Записи с темой: англия (список заголовков)
14:40 

Полезные ссылки.

04:22 

Флоренс Тамань о "культе гомосексуальности" в Оксфорде между мировыми войнами. 4

Окончание. 3 часть тут.
Ф. Тамань подводит итоги: "Оксфорд в 20-е годы стал мифом, символом успеха гомосексуальности в Англии".
Она считает, что образ Оксфорда как "гомосексуального рая" полнее всех воплотил Ивлин Во в "Возвращенном Брайсхеде" (я бы сказала иначе: "гомоэротический рай").
Во отразил главные составляющие этого образа: романтическую дружбу (Чарльза и Себастьяна) и вызывающую, броскую (flamboyant) гомосексуальность (Антони Бланш). Тамань еще выделяет нежелание студентов взрослеть, воплощенное в образе Алоизиуса, плюшевого медведя, с которым не хочет расставаться Себастьян; вражду между "атлетами" и "эстетами" ("атлеты" в романе, как и в жизни, преследуют именно эпатажную гомосексуальность, но не видят ничего подозрительного или смешного в романтической дружбе); откровенность, с которой эстет Антони Бланш обнаруживает свои склонности.
В связи с этой последней особенностью Оксфорда Тамань пишет, что и в Англии в целом в те годы, несмотря на враждебность части общества, «"инверт" больше не скрывает свою натуру». И это характерно лишь для Англии:
"Повторим еще раз, контраст с соседними странами огромен. Например, во Франции не было влиятельных кругов, которые могли бы принять миф о связи гомосексуальности с интеллектуальным превосходством, как приняли его в Оксфорде и Кембридже*".
Случаи гомосексуальности во французских университетах, по словам Тамань, так и оставались индивидуальными случаями, в то время как в Англии студенческая гомосексуальность превратилась в социальный феномен.
У большинства студентов Оксфорда и Кембриджа гомосексуальный период заканчивался вместе с окончанием университета, и от него оставался лишь тот "подростковый, проникнутый духом школьного товарищества, нежный, боязливый, сентиментальный, и, в конечном счете, гомосексуальный" менталитет, который Сирил Конолли считал присущим молодой английской элите того времени.
Тамань подчеркивает, что примерно с 1933 года благоприятная для гомосексуальности атмосфера в Англии стала меняться в сторону ужесточения нравов, однако это уже отдельная тема.

History Of Homosexuality In Europe, 1919-1939 by Florence Tamagne, 2004, 137-139
books.google.com/books?id=Ne6ZRjhMrvQC&hl=ru&so...

@темы: английская литература, Ивлин Во, Англия, гомосексуальность

22:20 

Флоренс Тамань о "культе гомосексуальности" в Оксфорде между мировыми войнами. 3

Я решила подробнее остановиться на книге Теренса Гриниджа "Вырождается ли Оксфорд?" (1930), в которой тот попытался защитить студентов своего университета от обвинений в извращенности. (Кстати, вспомнилось, что одну эпиграмму, имеющую непосредственное отношение к этой теме, перевел некогда Маршак:
ПОЧЕМУ ЗАСТРАХОВАЛИ ОДИН ИЗ КОЛЛЕДЖЕЙ В ОКСФОРДЕ?

В одном из колледжей имущество и дом
Застраховали от пожара...

Ведь им известно, что за кара
Постигла за грехи Содом!
)

Гринидж находит три оправдания "романтизму", т.е. "романтической дружбе" (напоминаю, что под ней он подразумевает однополую любовь, причем не всегда платоническую): во-первых, мальчики красивы, во-вторых, Оксфорд такой оригинальный город, что "тут попросту невозможны обычные фривольности с обычными девушками" (это цитата из Гриниджа); в третьих, университетские власти отделяют студентов от студенток, так что тем даже заходить на чай друг к другу и то непросто: по правилам можно пригласить только группу девушек.

Фразу о том, что в Оксфорде "невозможны обычные фривольности с обычными девушками", кажется, отчасти объясняет такое замечание Гриниджа: даже простой разговор с одной из тех живущих в городе леди, которые не прочь завести флирт, может повредить университетской карьере.

