• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Fernando Pessoa (список заголовков)
17:49 

Шаржи Дэвида Левина - 2

12:41 

Трейлер длиной в полминуты к двенадцатиминутному художественному фильму «Второй секрет Антониу Ботту» (2012) — о Ботту и Пессоа.

читать дальше

@темы: кино, Fernando Pessoa

02:31 

Мариана де Кастро в уже упоминавшейся мной статье «Оскар Уайльд, Фернанду Пессоа и искусство лжи» пишет о Пессоа: «Он сам не упускал случая обратить внимание на связь между художественным стилем и особенностями личности: "Мне не нужен Фрейд, чтобы ... распознать — просто по литературному стилю — гомосексуалиста или онаниста". Поскольку Пессоа был полностью уверен в гомосексуальности Уайльда, Шекспира и Уитмена на основании их произведений, он боялся, что критики, особенно те из них, кто взглянет с фрейдистской точки зрения, придут к такому же выводу и относительно него самого» (1).
Видимо, с целью направить догадки критиков в безопасное русло Пессоа в письме к литературоведу Жуану Гашпару Симойншу (João Gaspar Simões) объясняет, что писал произведения вроде «Антиноя» и «Эпиталамы» с сознательной целью избавиться от элементов «непристойности», присутствующих в большей или меньшей степени в сознании любого человека и «в какой-то мере мешающих высшим духовным процессам», — «устранить, попросту интенсивнее их выразив» (2). Тем не менее, как отмечают в своей книге Анна Клобука и Марк Сабине, Симойнш, в дальнейшем много писавший о Пессоа, объяснял эротизм (по большей части гомоэротизм) в его творчестве не так, как тот ему подсказывал, — не умышленным изгнанием эротических элементов из сознания, а «подавленным инфантильным желанием, которое Симойнш рассматривал как жизненный центр творчества Пессоа» (2). Касаясь этой темы еще при жизни поэта, Симойнш перешел от ясных утверждений к намекам: «Кстати, известно, как сильно Фернанду Пессоа восхищается эллинской цивилизацией... и, касаясь его гетеронимов, мы не должны забывать о том, что Юнг называл "материнской глубиной", "глубиной женственности"» (2). Анна Клобука и Марк Сабине комментируют: «Смысл этого обманчиво нелогичного замечания, связывающего "эллинскую цивилизацию" с женственностью, присущей по Юнгу творческим личностям, и предваренного лукавым "кстати, известно", оказался достаточно прозрачным, чтобы вызвать длинный и тщательно продуманный ответ, в котором Пессоа одновременно восхваляет Фрейда, опровергает и доказывает свое над ним превосходство, в то же время предостерегая Симойнша против непредвиденных последствий, к которым могут привести его намеки» (2). В качестве примера такого предостережения исследователи цитируют отрывок из письма — рассказ о том, как Роберт Браунинг, услышав о «бесспорной гомосексуальности Шекспира», сказал: «Тем меньше он Шекспир!». «Вот вам публика, дорогой мой Гашпар Симойнш, даже когда эту публику зовут Робертом Браунингом», — заключает Пессоа (3).
Пессоа всегда соблюдал осторожность, рассуждая о гомосексуальности в печати. Особенно это заметно, когда сравниваешь тексты, опубликованные при его жизни, с теми, которые стали известны позднее. Помню, как меня удивила одна фраза из рассуждения Пессоа о Диккенсе, отчасти потому, что я не знала, был ли этот текст издан при жизни автора. Теперь знаю, что не был, и вполне понимаю, почему. Пессоа там сперва восхищается «Посмертными записками Пиквикского клуба» и «мистическим видением» мира, свойственным Диккенсу, а потом пишет: «Это человеческий мир, и поэтому женщины в нем ничего не значат, — таков старый языческий способ оценки, и он верен. Женщины Диккенса — картон и опилки для того, чтобы упаковать его мужчин на их пути к нам из пространства снов. Радость и вкус жизни не включает женщину, и древние греки, создавшие педерастию как институт социальной радости, знали это в полной мере» (4).
Примечания

