоуренс рассыпался в комплиментах: по его письму получалось, что Форстер велик, а сам он ничтожен. Так он продолжал держаться с ним и дальше ("если блоха может ощущать свое родство со львом...", "well, you can't imagine how the worm then tries to uplift itself! I am not impugning your imagination, in that remark, but your worminess. Never having been a worm, you can't really know a worm's feelings"), что застенчивого писателя не могло не смущать. Однако вряд ли хоть немного смущался Лоуренс. В первом же письме он попросил Форстера помочь ему в работе над книгой, раз уж такой великий гений до него снизошел. Вскоре они встретились лично. Рассказывая о встрече Сассуну, Форстер признался, что "едва сдерживался, чтобы не потерять в его присутствии самообладание... А я не имею права терять самообладание. Недостаточно красиво." После этого Форстер стал иногда приезжать в Клаудс-Хилл, маленький дом Лоуренса в Дорсете, в котором тот отдыхал от казармы. Там обычно проводили время и его друзья - рядовые Артур Рассел и Э.С. "Пош" Палмер. С последним Форстер подружился и даже помогал - не знаю, ради него самого или чтобы угодить Лоуренсу. Палмер женился и нуждался в деньгах, а Лоуренс хотел продать один из экзампляров "Семи столпов мудрости" в его пользу (еще он поступил так же с изображающим его рисунком О.Джона). Взялся за это Форстер. При частом общении с новым другом Форстеру открылись и его слабости, и его смешные черты. Лоуренс, по его мнению, явно позировал, превращаясь из "скрытного оксфордского магистра искусств" в какого-то "разудалого пирата".
Однако проведя некоторое время в гостях у Лоуренса (они работали над новой редакцией "Семи столпов"), Форстер написал о нем Сассуну так: " Он редкое, нездешнее, сверхъестественное, но привлекательное создание. Я подозреваю, что он занимается какими-то практиками, вроде йоги: иначе не могу объяснить его отношения к телу — к его собственному и к телам других людей. Он считает тело грязным и поэтому не одобряет добровольный физический контакт с телами других. Не сомневаюсь, что от этого и рукопожатие такое вялое. Хотелось бы знать, была ли у него эта черта до того, как его пытали в Дераа". Форстер был очень наблюдательным, хотя и не догадался, какими именно "практиками" занимается Лоуренс.
Сассун имел свою точку зрения на Лоуренса. Он не верил в его отказ от "физических контактов с телами других". Сассун и Лоуренс часто встречались в гостях у Томаса Гарди, перед которым оба преклонялись. Хотя они и принадлежали к поколению, отвергавшему викторианство, но Гарди был живым классиком, подлинно великим романистом - то есть викторианцем, которым не стыдно было восхищаться. Сассун появлялся у него со Стивеном Теннантом - и старый писатель, не подозревавший о том, что Сассун гомосексуалист, умилялся "дружбе этих молодых людей" (для него и Сассун был совсем молод). А Лоуренс, часто приезжавший к великому писателю на своем мотоцикле, иногда привозил с собой юного Артура Рассела, рядового, служившего вместе с ним в танковом корпусе. Сассун пристально наблюдал за Лоуренсом и "маленьким Расселом" и после того, как однажды пил чай в Клаудс -Хилл в компании их обоих, записал в дневнике, что пришел к заключению: Рассел — любовник хозяина Клаудс-Хилл. Однако он не осмелился спросить об этом у них самих. Зато он намекнул на свою догадку Лоуренсу, назвав Рассела его "Патроклом". Лоуренс, видимо, посчитал нужным намек не заметить, а Рассел его просто не понял. О том, кто такой Патрокл, он в общих чертах знал, но, возможно, из какого-нибудь пересказа мифов для детей, и никаких смущающих душу толкований не ведал, поэтому отнесся к прозвищу с гордостью и с тех пор стал так сам себя называть*. Боюсь ошибиться, но мне кажется, что о том, как именно по этому поводу писал в своем дневнике Сассун, стало известно недавно - из биографии, написанной Дж.М.Уилсон (издана в 2003г).
*С Лоуренсом он дружил до смерти последнего и был одним из поддерживающих концы покрова на похоронах Лоуренса. На его деньги в 1985 году была поставлена скамейка возле могилы Лоуренса - с надписью "От "Патрокла" Рассела". Умер он в 1997 году, в возрасте 93 года, а я видела его фотографии в возрасте 82 лет (в 1986) - никогда бы не дала ему столько, так хорошо он там выглядит.
Основная литература:
читать дальше

@темы: Э.М.Форстер, Лоуренс Аравийский, Зигфрид Сассун

Дневник tes3m

главная