• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: история гомосексуальности (список заголовков)
17:25 

Пишет Gally: «А еще на статью про Индию в составе Британской империи очень смешно накладываются воспоминания о лекциях по истории стран Азии.
Пашмина Мурти* пишет: "С точки зрения англичан местные мужчины представляли опасность, потому что казались слишком женственными и от них можно было заразиться гомосексуальностью..."
Влюбленный в Индию лектор-эстонец, рассказывавший о движениях за независимость Индии: "Все это поколение училось в Англии, поэтому они были образованные, говорили по-английски и были геями".»
(Отсюда)
*Pashmina Murthy, Tropics of Sexuality: Sexual Excesses and ‘Oriental Vices’ in the British Raj

@темы: восток, Англия, история гомосексуальности

16:56 

Прочитала о том, как во время войны Ян Флеминг спас от суда друга и коллегу, арестованного за "попытку совершить гомосексуальные действия". Этот случай произошел с Уильямом Плумером, южноафриканским писателем, жившим в Англии и дружившим с Форстером, Акерли, Оденом, Ишервудом и т.д. В 1925, когда Плумеру было двадцать два года, Вирджиния Вулф и ее муж Леонард издали его роман "Тарботт Волф" читать дальше
Сьюзен Хилл так написала о Флеминге и Плумере: "К концу жизни Яна Флеминга, когда он был болен и в плохом настроении, единственным человеком, общество которого его всегда радовало, был его близкий друг, работавший редактором у Джонатана Кэйпа, человек, которого он назвал 'благосклонным читателем' – Уильям Плумер. Никто из знавших Уильяма этому бы не удивился. В них обоих было что-то загадочное, ощущение скрытых жизней, других "я", впечатление, что позади совершенно цивилизованной и джентльменской наружности есть что-то еще" (6).
Примечания, ссылки и фотографии.

@темы: secret agents, Англия, Счастливого Рождества, мистер Лоуренс, история гомосексуальности

02:57 

История взаимоотношений Э.М.Форстера и рядового Палмера. Ч.4

19:25 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:10 

Ретаблос

Я в прошлом году обратила внимания на необычные сюжеты некоторых рисунков из числа тех, которые называют retablo и exvoto (увидела ссылку на сообщество, им посвященное): вроде бы о них пишут, что это изображения, "приносившееся в дар церкви по случаю избавления от какой-либо опасности, болезни и т.д.", так я раньше их и представляла. Но тут были, например, изображения с подписями в которых говорилось о геях, благодарящих младенца Христа за то, что они познакомились и счастливо живут вместе, о женихе, сбежавшем с первым встречным из под венца и благодарящем за это Пресвятую Деву Сан-Хуанскую и т.п. И таких рисунков оказалось много. Я засомневалась: неужели священники разрешают вешать такое в церкви? Но как это все сочетать с католическими догматами?
Однако я ничего узнавать не стала, решила, что, если это мистификация, рано или поздно об этом узнают и напишут — и я узнаю. Но на днях я опять увидела такие изображения, тут уж не удержалась, немного поискала в Интернете, обнаружила, что художники такие рисунки делают не только в церковь, но и просто на продажу. Нашла сначала одну художницу, потом еще других художников. А вчера в этом сообществе увидела, что в комментариях к новому рисунку написали: "У них какое-то альтернативное христианство. ...Но как, как это вяжется с католической не побоюсь этого слова моралью??? Как кому-то могло прийти в голову, что Иуда Фаддей помог гомосексуалисту принять собственную тягу к мазохизму? Как будто категория греха для них в принципе не существует. Очень непривычный вариант христианства" (Отсюда).


У меня нет аккаунта в ЖЖ, поэтому я не смогла написать, что тут нет ничего очень необычного: некоторые современные рисунки-retablos делаются не для храмов — иногда у них даже сюжеты вымышленные. Вот что пишут о самом известном современном художнике, рисующем retablos, Альфредо Вильчисе Роке: "Мексиканское общество еще очень католическое, возможно ли, что священник согласится повесить в церкви ex-voto, благодарящее Деву или святых за греховные страсти? ...Некоторые ретабло, возможно, вымысел, другие нарисованы по происшествиям, найденным в газетах.... Альфредо Вильчис Роке - и ремесленник, работающий на заказ, и современный художник, черпающий свое вдохновение в традиции. ... Самоучка, он изучил произведения двух мексиканских художников Фриды Кало и Диего Риверы. (La société mexicaine est encore très catholique, est-il possible que des ex-voto remerciant la Vierge ou les saints pour des amours coupables, selon le dogme, soient acceptés dans l'église par le prêtre de la paroisse?....Certains retables sont peut-être fictionnels, d'autres sont peints d'après des faits divers trouvés dans les journaux.
Alfredo Vilchis Roque est un artisan travaillant sur commande et un peintre contemporain puisant son inspiration dans la tradition.... 