Гринидж сообщает и другие детали студенческой жизни, создававшие гомоэротическую атмосферу в Оксфорде: например, в журналах, которые издавали колледжи, студенты часто публиковали любовные стихи, обращенные к другим юношам. Как и другие, он пишет и о традиционной вражде "эстетов" и "атлетов", о недоброжелательных выкриках ("Грязные эстеты, вы любите мужчин!"), но также показывает, что взаимоотношения между отдельными представителями этих кланов не всегда вписывались в привычную схему: и эстет мог влюбиться в атлета, и атлет мог восхищаться эстетом. По мнению Гриниджа, такая дружба-влюбленность чаще, чем обычная дружба, сводила вместе молодых людей с разными вкусами, интересами и особенностями мышления, что способствовало сплочению учащихся и в каждом колледже, и в университете в целом.

Тамань цитирует отрывок из Гриниджа (видимо, произвел на нее впечатление): "Студенты, не лишенные очарования — а такие попадаются — не видят ничего плохого в том, чтобы обедать с одним поклонником, долго гулять по внутреннему двору колледжа с другим, ужинать в каком-нибудь уютном университетском клубе с третьим и закончить день, распив бутылку виски с четвертым".

Гринидж хочет показать публике все преимущества гомоэротической атмосферы Оксфорда, но не хочет ее шокировать. Если у вас сложилось впечатление, что сам он убежденный приверженец гомосексуальности, то это, возможно, и не соответствует действительности. По мнению Тамань, он колеблется, не знает, на чью сторону встать: хочет защитить Оксфорд от обвинений в извращенном разврате, но не может отрицать фактов. Поэтому противоречит сам себе: подчеркнув положительные стороны "романтизма", выражает надежду, что он исчезнет при сближении студентов и студенток.

History Of Homosexuality In Europe, 1919-1939 by Florence Tamagne, 2004, 136-137
Часть 2 тут.

@темы: Ивлин Во, Англия, a very British feature, гомосексуальность

22:36 

Флоранс Тамань о "культе гомосексуальности" в Оксфорде между мировыми войнами. 2

Гомосексуальность в Окфорде, по словам Флоранс Тамань, была одним из признаков, по которому студенты разделялись на два недолюбливавших друг друга клана: гетеросексуальных "атлетов" (спортсменов) и гомосексуальных "эстетов". Гомосексуальность ассоциировалась с любовью к искусству и литературе. Алан Прайс-Джонс писал: «Быть педиком (fag*) было так же изысканно, как немного знать о додекафонии или картине Дюшана "Обнаженная спускается по лестнице"».

Эстеты подчеркивали оригинальность своего внешнего вида и манер. Типичный оксфордский эстет того времени, Стивен Спендер, вспоминал: «Для них ["атлетов"] мой интерес к поэзии, живописи и музыке, недостаток интереса к спорту, экстравагантность моей одежды и наружности были признаками извращенности.»
Стивен Спендер «носил красный галстук, "стал плохим патриотом", провозгласил себя пацифистом, социалистом и гением» (звучит забавно, но так пишет Тамань). На стенах у него висели репродукции Гогена, Ван Гога и Пауля Клее, а в хорошую погоду он обычно сидел на скамье во внутреннем дворе колледжа, читая сборники стихов.

"Атлеты, в свою очередь, иронично и неодобрительно описывали тех, кого считали извращенцами". Исайя Берлин описал в воспоминаниях миловидного молодого человека, который представлялся как Франсуа Капель, хотя звали его Фрэнк Кертис. "Он носил розовый жакет, жилет, который надевают со смокингом, и лиловые (purple) брюки, что вряд ли было обычно даже и в то время". А когда этого юношу спросили, в каком колледже он учится, он ответил: "Дорогой мой, я на самом деле даже и не помню".

читать дальше
Начало было тут

@темы: оттенки цвета, Ивлин Во, Англия, гомосексуальность, The Bonus of Laughter

19:17 

Флоренс Тамань о "культе гомосексуальности" в Оксфорде между двумя мировыми войнами.

Флоранс Тамань одну из глав в своей "Истории гомосексуальности в Европе. 1919-1939" назвала "Переоценка ценностей: культ гомосексуальности". В этой главе она рассматривает период между двумя мировыми войнами в Англии. Выражение "культ гомосексуальности" она взяла из книги разведчика, ученого и писателя Ноэля Аннана (1916-2000) "Наш век. Портрет поколения" (Our Age: Portrait of a Generation. 1990)

Один из разделов этой главы целиком посвящен Оксфорду. Начинается он с известного высказывания поэта Джона Бетжемена (1906-1984): "В то время все в Оксфорде были гомосексуальны". Флоранс Тамань считает, что это "вне всякого сомнения преувеличение, но Оксфорд (в гораздо большей степени, чем Кембридж) безусловно прошел через период сильной гомофилии между двумя мировыми войнами.

