Записи с темой: литература и жизнь (список заголовков)
02:41 

Вчера, пытаясь найти совершенно другое, узнала из статьи, что исследователь пустыни и шпион Ласло Алмаши, прототип героя романа «Английский пациент» (и снятого по нему фильма), был гомосексуален. В Википедии на русском об этом не сказано, в англоязычной написали, да и вообще об этом я видела много статей. Точно установленным фактом гомосексуальность графа Алмаши стала считаться только в 2010 году, после того, как нашли его письма. Из них стало известно о романе Алмаши с молодым немецким офицером Гансом Энтхольтом, которого считают самой большой любовью в его жизни, и обо многом другом (сотрудник Института имени Генриха Барта, где находятся сейчас письма, заявил в интервью в журнале «Шпигель», что «среди любовников Алмаши были египетские принцы») (1). Но о гомосексуальности Ласло Алмаши большинство биографов писало еще до 2010 года. По воспоминаниям современников ясно, что графу не удалось скрыть свою личную жизнь (или он не очень стремился ее скрыть). Из-за его репутации англичанка, жена одного из его спутников в экспедиции, отказывалась пожать ему руку при встрече. Именно эта дама, Дороти Клейтон, послужила прообразом для Кэтрин Клифтон, возлюбленной Алмаши в "Английском пациенте" (2). Странно, но факт.
     Вот что вспоминает о Дороти Клейтон сын другого члена экспедиции: «Она и Элли [мать повествователя] прекрасно ладили друг с другом, и обе — каждая сама по себе — испытывали отвращение к графу Ласло Алмаши... Эти леди тотчас же почувствовали его гомосексуальные склонности и то, что он вызывал подозрения у некоторых знавших его людей. Леди Дороти более одного раза уклонилась от того, чтобы пожать ему руку» (2). То, что Дороти Клейтон была не расположена к Алмаши, подтверждает и отец этого мемуариста (3). Работник итальянской спецслужбы сообщает: «В Каире Алмаши встретился с леди Клейтон, которая обошлась с ним очень холодно...» (3).
     Писавшие о графе Алмаши авторы, Сол Келли, Ричард Брукс, Джин Хауард, давно упоминали и о сомнительной репутации графа, и о письмах к «любви всей его жизни», Гансу Энтхольту, найденных в фамильном замке Алмаши (3). Однако среди биографов любого выдающегося человека почти всегда найдется хотя бы один, до последнего не желающий признавать что-либо подобное. Вот и о Ласло Алмаши в 2002 году в Венгрии издали книгу «Подлинная история Английского пациента», автор которой Янош Кубасек пишет: «Одна из неразгаданных тайн связана с любовной жизнью Алмаши. У него были романтические интересы, но ничто не свидетельствует о длительной любовной истории, как в романе или фильме» (3). Чтобы объяснить отсутствие романов с женщинами (а возможность других романов даже не обсуждается), автор цитирует слова кузена Алмаши: «Никакая женщина не смогла бы долго выносить, что она на втором месте после Сахары» (3).

Примечания

@темы: литература и жизнь, кино, история гомосексуальности, secret agents

23:33 

В начале романа Алехо Карпентьера «Век Просвещения» говорится, что любимой картиной одного из героев, Эстебана, было «большое полотно из Неаполя – работы неизвестного художника, – где в нарушение всех пластических законов было изображено апокалипсическое видение катастрофы. читать дальше
В примечаниях к русскому переводу, который я читала в юности, об этой картине ничего не говорилось, поэтому мне казалось, будто ее придумал сам Карпентьер (2). Сейчас я прочитала, что он подразумевал картину Монсу Дезидерио «Аса, царь Иудеи, разрушает идолов» (3).

«Карпентьер, вероятно, заинтересовался работами Монсу Дезидерио после 1935 г., когда этот художник был заново открыт одним французским историком искусств и стал считаться предтечей сюрреализма наряду с другими "причудливыми" художниками, вроде Арчимбольдо. ... В 1940-е и 1950-е наблюдалось возрождение интереса к Монсу Дезидерио... Феликс Слейс, врач и знаток искусства, диагностировал у Дезидерио шизофрению» (4). Как установили в то время, под именем "Монсу Дезидерио" были известны три разных художника, живших в Неаполе в начале 17 века. Имена двоих известны — Франсуа де Номе и Дидье Барра, лотарингцы из Меца, почти ровесники. Картина, которую упоминает Карпентьер, считается произведением Франсуа де Номе.