@темы: Fernando Pessoa, биографии, история гомосексуальности

23:17 

Отношение Пессоа к Уайльду хорошо выражено в одной фразе из аннотации к статье Марианы де Кастро «Оскар Уайльд, Фернанду Пессоа и искусство лжи» (2006): «Фернанду Пессоа был несомненно очарован или даже откровенно одержим Оскаром Уайльдом» (1). При этом Пессоа далеко не все принимал в творчестве своего кумира и писал, что Уайльд был не художником, а интеллектуалом (2). Пессоа «восхищался вызывающе аристократичной позицией Уайльда» (3), для него сам Уайльд был интереснее своих художественных произведений.
читать дальше
Примечания

@темы: история гомосексуальности, Oscar Wilde, Fernando Pessoa

22:05 

Среди старых черновиков нашла один с цитатой из записей Ф.Пессоа, приведенной в предисловии к сборнику его стихов, изданному у нас в 1978 году, и ссылками на текст, из которого был взята цитата, — в оригинале (1) и в двух английских переводах (2). Я еще полтора года назад хотела перевести этот набросок Пессоа, но отвлеклась.
     Сперва процитирую тот отрывок, знакомый мне с детства. Автор предисловия, португалец Жасинто до Прадо Коэльо, пишет о Пессоа: «В глубины его души, в его поэтический мир ведут не рассказы очевидцев, а записи в дневнике. В «Интимных страницах», которые нельзя читать без волнения, в записях, относящихся в основном к «третьему отрочеству» или к юности, очевидно желание поэта понять себя, сорвать со своего лица все маски: "Меня вовсе не трудно постичь: во мне женская эмоциональность сочетается с мужским умом... А что до чувств, то мне всегда больше нравилось быть любимым, чем любить самому,— этим все сказано. Меня всегда тяготила обязанность отвечать, повинуясь долгу вульгарной взаимности или духовной верности. Меня влечет бездействие..."» (3).
читать дальше
     Об отношении Пессоа к Уайльду напишу в следующий раз.
Примечания

@темы: история гомосексуальности, Fernando Pessoa

21:40 

URL
22:19 

Полемика из-за "литературы Содома". Ч.6 (совсем короткая)

Ч.5
     Я не знаю, что побудило Пессоа во время полемики о стихах Антониу Ботту опубликовать брошюру Раула Леала. Очевидно было, что она никак не могла расположить публику в пользу Ботту, зато почти неизбежно должна была вызвать скандал. Можно предположить, что Пессоа просто не хотел огорчать друга, отказываясь издать важную для того статью, но также возможно, что у него были и другие мотивы. Незадолго до этого Пессоа выпустил новую редакцию своей поэмы "Антиной" (вместе с сонетами, тоже написанными по-английски) и отослал экземпляры книги в несколько английских литературных журналов. Отзывы на этот раз были лучше, чем тот, о котором я писала тут, но избранную тему все рецензенты осудили. В эдинбургской газете "Шотландец" было отмечено, что англоязычные произведения Пессоа "и в чувствах, и в их выражении часто кажутся более южными, чем это допускает строгий английский вкус" (Анна Клобука и Марк Сабине пишут, что слово "южный" использовалось английскими критиками как эвфемизм для слов "чувственный" или даже "гомоэротический"). В "Атенауме" тему "Антиноя" назвали отталкивающей. В литературном приложении к "Таймс" написали, что "Антиной" — "не та поэма, которая найдет отклик у широкого читателя в Англии, хотя размышления Адриана над мертвым телом его любимца интересны тем, что мы назвали бы ренессансным стилем и атмосферой, и проникнуты поэзией, часто изумительной". В "Глазго геральд" — что в поэме можно видеть "то, что мы могли мы назвать отталкивающей темой, которая порой и трактована отталкивающе, хотя поэму никак нельзя назвать слабой, и в ней из чисто плотской страсти вырастает видение воистину бессмертной красоты".
читать дальше

@темы: история гомосексуальности, античность, Шекспир, Fernando Pessoa

03:47 

Незаконченное стихотворение Ф.Пессоа (в моем подстрочном переводе)

Впервые было опубликовано Ричардом Зенитом в 2002 году, впервые процитировано им же в 1999 году на конференции, посвященной Пессоа (в Нью-Йорке). Потом я включу эти стихи в другую запись (хочу написать о гомоэротических мотивах вообще в творчестве Пессоа), а эту удалю, поэтому комментарии тут закрыты.