Тамань пишет: "После Первой мировой войны, по словам Ноэля Аннана, гомосексуальность в Оксфорде стала считаться нормальной. Ивлин Во один из наиболее выразительных примеров моды на гомосексуальность в Оксфорде тех лет. Исайя Берлин вспоминает, что видел, как тот, сидя на диване в Клубе Лицемеров, целовал друга, а Кристоферу Холлису стало известно, что у Во было по крайней мере две значительные гомосексуальные связи — с Ричардом Паресом и Аластэром Грэмом (1). Как бы то ни было, после окончания Оксфорда Во женился и впоследствии заявлял, что ненавидит гомосексуалистов." Тем не менее, в комментариях Тамань цитирует интервью, которое Во дал в старости "специфической аудитории" (ссылку она дает на Gay News, 14-27 июня 1973 года, но я не поняла, было ли интервью там напечатано повторно или же его впервые опубликовали только через несколько лет после смерти писателя):
- У вас был гомосексуальный опыт?
- Да, в школе и потом позже.
- Вы имеете в виду, что были влюблены в другого мальчика? Но это, конечно же, часто случается в юности.
- Да, но школьные годы оставляют отпечаток на всей дальнейшей жизни. Я всегда ходил по краю гомосексуальности. Это всегда влияло на меня."

"Хотя гомосексуальность по английским законам оставалась преступлением, она внезапно стала идеалом утонченных молодых людей. Поэт Луис Макнис, гетеросексуал, пишет о том, как обнаружил, что в Оксфорде "гомосексуальность идет рука об руку с интеллектом, а гетеросексуальность — с мускулатурой". Оставшись изгоем, он начал пить." Все же, надеюсь, Тамань преувеличивает, и пил он не только из-за этого.

Грэм Грин, учившийся в дневной школе, поступив в Оксфорд, тоже чувствовал себя немного чужим. Ивлин Во, вспоминал Грин, дразнил его, говоря, что он много потерял, не пройдя через гомосексуальную фазу жизни.
"Как и в частных школах, гомосексуальность поощрялась относительной ограниченностью круга общения студентов, проводящих много времени в университете. Но в период между двумя мировыми войнами гомосексуальность была еще и модной; она была выбором. Студенты могли посещать город, и о некоторых было известно, что они знакомятся с официантками; более того, в Оксфорде стали учиться студентки, что могло бы содействовать гетеросексуальным отношениям. То, что этого не происходило, можно объяснить тем фактом, что гетеросексуальность воспринималась негативно, считалась вульгарной и унизительной (vulgar and degrading)".

Флоранс Тамань уточняет, что и влюбленность в женщину, и даже опыт физической любви с ней, все же вызывали уважительное сочувствие (особенно если это была губительная, несчастная любовь), но при условии, что они протекали где-то за пределами университета, на каникулах. Даже простое упоминание девушки, тоже учащейся в Оксфорде, могло сделать студента смешным в глазах окружающих (Тамайн ссылается на книгу Дж.М. Стюарта "Оксфорд 1919-1939"). По словам Энтони Пауэлла, университетские власти "были безразличны к гомосексуальности, но не одобряли гетеросексуальный интерес".
Тамайн приходит к решению, что "культ гомосексуальности в Оксфорде был отчетливо связан с всепроникающей мизогинией, с презрением к женщине. Это было образование, которое мужчины давали мужчинам, никак не соприкасаясь с миром женщин, что гарантировало сплоченность элиты, связанной общим опытом и целями".
(Потом напишу продолжение.)
1)Аластера Грэма Тамань считает еще одним прототипом Себастьяна Флайта (помимо Хью Лайгона и Стивена Теннанта).
History Of Homosexuality In Europe, 1919-1939 by Florence Tamagne, 2004, 133 - 134
books.google.com/books?id=Ne6ZRjhMrvQC&hl=ru&so...

@темы: английская литература, Ивлин Во, Англия, гомосексуальность

23:48 

"Волшебная флейта" Кеннета Браны

Никогда не любила Брану, отрывок из фильма увидела случайно. Кстати, английское либретто написал Стивен Фрай, но я этого сперва не знала. Удивилась, увидев, что происходящее на экране напоминает Первую мировую войну, но, конечно, стала смотреть, потому что тут сразу и Первая мировая, и Моцарт.