Мученичество святого Иоанна Богослова.+3
Довольно много картин Монсу Дезидерио.
Примечания

@темы: художники, литература и жизнь

02:09 

Многие отмечали, что Флеминг любил придумывать своим злодеям экзотическое происхождение и никогда не делал их англичанами. Я приводила слова Умберто Эко об этом (1), и то же прочла у авторов, мнение которых о Флеминге и гомосексуальности в Итоне я недавно цитировала, причем они перешли к этому как раз после фрагмента об Итоне, связав одно с другим словами «Флеминг был британцем с головы до пят» (2). Неудивительно, что увидев рядом упоминания о гомосексуальности, о злодеях и о настоящих британцах, я подумала о том, как все-таки Великобритания, которую Флеминг знал, в которой жил, отличалась от той, которую он описывал.
     В книгах Флеминга можно намекнуть на гомосексуальность мужчины (или даже написать об этом прямо, как о мистере Винте и мистере Кидде), только если это отрицательный персонаж, а в жизни Флеминг дружил с открытыми геями (У.Пломером и Н.Кауардом), считал, по словам авторов, упомянутых выше, что никто из учившихся в Итоне не избежал гомосексуального опыта, да и биографии двоих из трех основных прототипов М являются подтверждением слов Филлипа Найтли — «тайные миры слежки и гомосексуальности всегда хорошо сочетались». В романах о Бонде происходит много невероятного, но невозможно представить, чтобы там один из старших сотрудников МИ-6 в юности был физически близок с Робертом Россом, Альфредом Дугласом и самим Оскаром Уайльдом (а после этого, добавим для полноты картины, еще и с «женщиной, за которую заплатил Дуглас»(3)), как в реальности произошло с Клодом Дэнси (напоминаю, что это не предположение, а факт, недавно признанный и самой британской разведкой). Один из самых известных злодеев бондианы, Блофелд, равнодушен к женщинам (и, зная Флеминга, можно сказать, что он явно неспроста упоминает о "ласковых кукольных глазах" Блофелда и его "длинных черных шелковых ресницах, которые должны были бы принадлежать женщи­не"(5)). Когда в романе "Живешь лишь дважды" Блофелд выдает себя (под фамилией Шэттерхэнд) и свою помощницу Ирму Бундт за мужа и жену, Флеминг подчеркивает непривлекательность Ирмы, поскольку красотка рядом с Блофелдом однозначно показалась бы его любовницей. В мире Флеминга такие отношения с женщиной могли быть, разумеется, только у врага, а в реальном мире, как мы видели, в них постоянно вступал Максвелл Найт (причем его жены и подруги всегда были хороши собой).
     Флеминг вряд ли догадывался о секретах Найта и бурной молодости Дэнси, но хорошо знал других геев, знал, что они есть среди разведчиков (вспомним хотя бы случай с Пломером). А ведь было еще множество мужчин, которых никто геями не считал, потому что их гомосексуальный опыт относился лишь к юности, как у Ивлина Во и Сирила Коннолли, приятеля Флеминга (6). Я цитировала его воспоминания о первой любви в Итоне, где он находился до 19 лет ("это были непрерывные дневные грезы, придумывание сюрпризов, вручение подарков, мучительное ожидание, безумное нетерпение" (7)), а в дальнейшем он постоянно ухаживал за женщинами и был три раза женат.
      Но как бы много ни знал Флеминг о гомосексуальном опыте (или только склонностях) своих друзей, коллег и знакомых, такие подробности не проникали на страницы его романов или же приписывались иностранцам-злодеям, поскольку гомосексуальность (8) с точки зрения Флеминга относилась к тем «отрицательным ценностям», которые в его мире характеризуют злодеев (злодей у Флеминга, по словам Умберто Эко, олицетворяет принадлежность к неанглосаксонским странам, «а также Алчность, возведенную в степень пара­нойи, Планирование как технологию и философию, Рос­кошь как аксессуар деспотической власти, Излишества физические и психические, физическую и моральную Извращенность и радикальную Бесчестность...»)(9). При этом, по мнению того же Эко, Флеминг «характеризует своих персонажей так или иначе не в силу каких-либо идеологических предпочтений» — он «берет на вооружение манихейство ради создания эффек­тивных сюжетов», «при­бегает к общераспространенным и общепонятным клише» (например, «он перестал отождествлять зло с Россией, как только меж­дународная ситуация сделала Россию по общему мнению менее угрожающей») (10).
Окончание напишу потом.
Примечания

@темы: secret agents, Англия, Эко, история гомосексуальности, литература и жизнь

01:40 

После того, как перечитала "Мэри Поппинс", слушала английскую танцевальную музыку 30-х годов и случайно нашла на YouTube песню Ноэла Кауарда (или Коуарда, как раньше у нас писали (1)) "Без ума от этого мальчишки" — о безнадежной любви к молодому киноактеру. Песня написана от лица женщины, ее исполняли многие певицы. Но мне она впервые попалась в исполнении автора, я заинтересовалась и прочитала о ней статью в Википедии, откуда узнала, что, по слухам, в песне отразилось неразделенное чувство Кауарда к Дугласу Фэрбенксу-младшему. Еще в статье говорилось о том, что Кауард написал несколько новых куплетов для бродвейской постановки ревю, в котором звучала эта песня. Петь новые слова должен был мужчина, но в конце концов от них отказались, сочтя слишком рискованными. Этот отрывок я нашла в одной из книг, посвященных Кауарду, и сделала подстрочный перевод:
читать дальше