Autodidacte, il a étudié les oeuvres de deux peintres mexicains Frida Khalo et Diego Rivera.)Отсюда Статья на французском, так как он популярен во Франции, там выходили его книги.
читать дальше
Сюжеты некоторых современных ретаблос кажутся менее удивительными, когда становится понятно, что не все они были сделаны для заказчиков, желающих повесить их в церкви.

@темы: художники, история гомосексуальности

18:42 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:04 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:24 

"Тетя Джорджи"

     Об одной из иллюстраций в книге Джеймса Гардинера "А кто тут у нас хорошенький мальчик? Сто пятьдесят лет жизни геев в картинках" я решила написать подробнее (Гардинер мало сообщает о рисунке, только называет книгу, к которой он был сделан, и художника).

     Это иллюстрация Джорджа Планка* к книге Э.Ф.Бенсона "The Freaks of Mayfair" (1916), на которой изображен герой очерка "Тетя Джорджи", джентльмен, в котором автор, видимо, решил соединить все черты характера и привычки, которые считались в то время признаками отсутствия мужественности.
     Любопытно, что образ, похоже, отчасти автобиографичен (судя по отзывам знакомых об авторе). Герой Бенсона еще в раннем детстве огорчал родителей тем, что играл в куклы и не хотел носить подтяжки. "Эти особенности, печальные в столь юном возрасте, вынудили родителей послать его в школу для мальчиков, когда ему было всего девять лет. Они надеялись, что там он получит более правильное представление о том, кто он такой. Но этот более широкий жизненный опыт, казалось, лишь усилил его заблуждения, поскольку он, ссорясь с другими молодыми джентльменами, не бил их кулаком в лицо, а давал пощечины и таскал за волосы. ... Частная школа препятствовала внешним проявлениям девичества, но истинная натура Джорджи продолжала развиваться в тайне. С виду он стал более или менее мужественным мальчиком, но не потому, что действительно вырос и стал таким — в том, что выглядеть в глазах окружающих мужественным удобнее, его убедили насмешки, презрение и примеры для подражания. Ему не нравились мальчишеские спортивные игры, но он вынужден был принимать в них участие, потому что был высоким, сильным и хорошо сложенным, и играл в них с большим успехом. Но он ненавидел грубость, холодную погоду и грязь, а его детская набожность развилась в своего рода сентиментальное восхищение витражными окнами, церковными обрядами и духовной музыкой" (фрагменты очерка привожу в своем переводе). (Кстати, вспоминается, что и сам Э.Ф.Бенсон был высоким и хорошо сложенным и прославился как спортсмен.)
      Бенсон упоминает и о детских влюбленностях своего героя. Сначала он "испытал страстную привязанность" к другому мальчику (как пишет автор,"к другой юной леди, которую природа наградила мужским обликом"). "Они обменивались прядями волос, которые во время ссор должным образом возвращались их настоящим владельцам вместе с безжалостными записками, подобными тем, какими разрывают помолвки. Эти размолвки сменялись довольно льстивыми примирениями, во время которых они снова клялись в вечной дружбе, обменивались конфетами и еще большим количеством волос, а если бы посмели, то и поцеловались бы. Их неестественные чувства были осложнены периодом одиозного благочестия, и они были счастливее всего, когда в школьном хоре, облаченные в короткие стихари, вместе пели дискантами псалмы. ...
     Его школа была из тех, в которых поощряли желание исповедоваться, хоть на этом и не настаивали, и Джордж воспылал своего рода страстью к атлетичному молодому священнику. Неделя за неделей он изливал на него смесь бледных и бескровных мелких прегрешений, думая о том, какой же он замечательный. Наконец смущенный священнослужитель, который обладал изобретательным складом ума, но отчаивался когда-либо научить Джорджи мужественности, изобрел для него совершенно новую епитимию — запретил являться на исповедь чаще одного раза в три недели, если только не надо будет признаться в чем-то действительно ужасном. ...
     Он поступил в Оксфорд, и там, под сентиментальным влиянием этого "города шпилей"**, его оставили последние остатки мужественности. Его отец, который — таковы уж неподражаемые фокусы природы — был грубоватым старым сквайром, слишком любящим портвейн, а в юности слишком любившем хористок из театра Гайети, жаждал, чтобы Джорджи ударился в разгул, напился пьяным, чтобы ему в наказание запретили выходить за пределы территории колледжа, чтобы он спутался с девицей, словом, сделал хоть что-нибудь, что доказало бы — мужественность, хоть и прискорбно дремлющая, в нем все же есть. Но Джорджи упорно не оправдывал этих не слишком нравственных надежд: портвейну он предпочитал ячменную воду, всегда работал в своей комнате до десяти вечера, так что и не знал, запрещено ли ему выходить за пределы территории колледжа или не запрещено, не интересовался никаким хором, кроме церковного, и не путался вообще ни с кем. Вместо этого он перешел в католичество — и портвейн, ярость и удар совместно прикончили его отца прежде, чем тот успел изменить завещание."
      Джорджи, закончив Оксфорд, стал жить так, как ему нравилось. Бенсон описывает его образ жизни и увлечения: у Джорджи "превосходный, но в сущности женский вкус" в выборе мебели и отделке помещений, он любит музыку, играет на фортепиано, ездит в гости и принимает гостей ("его гостями были в основном или молодые люди с довольно вертлявой походкой и порывистыми движениями рук, или старые леди"; "за его столом никогда не будет недостатка в немного женоподобных молодых людях и старых леди. Это те представители человеческого рода, с которыми он чувствует себя наиболее естественно, потому что у него с ними больше всего общего"), он вышивает, рисует ("его портреты старых леди были похожи один на другой, так как делались по одной формуле: кружевной головной убор, жемчужное ожерелье и задумчивое выражение лица. У него была формула и для молодых людей, ее главными составными частями были спортивная рубашка с короткими рукавами, никакой верхней одежды, отсутствие кадыка, длинные ресницы и девичий рот. Глаза он рисовал плохо, поэтому изображал всех с опущенными глазами"), пишет письма, читает, принимает горячие ванны. Автор два раза упоминает его "розовато-сиреневые (mauve) шелковые пижамы".
      Бенсон очень осторожно касается темы гомосексуальности, стараясь не отпугнуть большинство читателей. Он явно учитывает противоречивое отношение большинства англичан того времени к этому вопросу: с одной стороны, мысль о физической близости между мужчинами вызывает у них ужас, с другой, платонические любовные отношения между подростками одного пола кажутся естественным временным явлением (некоторые думали так не только о платонических отношениях). Бенсон не мог скрыть собственных гомосексуальных склонностей, но о его любовном опыте мы можем только догадываться, и, кажется, он на примере своего героя хочет доказать, что можно иметь такие склонности, но при этом не совершать ничего противозаконного. Хотя он рассказал о подростковых увлечениях своего героя, он подчеркнул, что тот даже ни с кем не целовался, а о взрослом Джорджи он пишет, что тот вел непорочную жизнь сорокалетней вдовушки, богатой и бездетной. Правда, при этом автор рассказывает, что у Джорджи есть "красивый молодой шофер", которого он называет "плохим мальчиком", когда тот сворачивает не туда. Но тут же, чтобы успокоить читателя, автор сообщает, что в доме есть и молодая горничная, прислуживающая за столом, потому что Джорджи, "хотя и не испытывает к девушкам того интереса, который присущ мужчинам, но любит утром в полусонном состоянии слышать шорох юбок". "За это время произошло лишь одно неприятное происшествие: его привлекательный шофер женился на его привлекательной горничной, прислуживающей за столом, и некоторое время, окруженный постылыми слугами, которые их заменяли, он был довольно несчастен. Но он добился возвращения назад этой эгоистичной пары, заведя гараж с квартирой над ним, где они могли бы жить, а также повысив заработную плату Боулса и наняв еще одну горничную, прислуживающую за столом, когда миссис Боулс страдала от проклятия Евы..." Дети Боулсов стали называть его дедушкой, а он просил их мать объяснить им, что его надо называть дядей Джорджи (автор считает, что еще правильнее было бы обращение "тетя Джорджи").
"Возможно, не стоит добавлять, что он не женился и никогда не женится" — все-таки считает нужным добавить автор.