@темы: Англия, музыка

13:20 

Из статьи Аврил Паймен «Как я переводила Тургенева на английский» (статья была опубликована у нас в 1965 году):
«Самый большой камень преткновения — пристрастие Базарова к пословицам и к простонародным выражениям. Образованный англичанин, речь которого пестрит пословицами, производит впечатление милого и уютного педанта. Между тем Базаров — прежде всего человек неуютный, "хищник", как о нем отзывается Катя. Поэтому пришлось почти везде променять пословицы и народные выражения Базарова на хлесткие жаргонизмы...
Для Фенечки тоже не сразу нашелся соответственный английский образ. Англичанку подобного же бедного, но респектабельного происхождения учили бы с детства "не упоминать имени господа бога своего всуе"читать дальше

@темы: Англия, переводы

23:10 

Разговор Гете и Эккермана об англичанах.

12 марта 1828 г. Сначала речь зашла о шотландских горцах.
«— Я видел их в Брюсселе за год до битвы при Ватерлоо, — отвечал я. — Статные красавцы как на подбор. Все силачи, здоровые, ловкие, словно только что сотворенные господом богом. Они так высоко несли головы, так легко шагали своими мускулистыми голыми ногами, что казалось — знать не знают о первородном грехе и о пороках своих предков.

— В чем тут причина, сказать трудно, — заметил Гете, — то ли это происхождение, то ли почва, то ли свободный строй и здоровое воспитание — но англичане и вообще-то много очков дают вперед другим нациям.читать дальше
Эккерман. Разговоры с Гете

@темы: Англия, Гете

22:30 

Письмо Бернарда Шоу о гомосексуальности.

15 апреля 1932 года
Дорогая Нэнси, я порой чувствую беспокойство, когда думаю о нашем друге (1), угодившем в неприятности как раз перед тем, как мы поехали в Россию. Хотелось бы знать, смотрел ли он когда-нибудь на свой случай с научной и объективной точки зрения. Человек может сильно страдать и рискует утратить чувство самоуважения, если примет за ужасное преступление состояние, за которое он отвечает не больше, чем за дальтонизм. И его родственники могут так же мучительно страдать из-за той же ошибки.
За последние пятьдесят лет в Германии и, в меньшей степени, в Великобритании вышло много серьезных исследований по этому вопросу. Было вполне убедительно доказано, что это любопытное изменение направленности влечения — явление нормальное и естественное, настолько не имеющее отношения к ущербности личности, что оно было свойственно некоторым величайшим людям (например, Микеланджело), так что некоторые интеллектуалы, одновременно и умные, и недалекие, даже приняли его за признак духовного превосходства, хотя на самом деле они просто совершенно нормальны.
Когда я был молодым и невежественным, я испытывал перед этим обычный бездумный страх. Хотя я не признавал сомнений и умолчаний, когда дело касалось женщин, сексуальные отношения любого рода между представителями моего собственного пола казались мне отвратительными и недопустимыми. Более того, я не думал о таких вещах и не хотел о них слышать. И вот наконец я был вынужден задуматься об этом предмете, завязав близкую дружбу с одной супружеской парой. Эти люди в свою очередь были близкими друзьями Эдварда Карпентера(2). С ним меня свели наши общие социалистические убеждения.
Когда я читал книгу Карпентера «Навстречу демократии» (которая почти превращается в великую поэму в духе Уолта Уитмена), я понял, что в ней нет ничего о женщинах, что весь карпентеровский идеал благородного товарищества — однополый.
Теперь о моих друзьях, о той супружеской чете: мужчина был нормальным, а жена, хорошая, искренняя, чистая, нежно привязанная к нам — ко всем троим — не позволяла мужу осуществить его супружеские права и всегда страстно и сентиментально увлекалась женщинами. Этих женщин она принимала за преследуемых ангелов, хотя я угадывал в них лживых мошенниц. Наконец она измучилась и почти дошла до нервного срыва, сама не понимая, что с ней. Я посоветовал ей найти работу на фабрике, так как фабричные работницы не могут себе позволить нервничать и не имеют на это времени. К моему удивлению и тревоге, она поймала меня на слове и именно так и поступила. Результаты были превосходные, хотя вскоре ее — она ведь была леди — перевели на место, где надо было руководить и требовалась грамотность.
Но еще она нашла спасение в том, что узнала, что с ней на самом деле происходит. Полагаю, именно Карпентер ее просветил; как бы там ни было, однажды она с большим воодушевлением сказала мне, что узнала о существовании урнингов (3), что она сама одна из них и что она очень этим гордится и теперь понимает все то, что раньше ее озадачивало и тревожило. И затем она ушла с фабрики и cублимировала свои желания, увлекаясь тем, от чего не было вреда — музыкой, поэзией, платонической любовью к Карпентеру и ко мне, а также ко всем приятным людям, с которыми она соприкасалась.
Все это помогло мне взглянуть на вопрос серьезно и человечно. Было очевидно, что Карпентер не сделался хуже от своей особенности, которую осознавал и научно, и поэтически. Было столь же очевидно, что эта леди, когда он ей все объяснил, сразу же перестала чувствовать себя несчастной и близкой к безумию, вздохнула свободно и посмотрела на себя по-новому — с уважением и интересом. Им обоим совершенно не угрожала опасность впасть в разврат, что бывает с людьми и такого типа, и обычного.
Карпентер умер, но не умолк, что ты и сама видишь по статье и каталогу, вложенным в письмо. Ты не думаешь, что он мог бы как-то помочь нашему другу? Какую бы поддержку ни оказывала мать, человеку практически невозможно обсуждать свою сексуальную жизнь с родителями, как и им невозможно обсуждать с ним свою. Попытка может изрядно потрепать нервы обеим сторонам. Хотя свободное и здоровое обсуждение тут нужно в первую очередь. Когда та женщина, с которой я дружил (она уже умерла), во всем разобралась, она сразу же стала охотно, увлеченно и радостно говорить со мной об урнингах и о самой себе — с объективностью, не знающей стеснения. А то, что ты мне рассказываешь о нашем друге, наводит меня на подозрения, что он еще от этого далек и все еще борется с вредной и мучительной скрытностью и стыдом. Во всяком случае, рискну послать тебе это письмо и оставляю дальнейшее на твое усмотрение; миссис Эдди(4), бог с ней, в этом случае не поможет, а Библия — со своим вздором про Лотову жену — безусловно вредна.
(...)
(1) Так Шоу называет сына леди Астор, арестованного за гомосексуальные действия. tes3m.diary.ru/p96779237.htm
(2) Карпентер — поэт и мыслитель. en.wikipedia.org/wiki/Edward_Carpenter
(3) Урнинг (urning) — термин, введенный в 1864 году Ульрихсом (wiki), для обозначения тех, кого позднее стали называть гомосексуалистами.
(4) Мэри Бэйкер- Эдди — основательница секты «Христианская наука». Леди Астор была последовательницей миссис Эдди.
Bernard Shaw and Nancy Astor by Bernard Shaw, Nancy Witcher Langhorne Astor (Viscountess), commented by J. P. Wearing, 2005, стр.46-47 читать дальше