@темы: история гомосексуальности, кино, литература и жизнь, музыка

14:13 

Я читаю сейчас в основном о XIX веке, но также и о конце XVIII века, и вот, часто встречая имя Уильяма Бекфорда (автора «Ватека»), вспомнила, каким представляла его раньше (лет 10 назад) и каким он стал казаться, когда узнала о нем больше. Вспомнила также, как лет пять назад несколько фраз о Бекфорде заставили меня почувствовать, что умолчания иногда искажают образ героя биографии не меньше прямой лжи. Я имею в виду это примечание к цитате из Бекфорда («Я ложусь спать только для того, чтобы видеть во сне то, что мне необходимо») в «Неизданных записных книжках» Цветаевой (М., 2000)):
     «Бекфорд Уильям (1760 — 1844) — английский писатель. Сын лорд-мэра Лондона, один из богатейших людей в Англии. Прославился одним произведением — написанной по-французски фантастической повестью «Ватек» (1782). Позднее издал книги: «Италия, с очерком об Испании и Португалии» (1834), «Грёзы, мысли, происшествия» (1834) и «Воспоминания о посещении монастырей в Алькобасе и Батальхе» (1835). Все они составлены из писем молодости во время его путешествия по дореволюционной Европе.
     Цветаеву, конечно, привлекла личность Бекфорда. Он был не писателем, а визионером. Бекфорд с юности бредил Востоком, вплоть до галлюцинаций. Он получил блестящее образование, его готовили к наследственной политической карьере, но все надежды родных рухнули ввиду странного характера молодого человека. Когда ему было 13 лет, его воспитатель писал о нем: «Он по-прежнему состоит только из одного огня и воздуха. Надеюсь, что должная мера земной плотности придет к нему своевременно и довершит его характер».
     Несмотря на давление родных, призывавших его в Лондон, Бекфорд сумел устоять и уединился в своем поместье. Визионерство стало образом его жизни, постоянным состоянием души. «Я уединюсь от света и буду наслаждаться собственными вымыслами, фантазиями и странностями, как бы это ни раздражало моих окружающих, — писал он в 17 лет. — На зло им я буду счастлив и буду заниматься тем, что они считают пустяками. Вместо того, чтобы изучать нынешнее политическое состояние Америки и строить мудрые планы управления ею, я буду читать и мечтать о благородной империи инков, о торжественном их почитании солнца, о таинственном очаровании Квито и величии Анд».
     С двадцати до тридцати четырех лет Бекфорд путешествует по Европе, он был в Париже во время взятия Бастилии, во время казни Людовика ХIV. В 1794 г. он возвращается в Англию, строит себе причудливый замок-дворец и уединяется в нем среди своих библиотек, коллекций древностей и садов. (См. М у р а т о в П. Бекфорд, автор Ватека//Б е к ф о р д У. Ватек. Арабская сказка/Пер. Бор.Зайцева. М.: Кн-во К.Ф.Некрасова, 1912)».
     Хочу оговориться, что у меня нет никаких претензий к писавшим эти примечания — составители примечаний и не обязаны знать подробности биографий всех, о ком им приходится упоминать. И я, разумеется, вовсе не критикую Муратова, на которого они опирались, т.к., видимо, он писал о Бекфорде так, как обычно и писали в 1912 году. Мне просто хочется показать на примере, как меняется представление о человеке, если обойти молчанием такие подробности его личной жизни, которые повлияли и на творчество, и на жизнь в целом. В результате многое из того, что происходило с этим человеком, оказывается непонятным или же получает иные, часто полностью надуманные, объяснения. В жизни Бекфорда было одно событие, которое биографы, не преувеличивая, называют роковым. В 1784 году, когда 24-летний Бекфорд, недавно написавший, но еще не опубликовавший «Ватека», только что вернулся в Англию после свадебного путешествия и стал членом парламента от Уэльса, в газетах появились заметки о том, что его застали при сомнительных обстоятельствах с Уильямом Кортни (1768 – 1835), его 16-летним кузеном, ставшим позднее 9-м графом Девоном. Полные имена героев скандала не были названы, но светские люди легко поняли, кто имеется в виду.
     Источником этих слухов считали одного из гостей, услышавшего странные звуки и вошедшего в комнату или заглянувшего в замочную скважину (по одной версии Бекфорд будто бы избивал Кортни хлыстом за измену, причем оба были полураздеты, другую версию нетрудно представить). Считается, что история с гостем, увидевшим лишнее, могла быть вымышлена дядей Уильяма Кортни, лордом Лафборо, Верховным судьей в суде по гражданским делам и политическим противником партии, к которой принадлежал Бекфорд. Лорда Лафборо также, возможно, возмущало, что Бекфорд, потомок разбогатевших буржуа, не только состоит в родстве с самыми знатными фамилиями Англии, но и сам должен скоро стать пэром, лордом Бекфордом из Фонтхилла. Однако основаны эти слухи были на реальной любовной связи Бекфорда и его кузена — лорду Лафборо удалось перехватить их письма. Многие ожидали, что Бекфорд сразу же уедет в Италию, но он около года оставался в Англии, почти не покидая своего поместья (его перестали принимать в свете, король отказался пожаловать ему звание пэра). Наконец он все же уехал в Швейцарию с женой и дочерью (через два месяца после ее рождения). Через год жена умерла, рожая вторую дочь. Бекфорд десять лет не возвращался в Англию, путешествовал, жил в основном в Португалии. Увлекался юношами и с одним из них, певчим по имени Грегорио Франчи (1770–1828), в 1796 г. вернулся в Англию, где наконец действительно уединился «среди своих библиотек, коллекций древностей и садов», а также красивых юных слуг.
     В одном письме к Франчи, ставшим его ближайшим доверенным лицом и порой уезжавшим по делам в Лондон, Бекфорд перечисляет двенадцать юношей по их кличкам — например, Турок (на самом деле тот был албанцем) и Мисс Бабочка (Miss Butterfly)*. Одного из них, своего камердинера Ричардсона (по прозвищу мадам Бион) Бекфорд, к примеру, ругал за «холодность и вялость» (frigidity and insipidity)* и называл «белокурым животным»*. Из этих писем известно и о любовных увлечениях Бекфорда за пределами его поместья: в 1807 году, к примеру, Бекфорд просил Франчи пойти взглянуть на «ангела, которого зовут Сондерс, канатоходца в Королевском цирке, бесспорного похитителя души любого содомита (bugger)»*. Сондерсу тогда было 18 (он родился в 1789). Позднее Бекфорд узнал, где тот живет, и просил Франчи предложить отцу юноши«путешествие за границу или даже пожизненную ренту» (не знаю, было ли сделано это предложение). Известно, что и в 1811 году Бекфорд переезжал из города в город вслед за цирковой труппой, в которой был Сондерс, заодно проявляя интерес и к одному юному наезднику из той же труппы, надеясь, что этого парня ему «пошлет Провидение»*.
     Еще несколько характерных выдержек из писем: 18 сентября 1813 года Бекфорд писал, что «убежал бы прочь, Бог знает куда, с одним огромным шотландцем»*, а 19 октября 1819 года — что в Бате ему понравился солдат и он надеется «получить от него несколько уроков drilling»* (непристойное значение этого слова, основной смысл которого "сверление", "бурение", думаю, понятно, но тут еще, кажется, Бекфорд играет словами, т.к. речь о солдате, а у drilling также есть значение "строевая подготовка").
     Об этой стороне жизни Бекфорда можно было бы написать и больше, но, думаю, и этого достаточно. Хотя без таких подробностей мне его образ кажется неполным, но в коротком примечании они и правда ни к чему (и ничего, что без этого он кажется несколько бесплотным — в конце концов, Цветаева знала его именно по таким описаниям), а вот то, что там отшельничество Бекфорда выглядит как результат его личного выбора, я считаю существенным искажением фактов. Бекфорд по доброй воле от высшего света не отказывался, лишь из-за скандала он вынужден был довольствоваться обществом художников, писателей и торговцев предметами искусства — они, конечно, не покинули мецената и коллекционера, богатейшего человека Англии. Когда Бекфорд перестроил в готическом вкусе свое поместье, Фонтхиллское аббатство, на праздновании в честь этого присутствовал только один человек из высшего общества, и это был лорд Нельсон, который сопровождал Эмму Гамильтон, бывшую замужем за родственником Бекфорда и дружившую с самим Бекфордом (в 1780 или 1781 он рассказал ей о гомосексуальной любовной истории, пережитой им в Венеции, а она убеждала его избегать подобных связей**.) Я думаю, лучше уж вовсе ничего не писать о причинах уединенной жизни Бекфорда, чем объяснять ее добровольным отказом от общества, умалчивая о том, что он был изгнан из света в результате скандала. Впрочем, в статье Фонтхиллское аббатство в Википедии на русском написано еще интереснее: «После смерти жены Бекфорд начал вести затворнический образ жизни».