Я знаю, ты стал бы презирать меня,
А еще больше презирать мою любовь,
Если бы я когда-нибудь посмел сказать тебе,
Что ты значишь для моей печали.

читать дальше
Если бы ты знал, как мне больно выносить
Этот ужас — любить тебя и не иметь возможности
Сказать тебе о моей любви, как я холодею
От этого чувства, которое нельзя проявить.
Если бы ты знал, как я ненавижу всегда искать отговорки,
Когда не могу сказать тебе того, что мечтаю сказать.
А если бы ты знал, что тогда? Что тогда?
Каким жестом ты смог бы уменьшить тяжкую боль,
Которую я ношу в себе перед лицом этой любви?
читать дальше

@темы: история гомосексуальности, античность, Шекспир, Fernando Pessoa, любовь

URL
12:31 

António Variações. Canção. 1984. По-русски имя этого певца, если я не ошибаюсь, должно выглядеть как Антониу Варьясойнш (в соответствии с правилами передачи португальских имен на русский). Variações — псевдоним (это португальское слово означает "вариации").

И наяву ли эта
Песня, что так легка,
Или она - лишь сосны,
Сумерки и тоска?

Стихотворение в оригинале
     В оригинале упоминаются не кобольды и эльфы, а сильфы (silfos) и гномы (gnomos), т.е. стихийные духи. Мне вспомнилось, как Вальтер Скотт в предисловии к роману "Монастырь" писал: "Недоверие публики к простонародным и грубым шотландским суевериям побудило автора обратиться к прекрасной, хотя и почти забытой, магии астральных духов или стихийных существ, превосходящих людей знанием и силой, но стоящих ниже их, так как они подвластны смерти, которая будет для них уничтожением, ибо к ним но относится обещание, данное сынам Адама. Предполагается, что эти духи делятся на четыре категории, подобно четырем стихиям, от которых они берут свое начало, и они известны лицам, изучавшим каббалистическую философию, под именами сильфов, гномов, саламандр и наяд, поскольку они происходят из воздуха, земли, огня или воды". читать дальше

@темы: переводы, музыка, мифы и легенды, Fernando Pessoa

02:38 

     Когда Пессоа послал первый вариант своей поэмы "Антиной"* (написанную по-английски — вариант 1915 г (издан в 1918 г); окончательный вариант), редактору английского журнала о Португалии (Portuguese Monthly), Уильяму А. Бентли, тот ответил: "Я вовсе не такой уж законченный ханжа, но неужели Вы не могли найти более достойного предмета, чем такие прискорбные игры с самыми постыдными пороками? В здоровье бесконечно больше величия, оно должно быть красивее и привлекательнее болезни, а здоровье души — даже больше, чем здоровье тела. Откровенно говоря, я сожалею, что Вам пришлось проституировать подлинно прекрасную и благородную поэтическую одаренность, вдохновляясь такими постыдными вещами. Вашему народу нужно помогать прекрасными, благородными идеями, а не этими, оставшимися от прошлых столетий. Вы можете помочь своему народу, но не тем, что в поиске сокровищ подлинной поэзии будете рыться в столь омерзительной грязи"*.
     Если бы точно не знала, о каком произведении это написано, ломала бы голову, пытаясь представить, что за порнографию подсунули этому редактору.** А ведь в том варианте поэмы, который он прочитал, даже были слова, осуждавшие чувственную сторону любви между Адрианом и Антиноем. Пессоа выбросил их из текста, когда опубликовал поэму в 1921 году в своем недолго просуществовавшем издательстве "Olisipo". Например, вместо 'love's art most unholy' ("самое нечестивое искусство любви") написал 'art, that makes love captive wholly' ("искусство, полностью захватывающее в плен любовь") и т.д.*** То ли взгляды Пессоа изменились, то ли первая редакция "Антиноя" создавалась с оглядкой на цензуру.
*Embodying Pessoa: corporeality, gender, sexuality by Anna Klobucka, Mark Sabineр, University of Toronto Press, 2007, p. 136.
** Впрочем, когда поэму в 1989 году собрались издать в русском переводе (в сборнике Фернандо Пессоа "Лирика") и заказали его В.Топорову, "Топоров был предупрежден — начальство может поэму из-за "порнографичности" выбросить" (E.Витковский (вступительная статья к переводам Перелешина (среди которых есть и "Антиной")).
***Ibid, 137.