@темы: английская литература, Англия, гомосексуальность, история

18:53 

At the other side of the channel

В 1931 году Бернард Шоу собирался посетить Россию и звал с собой леди Астор* и ее мужа. Ехать собирались 18 июля**, но за несколько дней до этого стало известно, что сын леди Астор от первого брака, Бобби Шоу*** (Роберт Гулд Шоу III), будет арестован по обвинению в гомосексуальных действиях.
Полиция предупредила его об аресте заранее (как было тогда принято, если речь шла о людях знатных, богатых и знаменитых), чтобы он мог уехать во Францию, но он предпочел остаться, следуя совету друга семьи, Филиппа Керра, маркиза Лотиана (кстати, он тоже должен был ехать с Бернардом Шоу в Россию). В Википедии пишут, будто он сказал леди Астор, что арест пойдет Бобби на пользу, т.к. тот спивается и находится в депрессии. Не знаю, почему Филипп Керр решил, что суд и тюрьма непременно поднимут Бобби настроение, но, как сказано в Википедии дальше, "это предположение оказалось неверным".
Леди Астор уговорила могущественного газетного магната лорда Бивербрука скрыть все новости, связанные с арестом Бобби Шоу, так что газеты промолчали (я как-то писала о похожем случае). Леди Астор была первой женщиной, ставшей членом парламента, и скандал помешал бы ей пройти в парламент на следующих выборах.
Бернард Шоу, которому обо все рассказал тот же Филипп Керр, писал леди Астор 15 июля 1931 года:
«Надеюсь, пресса проявит достаточно благопристойности, чтобы не писать о родственных связях бедного Бобби? На его месте я бы на суде признал свою вину формально — признал бы действия, но отрицал, что они преступны. Естественные влечения многих людей — в том числе и таких прославленных, как Платон и Микеланджело — принимали эту извращенную форму, и во многих странах взрослым предоставлено право следовать своим влечениям, несмотря на предрассудки и фанатичную приверженность стандарту у виргинцев**** и ирландцев, вроде нас с тобой. Бобби может заявить, что на страдания его обрекают не законы природы, а законы Великобритании. По другую сторону Ла-Манша против него не возбудили бы судебного дела, и его бы не коснулось бесчестье.
Я должен ехать в Россию, как это теперь ни грустно. Если я не поеду, люди спросят почему, а этого не следует допускать.
Нэнси, Нэнси, что-то во мне откликается болью на твои невзгоды. Думаю, ты назвала бы это моим сердцем.»(перевод мой)
Шоу думал, что леди Астор и ее муж останутся в Англии, но они решили его сопровождать. В ноябре 1931 года Бобби Шоу уже был на свободе.