Джошуа Рейнольдс. Портрет Уильяма Бекфорда. 1782.
+1
Примечания

@темы: литература и жизнь, история гомосексуальности, биографии, английская литература

15:57 

Ассоциации, предложенные wandarer (это последние).
читать дальше
     *Вспомнилось, как сам Киплинг жаловался, что в «Балладе о Востоке и Западе» он "постарался показать обстоятельства, при которых эти стороны света перестают существовать", а читатели обратили внимание только на 'and never the twain shall meet': "прошло сорок лет, и в течение доброй их половины блестящие и возвышенные умы всех стран писали мне в связи с каждой новой благоглупостью в Индии, Египте или на Цейлоне, что Восток и Запад встретились", а "письма их приходилось вскрывать и просматривать". (Редьярд Киплинг. Немного о себе. М., 2003, с.122)
     В прошлый раз (тут) я убедилась, что мне нелегко писать о любви, т.к. часто возникает ощущение, что я запуталась и сама себе противоречу. Словно бы в утешение мне попался на глаза пример того, как один из моих любимых писателей однажды тоже запутался, рассуждая на эту тему. В одном интервью Трумен Капоте сказал, что любил только два раза в жизни. Дальше он объяснил, почему, по его мнению, секс и дружба несовместимы, а затем журналист его спросил, думает ли он, что у него было больше сексуальных отношений, чем любовных.
     Капоте: Нет, у меня было больше любовных отношений, чем сексуальных.
     Журналист: Но ведь любовные отношения у вас были всего два раза.
     Капоте: Да. Нет, стойте... (Смех, аплодисменты.) Неплохо, неплохо.
Дальше он сказал, что впервые в жизни пойдет к психоаналитику, а потом попросит того позвонить журналисту и все объяснить. (Truman Capote: conversations, Univ. Press of Mississippi, 1987, 177)