@темы: гомоэротизм, античность, Fernando Pessoa

17:41 

Фаду на стихи Антониу Ботту - 2

Фаду Meus Olhos Que por Alguem (или Meus Olhos, т.е."Мои глаза") я впервые услышала, когда его спела МаризаMeus Olhos Que por Alguem есть на ее диске Fado Tradicional (2010). Но это фаду, как я потом поняла, мне больше нравится в исполнении Селеште Родригеш (сестры Амалии Родригеш).

Запись, сделанная в 1962 году. Автор музыки Жуакин Кавальеру-младший (в некоторых источниках пишут, что автор Жуан Блэк, но, кажется, это ошибка)
Текст стихотворения (в оригинале, в русском прозаическом переводе и в английском переводе Фернанду Пессоа.

На те же слова написано и другое фаду (автор музыки Жуакин Кампуш). Его исполняет Тереза Силва Карвальу.


+ Мариза поет фаду на слова другого стихотворения Ботту.
Фаду на стихи Антониу Ботту - 1

@темы: музыка, Fernando Pessoa

23:13 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:56 

Я и сама знаю, что эта история не может быть интересна многим, и пишу для себя (чтобы не забыть потом подробностей) и еще для двух-трех человек. Но все же стало интересно, сколько людей ее читает.

Вопрос: Кто-нибудь хочет прочитать окончание истории о Фернандо Пессоа и полемике, посвященной "литературе Содома"?
1. Да.  165  (100%)
Всего: 165

@темы: Fernando Pessoa

URL
02:02 

Пессоа о жанре фаду.

     Пессоа в предисловии к своим переводам из Антониу Ботту объясняет англоязычным читателям значение слова fado. Так называется стихотворение (1) Ботту, написанное от лица матроса, вспоминающего любивших его женщин. Пессоа оставил название без перевода, объяснив это тем, что тут слово fado имеет слишком много значений.
читать дальше

@темы: музыка, Fernando Pessoa

23:40 

Полемика из-за "литературы Содома". Ч.4

Ч.1; ч.2; ч.3.
     Алвару Майя начинает свою статью "Литература Содома. Сеньор Фернанду Пессоа и эстетический идеал в Португалии" словами "Господа, я никогда еще не находился в таком смятении!" и дальше в довольно длинном вступительном абзаце жалуется на то, что не решается писать, не решается опубликовать написанное — ему ведь надо коснуться невыносимо мерзкой темы, которую, по его мнению, лучше было бы вообще не обсуждать публично. Но обсуждения не избежать, эту тему уже затронули — затронули с такой возмутительной точки зрения, что теперь он непременно должен выразить протест. Автор взывает к небесам (буквально), просит Бога не оставить его и послать ему на помощь ангелов — ибо речь пойдет о Содоме.
     Тут Майя наконец-то называет причину своего смятения — "софистическую статью, которую сеньор Пессоа, заботливо и с любовью культивируя выдумки и скандал, несколько недель назад опубликовал в этом журнале, рассчитанном на цивилизованных людей и призванном делать людей цивилизованнее". Майя с досадой пишет о том, что не может просто обойти молчанием эту статью — ведь ее опубликовал писатель, мнение которого важно для многих образованных людей, особенно молодых. (Кстати, в одной современной статье о Пессоа я прочитала странное утверждение: он, якобы, "умер в безвестности". Видимо, автор статьи имел в виду, что по сравнению с той международной славой, которая пришла к стихам и самой личности Пессоа в конце XX века, его прижизненная известность, не выходящая за пределы Португалии, может быть приравнена к безвестности.)
     Майя спорит исключительно с "сеньором Фернанду Пессоа", а Антониу Ботту даже по имени не называет. Пессоа, по мнению Майи, восторженно превознес стихи, в которых нет ни мастерства, ни красоты, а есть лишь "восхваление того сексуального отклонения (aberrações sexuais), из-за которого Господь обрушил на Содом и Гоморру потоки огня и серы". Пессоа, по словам Майя, вытащил из мусора мерзкую книжонку, стряхнул с нее слой пыли и "рассказал нам о культе красоты у греков, а затем, со всем блеском — с тем блеском, который и принес Пессоа восхищение молодежи — провозгласил автора этого словоистечения единственным португальцем, достойным называться эстетом".
читать дальше