*К леди Астор я отношусь двойственно: с одной стороны, она мне нравится, т.к. дружила с Т.Э.Лоуренсом, с другой стороны, она пыталась убедить его вернуться в политику, когда его уже не интересовали подобные вещи.
** Еще 20 апреля 1931 года Т.Э.Лоуренс писал Шарлотте, что леди Астор говорила с ним о поездке, и что он беспокоится, можно ли Шарлотте с ее слабым здоровьем ехать так далеко в летнюю жару.
***Трех однофамильцев приходится упоминать в одной маленькой заметке: ТЭЛ тогда жил под именем Т.Э. Шоу.
**** Нэнси Астор, урожденная Лэнгхорн, была родом из США, из штата Вирджиния. Ее родная сестра, Ирен, кстати, стала женой и моделью художника Гибсона, создателя типа "гибсоновской девушки". Леди Астор на портрете Сарджента.

Bernard Shaw and Nancy Astor by Bernard Shaw, Nancy Witcher Langhorne Astor Astor (Viscountess), commented by J. P. Wearing, 2005, стр.32-33, 40
books.google.com/books?id=mPeG7M5EV7YC&hl=ru&so...

@темы: гомосексуальность, Англия

17:33 

The old joke "Is he gay or is he British?" doesn't seem to die. (с)

В книге «Образ английского джентльмена в литературе двадцатого века» Кристины Берберич я встретила странное, на мой взгляд, слово «англосексуальность». Слово мне не нравится,хотя явление, которое оно обозначает, действительно существовует в английской культуре.
The image of the English gentleman in twentieth-century literature стр.40-41
Шутку, помещенную вместо заголовка, увидела у Robert R.Ossian

@темы: слова, любовь, дружба, гомоэротизм, Англия

00:31 

And I hung my kit-bag on a willow-tree and wept.

Сомерсет Моэм пишет о том, как американская мать, рыдая, обнимает сына, уезжающего в армию. «В Англии эта мать, если бы она и пришла проводить сына на вокзал, когда двери вагона открылись, коснулась бы его щеки губами и сказала: "Всего, старина! Будь молодцом!" Улыбнулась бы ему, помахала рукой — и была такова.»
Форстер пишет в "Заметках об английском характере" о том, как расставался на несколько месяцев с другом-индийцем и удивлялся его бурным переживаниям. Сам-то он не собирался демонстрировать отчаяние и даже не очень огорчался: не на век же прощались. Когда он это высказал индийцу, тот обиделся и сказал, что англичане взвешивают чувства, как картофель. Процитирую из другого своего поста: «Э.М. Форстер так описывает английского джентльмена: "Его учили в школе, что проявлять чувства — неприлично, это дурной тон. Не следует выражать большую радость или глубокую печаль, не следует даже, когда говоришь, слишком широко открывать рот, — как бы трубка не вывалилась"("Заметки об английском характере").»
Зато Лоуренс не скрывает сильных переживаний, когда пишет Палмеру после своего ухода из танкового корпуса: «Когда я вошел на станцию военно-воздушных сил в Западном Дрейтоне ..., из верхних окон донеслась неистово спетая "Девчонка из Ричмонд Хилл". Я вспомнил Клаудс Хилл, тебя, Бэнбери — повесил вещмешок на иву и заплакал.» 25.VIII.25
Лоуренс и в "Чеканке" несколько раз описывает свои слезы, больше напоминая англичанина 18 века, чем 20. А ведь в кругу людей своего класса он казался очень сдержанным, даже холодным, хотя и веселым, и очаровательным. Может быть, дело в том, что он был немного другим среди англичан из низших слоев общества, которых не приучали скрывать свои чувства? «Они вообще не притворяются — и мне не нужно среди них притворяться».2.VII.31 Хотя Лоуренс сам так любил выдумывать, играть и, скажем прямо, притворяться, что я и тут ему не доверяю. Действительно ли он плакал, повесив вещмешок на иву? Может быть, просто написал, что плакал?
www.youtube.com/watch?v=uMxrg4Gm0wQ The Lass of Richmond Hill (March)