@темы: сказки, любовь, литература и жизнь, английская литература, Z, Киплинг, Капоте

22:14 

Из письма Теренса Хэнбери Уайта Дэвиду Гарнетту (7 февраля 1960 года): «Не знаю, рассказывал ли я тебе, как около семи лет назад тот, кто кажется ожившим Вартом, нашел во мне настоящего Мерлина, словно мы написали "Меч в камне" о нас самих. Теперь он великолепно выглядит, около шести футов ростом, мы все еще привязаны друг к другу и я делю с ним свою ослепительную театральную жизнь, а Джули и компания — его боги и богини. Он безумно влюблен в младшую сестру Джули, ей 15 лет». (1)
"Джули" это Джули Эндрюс, игравшая Гвиневеру в мюзикле "Камелот" по роману Т.Х.Уайта "Король былого и грядущего" (первая часть которого называется "Меч в камне").
читать дальше
Цитаты по-английски.

@темы: литература и жизнь, Т.Х.Уайт

20:21 

     В книге известного американского критика Эдмунда Уилсона "Двадцатые"* есть такая история, рассказанная поэтом Э.Э. Каммингсом о Джоне Дос Пассосе: «Однажды я поехал в Испанию с Джоном Дос Пассосом. Когда мы приезжали в какой-нибудь город, я обычно шел на площадь или еще куда-нибудь, рассчитывая найти себе девушку. Дос со мной никогда не ходил, говорил: "Уж лучше я останусь тут, в отеле".
          Однажды я сказал ему: "Дос, ты что, никогда не думаешь о женщинах?" "Нет." Чуть до ручки не довел меня этот человек! Ночью он меня будил — стонал и метался во сне. Я спрашиваю: "Дос, в чем дело?" Он отвечает: "Да мне показалось, что надо мной летают красивые дикие лебеди".
     Еще я ему сказал: "Знаешь, иногда секс присутствует во снах в очень завуалированной форме. Ты можешь видеть сон о сексе, но сам этого не понимать. Вот, к примеру, что тебе снилось прошлой ночью?" Он говорит: "Да мне снилось, что у меня есть пучок спаржи и я пытаюсь отдать его тебе".»
     *The Twenties: From Notebooks and Diaries of the Period by Edmund Wilson, Farrar Straus & Giroux, 1979 Эту книгу я не читала, перевела цитату из нее, которую нашла на сайте с литературными анекдотами (тут), но та же история цитируется и в этой книге — American Audacity:Literary Essays North and South by Christopher Benfey, University of Michigan Press, 2009, 98-99.
От себя могу добавить: Каммингс не скрывает, что его раздражало поведение Дос Пассоса, но, кажется, сам он ему не меньше надоел своими расспросами и советами.

@темы: литература и жизнь, американская литература

16:23 

Из статьи о дневнике М.Кузмина: «17.12.1914. "Ездили к Блоку, не застали". Ср. запись А. Блока в записной книжке: "Какая-то дама приходила, кто-то звонил по телефону, Кузмин заходил (без меня) с неким Беленсоном. И что им всем надо?.."» (отсюда)
Вспомнилась история из сборника воспоминаний о Салтыкове-Щедрине: у Щедрина сидел какой-то гость, беседа была вполне дружеской, вдруг раздался звонок и хозяин пробормотал: "Еще кого-то черт принес."
Может, только ради этого и писать не стоило, но мне очень нравятся такие совпадения (кто-то описывает в письме или дневнике незначительное событие, о котором пишет и кто-то другой). Хотя, думаю, еще интереснее было бы прочитать: "Сидел дома, читал. Заходил Кузмин с неким Беленсоном. Я велел им передать, что меня нет дома".

@темы: русская литература, литература и жизнь, М.Кузмин

15:53 

Георг Брандес пишет о литературном споре А.В. Шлегеля с его женой Каролиной (впоследствии эта дама станет женой Шеллинга, а пока она с Шеллингом просто дружит): «Она критикует "Иона" Шлегеля анонимно, но довольно едко, на что Шлегель отвечает анонимною рецензиею, отвергая ее нападения; тогда Каролина призывает на помощь и Шеллинга, который в третьей анонимной рецензии выступает в роли рыцаря Каролины, и с изысканной едкостью нападает на Шлегеля, подвергая его еще более ярому преследованию и в то же время выражая в письме к нему надежду, что он не рассердится на это»*.
Мне больше всего понравилось окончание фразы.
*Главные течения в литературе XIX века. Романтическая школа в Германии. (Собрание сочинений Георга Брандеса в двенадцати томах. Том IV. Киев. 1902. Стр. 79.)