@темы: история гомосексуальности, античность, Fernando Pessoa

04:00 

Я любил любить любить.
Постой... Дай мне, пожалуйста, сигарету
вон оттуда, с того столика, в изголовье.
Продолжай... Ты говорил,
что в метафизике, в развитии
от Канта к Гегелю
исчезло что-то важное.
Ты совершенно прав.
Да, я действительно слушал.
«Я никогда не любил, и я любил любить» (святой Августин).
Эти ассоциации идей — такая странная штука!
Как я устал все время думать о другом.
Спасибо. Дай мне прикурить. Итак, продолжим. Гегель...

Алваро де Кампос (один из гетеронимов Фернандо Пессоа). Перевод Е.Голубевой.

@темы: стихи, Fernando Pessoa

00:02 

Полемика из-за "литературы Содома". Ч.3

     Анна Клобука и Марк Сабине в своей работе о Пессоа пишут, что его статья о Ботту "морочит непосвященных изысканной эрудицией и запутанной логикой, в то же время передавая совсем другое, закодированное, сообщение тем, кто имел представление о Ботту с его ярко подчеркнутой сексуальной идентичностью или же об эвфемистическом использовании эпитетов "эстет" и "эллинистический" в работах Патера и английских художественных критиков, ученых и социальных активистов из его окружения". Но мне кажется, что Пессоа не пытался обмануть "непосвященных", скрыв гомосексуальные мотивы поэзии Ботту. Ведь своей статьей он привлекал внимание к книге Ботту, где эти мотивы были выражены совершенно недвусмысленно. Я также не согласна с тем, что Пессоа только "выдвигает... обоснование гомоэротизма как литературного топоса, не рискуя компрометировать себя защитой самих гомосексуальных действий" (Анна Клобука и Марк Сабине). Мне кажется, Пессоа в своей статье выступил в защиту не только поэзии Антониу Ботту, но и, косвенным образом, в защиту его личности и образа жизни.
читать дальше

@темы: гомоэротизм, Fernando Pessoa

14:06 

Песня (в жанре фаду) на стихи Антониу Ботту

URL
19:30 

В виде приложения к рассказу о споре Пессоа с противниками стихов Антониу Ботту (дописываю) — несколько отрывков из этих стихов в переводе Пессоа (чтобы было понятно, почему стихи Ботту показались его современникам непривычно откровенными):
There's that slow smile of yours again...
It seems to say: "Our bodies understand each other. That's enouph. Why complain?"

...
If you doubt your body can
Really tremble close to mine
And feel
The same full fleshy embrace,
Strip it fully,
Let it come into my arms
And don't speak to me,
Say nothing, nothing at all,
Because the silence of two
Gives more freedom
To the things love makes befall.
...
I know your nerves very well:
They have left stains of their fire
In my flesh so nicely brown,
In this flesh
That looked like the light of autumn
And now slowly goldens down
To an end nothing can soften.
Don't I know your sex so well?
Have you not liked me so often?
The fresh pressure of your kiss,
The power of your embrace —
All that I have deeply tried...
No, this isn't jealousy.
But, when I saw you with her —
No one was looking —I cried.
...
And pleasure
Is quite a deep
Philosophy in itself,
Even—what are you laughing at?—
The firmest yet easiest flowing.
Now come near me.
I want to kiss you, to feel
Your brown body's burning sway.
...
Listen, my angel:
What if I should kiss your skin,
What if I should kiss your mouth
Which is all honey within?

He wanted to move away,
Half in disdain, smiling faint;
But, alas!,
The flesh of the rankest sinner
Is like the flesh of the saint.

Midly, softly, in a posture
Which was misteriously feigned,
He gave me his golden body
Which my feverish kisses drained. ...

In the windowpane the rain
Tinkled lightly,tinkled slow...

He clasped me and closed his eyes,
The better to see me there;
And I died, slowly died,
Like a vague scent in the air...

Предыдущее стихотворение я процитировала целиком, а две строки там пропущены в оригинале. А вот довольно необычное стихотворение для Ботту: тут он неожиданно выражает разочарование в физической любви, которую до этого воспевал (комментаторы объясняют влиянием идей Патера).