@темы: английская литература, Э.М.Форстер, ТЭЛ, Сомерсет Моэм, Лоуренс Аравийский, Англия, джентльмены и простые парни

URL
14:24 

«Вся проблема французов в их ужасном картезианстве. Для них ты либо согласен, либо нет. И это абсолютно логично. Но здесь нет места иррациональному элементу, который присутствует в жизни. (...) Идея лояльной оппозиции им чужда. »
У.Х. Оден. («Застольные беседы с Аланом Ансеном»)
«Французы — картезианцы по духу, не склонные к иррациональному, к абсурдному, мало чувствительные к волшебному. Возьмем британцев: Шекспир, Свифт, Стерн, большинство английских поэтов, Льюис Кэрролл — я обожаю автора “Алисы” и отдал бы правую руку, чтобы написать такую книгу, — научили их чувствовать себя как дома в царстве причудливого, необъяснимого-нелепого…»
Генри Миллер. («Генри Миллер. Портрет в полный рост» Брассаи) Отсюда

@темы: Англия, Оден

19:29 

Нашла такое рассуждение о типичном англичанине (конца 19 века): «Он не желает иметь, подобно бельгийцу или немцу, окно над дверью, чтобы оставаясь невидимым, наблюдать оттуда за всеми прохожими; его подъемные окна всегда крепко закрыты со стороны улицы. Комнаты украшены цветами, но последние остаются почти незаметными: они должны радовать глаза хозяина, но не прохожего.» (В книге "Земля и люди. Выпуск 5. Британские острова" Элизе Реклю (перевод с французского) С.-Пб.1899 г. стр.135)

@темы: Англия

15:35 

Consenting Adults

Пишет sige_vic: «Посмотрела недавно фильм Consenting Adults - английский телевизионный. В общем, ничего выдающегося, но при этом очень неплохой, и безусловно рекомендуется к просмотру тем, кого интересует история декриминализации гомосексуальности в Англии. Дальше - пространные впечатления с небольшими спойлерами.
читать дальше

@темы: гомосексуальность, secret agents, Англия, кино

02:25 

Английская любовь к спорту меня в очередной раз изумляет: один автор, рецензируя биографию Зигфрида Сассуна, упрекает биографа за то, что тот недооценивает спортивные достижения поэта. Мол, Сассун несколько раз побеждал в беге с препятствиями и был первоклассным игроком в крикет. И как это так, написать, что Сассун был всего лишь "довольно хорошим" игроком в гольф, когда на самом деле он играл даже лучше П.Г.Вудхауза и Иена Флеминга ("At golf, Wilson describes him as a "reasonably good player", but his handicap of six makes him superior to other obsessive literary golfers such as PG Wodehouse and Ian Fleming").
www.guardian.co.uk/books/2003/aug/05/londonrevi...

@темы: Зигфрид Сассун, Англия

15:58 

"Нелепый перечень разнородных элементов описания"...

"В одной теоретической работе поддерживается тезис, что переводчику следует упорядочивать нелепый перечень разнородных элементов описания, характерный для английских беллетристов и публицистов. Лично для меня верно лишь заключение, что читатель, в противном случае, может заподозрить переводчика в искажении подлинника. Однако, упорядочивая текст автора, переводчик лишает его именно его английского характера. А что если этот безалаберный перечень в приведенных там двух примерах призван произвести именно впечатление спешки (в первом) и беспорядочной пестроты и шумной сутолоки огромного города (во втором)?
Неужели переводчик должен "поставить все на свое место"? Ну, а что если английскому переводчику какой-нибудь строго логический перечень у Гончарова или Гоголя покажется скучным для упомянутой выше алогичности, присущей его языку, и он перемешает все на манер цитированных примеров?"
Сидер Флорин. Муки переводческие: Практика перевода.— М., 1983.
Сидер Флорин - болгарский переводчик, соавтор книги "Непереводимое в переводе" (1980), которая у нас больше известна, кажется. "Муки переводческие" небольшая книга (183 страницы), но в ней много интересных примеров из переводческой практики автора. Хотя он переводил на болгарский (с английского и русского), но читать об этом все равно занимательно. Вот этот отрывок взят из главы, в которой он совершенно правильно, на мой взгляд, доказывает, что переводчик не должен стараться улучшить автора и не должен пытаться его приспособить ко вкусам читателей. Однако меня заставило задуматься это суждение о манере описания, характерной "для английских беллетристов и публицистов". Не замечала у них особой, бросающейся в глаза, алогичности. Но тут об этом говорится как о чем-то общеизвестном.