@темы: литература и жизнь

14:29 

Bright Young Things


Ивлин Во. 1955. Фотограф Сесил Битон. (отсюда.)
       Прочитала у Алисия-Х интервью — Стивен Фрай говорит о фильме «Bright Young Things», задумалась о связи между персонажами романа Ивлина Во и их прототипами — теми, кого в прессе 20-х годов прозвали Bright Young Things (или Bright Young People). В статье Википедии посмотрела на перечень имен тех, кого относили к этой группе, и заметила любопытную вещь. Для наглядности перенесла в этот пост имена всех мужчин (там еще названо семь женщин), выделила красным цветом тех, о ком читала как о гетеросексуалах, коричневым — тех, о ком я не нашла информации.
* Cecil Beaton
* Patrick Balfour
* John Betjeman
* Robert Byron
* Brian Howard
* Edward Gathorne-Hardy upd Оказался геем.
*Bryan Guinness
*Gavin Henderson Тоже оказался queer, как пишет D J Taylor в "Bright Young People: The Rise and Fall of a Generation 1918-1940" [добавлено 17.05.2015].
* Beverley Nichols
* Stephen Tennant
* Evelyn Waugh
* Henry Yorke
       О тех, кого никак не выделила: поэт Джон Бетжемен — бисексуал; Стивен Теннант, Беверли Николс, Брайан Хоуард — геи (и я о них раньше писала); Сесила Битона я бы тоже назвала геем, но некоторые называют его бисексуалом, пусть так и считается; о Роберте Байроне я не писала, но знаю, что он гей; о Патрике Бэлфуре не знала ничего, но сейчас прочла в Википедии (там и об остальных можно посмотреть), что, несмотря на брак (впрочем, недолгий), он тоже был гомосексуален. Что касается Ивлина Во, то в Оксфорде у него было несколько увлечений мужчинами (в том числе два серьезных), а в дальнейшем он придерживался гетеросексуальности, но это был сознательный выбор, а не исчезновение гомоэротического интереса. В старости он сказал в интервью: «Я всегда ходил по краю гомосексуальности. Это всегда влияло на меня» (отсюда). В Википедии его не называют бисексуалом, зато упоминают о гомосексуальном опыте в юности ("several homosexual relationships, the most lasting of which were with Richard Pares and Alastair Graham"). (Меня не интересует его личная жизнь сама по себе — я рассматриваю его в данном случае как представителя того поколения.)
       Для "чистоты эксперимента" (чтобы мой выбор не повлиял на результат) я взяла тот список "Bright Young Things", который приводится в Википедии, однако мне кажется несправедливым, что в нем отсутствует художник Рекс Уистлер, тоже то ли гей, то ли бисексуал (вообще это разделение слишком часто условно), и был постоянным участником развлечений этой группы друзей (о нем я тоже писала). Он присутствует на большинстве групповых фотографий: вот, например. Или вот
       Но даже и без Рекса Уистлера картина вышла любопытная и неожиданная, поскольку ни в романе Ивлина Во, ни в других художественных произведениях, изображающих эту группу молодых людей, нет такого количества мужчин с гомосексуальными склонностями, как в этом перечне лиц, которые существовали на самом деле.

@темы: литература и жизнь, биографии, Стивен Теннант, Ивлин Во, Англия, история гомосексуальности

18:10 

Аль-Исфахани (X век) рассказывает, что в IX веке в Багдаде произошла следующая история. Аль-Мамун, сделавшись халифом, не стал мстить поэту ад-Даххаку за то, что тот высмеивал его в своих стихах, но отказался видеть поэта ("Клянусь Аллахом, он увидит меня только на улице!") Поэт уехал из Багдада в Басру. Младший брат халифа, Салих, как-то попросил певца Амра дать ему тетради с какими-нибудь красивыми песнями. Тот ответил: "Пошли в мой дом, пусть тебе принесут тетради с записями, выбери что хочешь...". Салих так и поступил, но, когда взял одну из тетрадей, натолкнулся на стихи ад-Даххака, в которых тот осуждал аль-Мамуна и оплакивал его противника Мухаммада:

"Пусть будет долгой печаль, оплакивай имама Мухаммада,
Грусти, даже если боишься острого меча,
Пусть не будет порядка после Мухаммада,
Пусть будет расколото единство державы,
Пусть не радуется аль-Мамун царству после него,
Пусть скитается в мире как постоянный изгнанник!


— Ты ведь знаешь, что аль-Мамун каждый час заходит ко мне! — воскликнул Салих.— Как ты думаешь, что он сделает, если прочтет вот это?
С этими словами он приказал подать нож и стал соскабливать стихи. читать дальше

@темы: восток, литература и жизнь

12:59 

Э.Ф.Бенсон (1867-1940)

Я недавно написала о рассказах Э.Ф.Бенсона, что их можно найти в большинстве сборников английских готических историй начала 20 века, в том числе и на русском языке. Как раз после этого прочитала о новом сборнике такого рода — там есть три рассказа Э.Ф.Бенсона. Я думаю, это правильно: любая антология лучших английских историй о призраках не полна без его произведений, хотя они и не так мне нравятся, как рассказы М.Р.Джеймса и Э.Блэквуда. Кстати, о творчестве Э.Ф.Бенсона одобрительно отзывался Лавкрафт в статье "Сверхъестественный ужас в литературе".