It's a pity, but I must not understand you.
My fancy was different —
A love
That asks nothing of the body.
This love.
Of which you speak to me, biting
Your red mouth
And caressing
A certain masculine detail
Of your body
— Look here, all that leads to nothing . . .
That sort of love
Is degrading, very vile,
It's selfish and strangely moved.
Why should that brutal thing that says "I want you"
Be a good reason why we should be loved?

Кстати, в предисловии к этой книге Пессоа пишет, что переводил очень точно, к тому же настолько хорошо знает Ботту — и как поэта, и как человека — что если даже и отступил где-то от буквальной точности, все равно верно передал суть оригинала.

@темы: Fernando Pessoa, гомоэротизм, переводы, стихи

URL
23:19 

Полемика из-за "литературы Содома". Ч.2

     Другим признаком подлинных эстетов, по мнению Пессоа, является то, что этические идеи у них не вторгаются в сферу эстетики. Пессоа поэтому называет подлинными эстетами Винкельмана, Патера и Ботту, но не Уайльда и Бодлера, так как те были, как пишет Пессоа, "бедными христианскими декадентскими эстетами", отошедшими от идеалов эллинизма.
Пессоа признает, что "над вдохновением этого поэта властвуют две центральных идеи" — "идея физической красоты и идея наслаждения" и что стихи Ботту являются "гимном наслаждению", но с философской точки зрения рассматривает наслаждение в поэзии Ботту как не связанное с этикой — не моральное и не аморальное.
     Мне, возможно, показалось, но один отрывок в конце статьи я восприняла как игру Пессоа с читателем. Такое впечатление, что автор там сознательно подводит читателя к неправильной догадке прежде чем объяснить, что он имеет в виду.
     Пессоа пишет, что эстетический идеал эллинизма был обусловлен античной действительностью, поэтому понятно, что в современных условиях, существенно отличающихся от античных, не может сформироваться тип истинного эстета в эллинском духе, однако иногда такие эстеты все же появляются: "необходимой цельности эстет может достичь лишь благодаря патологическому отклонению (desvio patológico)", которое выводит его за пределы основополагающих признаков европейской цивилизации.
     Для большинства европейских эстетов, пишет дальше Пессоа, это отклонение — необходимое, часто основополагающее условие их эстетизма, помогающее им "хотя бы в интеллектуальной сфере вступить в соприкосновение с античной Грецией и ее идеалами". "Таков источник эстетизма Винкельмана и Патера, принадлежащих к единственному подлинному типу эстета, который может появиться в современной Европе". Далее Пессоа пишет, что на эстетизм Винкельмана и Патера повлияла также культурная традиция, а вот источник эстетизма Ботту — исключительно патологическое отклонение без примеси какого бы то ни было культурного влияния. Но это отклонение проникнуто гармонией, а иначе оно не помогало бы возвыситься до понимания гармонических античных идеалов.
     Мы знаем, пишет Пессоа, два гармонических вида патологического отклонения. Гений и талант (как говорится, "а вы о чем подумали"?).
     Оба эти феномена, поясняет Пессоа, являются патологическими отклонениями, потому что с биологической точки зрения они аномальны.
     Различаются они тем, что гений по своей природе синтетичен — он достигает оригинальных результатов, соединяя разнородные элементы, а талант аналитичен — он исходит из одного элемента. У Винкельмана и Патера был гений, у Ботту — талант. Эстетизм Винкельмана и Патера был синтетичен, на него повлияли различные элементы культуры. Эстетизм Ботту аналитичен и представляет собой чувство стиля, изолированное от всяческих воздействий, не отразившее в себе многообразие объектов культуры.
     Мне кажется, Пессоа умышленно писал так, чтобы читатели, увидев слова "патологическое отклонение", решили, что речь идет о гомосексуальности (гомосексуализме или уранизме, как сказали бы в то время). Он несколько параграфов поддерживал эту иллюзию (позволив себе несколько рискованных фраз — например о том, что эстетизм Ботту целиком проистекает из патологического отклонения) и лишь затем с невинным видом пояснил, что имел в виду гениальность и талант.
     Пессоа завершает статью фразой, в которой еще раз провозглашает Антониу Ботту единственным истинным эстетом Португалии.
Окончание (и ссылки на источники) в следующей записи.

@темы: античность, Fernando Pessoa

Дневник tes3m

главная