@темы: переводы, Англия

14:00 


Мэрилин Монро с Лоуренсом Оливье и Терренсом Рэтиганом, автором пьесы "Спящий принц", экранизированной под названием "Принц и хористка", фотограф Милтон Грин. Фотография мне понравилась еще и тем, что Теренс Рэтиган также автор пьесы о Т.Э.Лоуренсе ("Росс") и этим мне приятен. А вид Лоуренса Оливье напомнил мне, что я давно хотела процитировать рассказ Питера О`Тула, который я нашла в биографии Лоренса Оливье: "Когда-то Оливье отказался принять участие в фильме "Лоренс".О`Тул в свою очередь поначалу отказался играть в его "Гамлете"; "Случалось ли вам когда-нибудь спорить с Оливье? ...Я объявил, что буду играть в предельно сокращенном варианте. "Два с половиной часа максимум", - сказал я Ларри. Неделей позже я репетировал полный текст, который занимает пять часов. Потом я захотел носить бороду: с какой стати я должен быть единственным человеком в Эльсиноре, пользующимся бритвой. Еще три недели спустя я стоял на сцене чисто выбритый, в костюме Питера Пена и с высветленными волосами"(Коттрелл Джон. Лоренс Оливье.М.: Радуга, 1985 стр.303).
А вот о Лоуренсе Оливье вспоминает Дастин Хоффман: "Однажды он пришел ко мне и подарил полное собрание сочинений Шекспира, издание Temple. Мы долго разговаривали с ним о Шекспире, когда вместе снимались. Он пришел ко мне, уселся в кресло, с гримасой боли положил ногу на кофейный столик. На полях книг, которые он мне подарил, остались его карандашные пометки. Он был настолько образован, что, не будь актером, мог бы преподавать в университете, он прекрасно знал эпоху каждой пьесы". Отсюда

@темы: Англия, кино, театр

16:31 

Э. O. Хоппе. Emil Otto ('E.O.') Hoppé (1878-1972)

Э. O. Хоппе родился в Мюнхене, а с 1900 года жил в Англии. Его называют эдвардианским модернистом и самым знаменитым фотографом 1920-х годов. Его работы очень разнообразны. Существуют альбомы с фотографиями, сделанными им в разных странах. Но в этом посте больше всего портретов тех, кто мне интересен, тех, чьи лица мне понравились, а также сцен из английской жизни 20-х и 30-х годов.
1.Автопортрет Э. O. Хоппе в романтическом стиле.1912. 2.Портрет Э. O. Хоппе работы Сесила Битона, 1969




Портреты

Художник Алан Одл, 1916. Его работы - www.chrisbeetles.com/gallery/artist.php?art=249...
www.artnet.com/artist/667030/alan-odle.html


Лорд Дансейни

А.Э.Хаусмен

Эзра Паунд

Тамара Карсавина 1911


Нижинский 1911


Анна Мэй Вонг, актриса, США, 1926

Пол Робсон 1926

Кинорежиссер Фриц Ланг 1928

Из альбома "Hoppé's LONDON"
6
Разное. Men outside a tattoo parlor.1931

+11
Стивен Теннант


Э. O. Хоппе

@темы: художники, фотографии, английская литература, Стивен Теннант, Англия

23:31 

Сесил Битон-1


Сесил Битон в женском наряде (отсюда).





























Я показываю тут не то, что считаю лучшим, а то, что меня больше всего сейчас интересует. Поэтому, хотя Сесил Битон часто фотографировал красивых женщин, у меня в посте их оказалось мало. Зато сам Битон, который мне раньше не нравился, теперь на некоторых фотографиях кажется похожим на Рэйфа Файнса. Две такие я поместила в самом начале поста. До этого были изображения самого Битона (причем некоторые он сам снимал), а дальше будут его работы, изображающие, в основном, других.

Селеста Альбаре (1892-1984), бывшая служанка Марселя Пруста 1967
+23

@темы: художники, Сомерсет Моэм, Англия

Дневник tes3m

главная