Братья Бенсон в 1882. Слева как раз Фред (Э.Ф.) Бенсон. Ему тут 15, он учится в частной школе Мальборо. В центре А.К.Бенсон ему 21, учится в Кембридже. Справа Хью, ему 11, учится в подготовительной школе.

После Мальборо Э.Ф. Бенсон учился в Кембридже. В юности он выступал за Англию в состязаниях по фигурному катанию. А в 26 лет (в 1893) Э.Ф. Бенсон прославился, опубликовав свой первый роман "Додо". Приятели стали называть его самого Додо в честь героини романа. Есть, например, дарственная надпись на книге, подаренной Бенсону лордом Альфредом Дугласом: "Додо от Бози". Так же называл его и Оскар Уайльд. В 1893 году также произошел следующий эпизод, который приведу в описании Эллмана: «По удачному стечению обстоятельств — не вполне, может быть, случайному, — в Египте одновременно с Дугласом оказалось несколько его друзей, и они задумали путешествие вверх по Нилу. ... Надо же — в такой дали от Лондона такая великолепная компания: романисты Роберт Хиченз и Э.Ф.Бенсон, Реджи Тернер и его единокровный брат Фрэнк Лоусон. ... Хиченз, Бенсон, Лоусон и Тернер знали "Дориана Грея" почти наизусть и... соревновались в цитировании этого романа». Хиченз после этой поездки написал свой роман "Зеленая гвоздика", плохо отразившийся на репутации Уайльда.


Фред Бенсон в 19 лет.
читать дальше
Примечания

@темы: Набоков, Сомерсет Моэм, английская литература, история гомосексуальности, литература и жизнь, страшные истории

20:40 

Пишу о братьях Бенсонах, все время отвлекаясь на других любопытных людей, с которыми те были знакомы. В книге Сомерсета Моэма "Подводя итоги" есть описание одного из них, Джона Эллингхэма Брукса (1863 (4?)-1929), близкого друга и Э.Ф.Бенсона, и Сомерсета Моэма, а также мужа (фиктивного) художницы Ромейн Брукс. Шестнадцатилетний Моэм познакомился с ним в Гейдельберге в 1890 г.
Отрывок из Сомерсета Моэма
Странно бывает сравнивать, что пишут о ком-нибудь известном человеке до и после появления в печати новых подробностей о его жизни. В книге "Подводя итоги" Моэм написал, что в юности по своей невинности не понимал, что скрывается за симпатией, которую проявляли к нему некоторые знакомые постарше, в частности, Брукс. В 1977 году Фредерик Рафаэл так и пишет в книге "Сомерсет Моэм и его мир", что юный Моэм был слишком невинен, чтобы понять скрытые мотивы, руководившие Бруксом. И в том же 1977 году Энтони Кертис пишет о разговорах Моэма и Брукса: "Тем не менее, ничего эротического, как он пишет, за этим не последовало. Обучение в частной школе оставило Моэма полностью невинным в делах такого рода."читать дальше

@темы: Сомерсет Моэм, литература и жизнь, интерпретация, история гомосексуальности, английская литература

16:09 

О чем не писал Киплинг (по мнению Хемингуэя или его персонажа)

В рукописи незавершенного романа Хемингуэя 'The Garden of Eden' (в русском переводе "Райский сад") героиня, Кэтрин, в присутствии мужа, писателя по имени Дэвид Берн, говорит персонажу, которого зовут Энди Мюррей: "Энди, ты в это веришь — что женщины для размножения, мальчики для наслаждения, а дыни для восторга? ... Я всегда думала об этом как о чем-то, что Киплинг обходит молчанием... Вообразите, каким бы он был, если бы это у него было. Иногда это почти присутствует, но затем исчезает. Он знает об этом какое-то время, а потом стыдится. И мне бы хотелось, чтобы именно об этом Дэвид не умалчивал"(1)
В тексте романа, изданном через 25 лет после смерти автора, в 1986 году, этого фрагмента нет (пишут, что текст сильно сокращен) — литературоведы цитируют его по рукописи.читать дальше

@темы: Cэр Ричард Бертон, Киплинг, Хемингуэй, американская литература, восток, гомоэротизм, литература и жизнь

15:35 

Малоизвестные отзывы Эрнеста Хемингуэя о Т.Э.Лоуренсе (Лоуренсе Аравийском).

Вступление.
     Все это я знала и раньше, а недавно прочитала кое-что новое. Сперва в воспоминаниях о Хемингуэе мне попался рассказ о том, как в 1954 году он ругал "безответственные биографии", в частности "недавнюю книгу о Лоуренсе Аравийском" (Олдингтона): "То, что в книге были показаны незаконнорожденность Лоуренса и его сексуальные склонности, рассердило Хемингуэя — в особенности потому, что мать Лоуренса и другие члены его семьи все еще были живы".(6)
     Мне показалось, что Хемингуэй не считает слова Олдингтона клеветой, но я не поняла, что он думал о "сексуальных склонностях" Лоуренса раньше.Я стала просматривать в "книгопоиске" все ссылки на тексты, где упоминались Хемингуэй, Лоуренс и Олдингтон, и обнаружила статью Джефри Мейерса (7), в которой тот упоминает о малоизвестных отзывах Хемингуэя о Лоуренсе (Мейерс считает эти отзывы Хемингуэя проницательными).
     «В письме, написанном в ноябре 1950 года старому другу Дорман-Смиту (8) по кличке "Чинк", во время Второй мировой войны служившему в английской армии в чине генерал-майора, Хемингуэй приуменьшил достижения Лоуренса и приписал его успех в Аравии подкупам и мужеложству: "О чем я подсознательно думал, так это о количестве золота, потраченного покойным великим Т.Э. Лоуренсом (он же рядовой авиации Шоу), чтобы приобрести любовь и верность арабов, а вот убедить людей любить тебя, оставаться с тобой, воевать вместе с тобой или идти, куда ты им скажешь, не используя для этого ни золото, ни гомосексуализм — это совсем другое дело». (9)
     Письмо выражает некоторое разочарование Хемингуэя в Лоуренсе, однако книга Олдингтона, появившаяся четыре года спустя, показалась ему слишком злой и несправедливой. После ее появления Хемингуэй, по словам Мейерса, "защищал Лоуренса против его хулителей, осознавал, что партизанская война, в которой тот участвовал, имеет свои особенности, чувствовал, что незаконнорожденность и гомосексуализм могли поощрять тщеславие Лоуренса, и полностью признавал его успехи в аравийской кампании: "Я прочел на французском кое-что из произведения Олдингтона. Его по частям публиковали в "Фигаро". Лоуренса, конечно, есть в чем упрекнуть, но такой мелочной, жестокой и злобной критики я еще не читал. Возьми любого из нас; мужчины — все более или менее свиньи. Лоуренс, конечно же, не первый незаконнорожденный, появившийся на свет, и не первый и не последний педераст. Но зачем все сводить к этому и зачем отрицать, что он действительно совершил то, в чем, по словам его друзей, преуспел? Он был в нерегулярных частях, через его руки проходило большое количество денег — так разумеется, он должен был лгать..."(9)
Перевод цитат, естественно, мой.
Примечания, источники. Некоторые цитаты в оригинале.
Не знаю, как сложилось мнение Хемингуэя о Лоуренсе, но ясно, что он знал о нем не только из книг. Он был знаком со многими военными, писателями, политиками, и, думаю, они делились с ним своими воспоминаниями и мыслями о Лоуренсе.

@темы: литература и жизнь, история гомосексуальности, Хемингуэй, Лоуренс Аравийский

12:44 

16:21 

19.04.2010 в 15:56
Пишет просто Нэд:

Милая табличка какие книги были написаны под влиянием каких веществ. Via.
И это ведь только литература.
Смотреть
URL записи

@темы: литература и жизнь, история повседневности

01:15 

Нашла у Филифьонка_ цитату из Маргерит Юрсенар (о ее персонажах):
"Сколько раз, бывало, ночью, когда мне не спалось, у меня возникало ощущение, что я протягиваю руку Зенону, который отдыхает от своего существования, лежа на этой же кровати. Мне хорошо знакома эта смуглая рука, очень сильная, длинная кисть с сухими, похожими на шпатели пальцами, с довольно крупными и бледными, коротко остриженными ногтями. Костлявое запястье, впалая ладонь исчерчена множеством линий. Я ощущаю пожатие этой руки, знаю в точности, насколько она горяча. (Я никогда не пожимала руки Адриана.) Я не однажды проделывала этот физический жест - протягивала руку этому выдуманному мной человеку. Сразу же добавим для глупцов, которые могут прочесть эту заметку, что если мне и случалось часто видеть, как мои персонажи занимаются любовью (при этом иногда я сама испытывала плотское наслаждение), я никогда в своем воображении не присоединялась к ним. С частью самой себя не спят".
(перевод Ю. Яхниной)
Отсюда

@темы: литература и жизнь, цитаты

16:18 

Перечитывала статью о Т.Э.Лоуренсе, напечатанную в «Иностранной литературе» в 1999 году (А. Нестеров «Князь мятежа. История Лоуренса Аравийского»).Странно думать, что год назад я почти не замечала, как это произведение напоминает тот перевод польской статьи о Джейн Менсфилд, который я сделала в школе для своей подруги. читать дальше
Пример перевода. Хогарт (любимый преподаватель Лоуренса, приобщивший его и к археологии, и к разведке) отвечает Бернарду Шоу, желающему помочь Лоуренсу: «Lawrence is not normal in many ways and it is extraordinarily difficult to do anything for him!»
Перевод: «Лоуренс — человек не совсем нормальный, и поэтому что–нибудь для него сделать чрезвычайно сложно...» Но тут хоть проверить было можно, а над одним отрывком я второй день ломаю голову. Непонятно, откуда взята цитата, которая призвана подтвердить явную легенду.

@темы: литература и жизнь, Лоуренс Аравийский

URL

Дневник tes3m

главная