* Джордж Планк больше всего известен своими обложками к журналу "Вог".
**City of Dreaming Spires — Город дремлющих шпилей (так вслед за Мэтью Арнольдом назвают Оксфорд).
Иллюстрация из той же книги:

Еще несколько иллюстраций

Тут есть очерк "Тетя Джорджи" (удобнее читать, чем по ссылке на всю книгу)

@темы: история гомосексуальности, английская литература, public schools, иллюстрации

14:57 

Прочитала в Википедии, что Вотрен появлялся в продолжении, которое в 1853 году написал к незаконченному роману Бальзака «Депутат от Арси» литератор Шарль Ребу (где-то я читала, что оно было неудачным с художественной точки зрения, но Ребу написал потом два сиквела). Оказывается, Ребу не просто ввел Вотрена в роман, где его до этого не было, но еще и присочинил ему сына (что выглядит маловероятным, потому что, как пишут в Википедии, "было очевидно, что до этого он не проявлял никакого интереса к женщинам"). Кроме того, в этом романе Вотрена убивают (в общем, Шарль Ребу очень смело обошелся с популярным чужим персонажем).
Также обнаружила, что в Википедии (на английском и на французском) Вотрена отнесли к категории "Гомосексуальные мужчины, литературные персонажи". Причем в англоязычной Википедии всех называют одинаково - "Fictional gay males", а французы разделили этих персонажей на "Gay de fiction" (те, кто относится к современному миру, в котором существует понятие "гей") и "Homosexuel de fiction". И туда они пока записали только троих: Вотрена, де Шарлюса и Дамблдора.

@темы: Бальзак, история гомосексуальности, французская литература

20:44 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:07 

Отрывок из письма Д.Г.Лоуренса

Дэвид Герберт Лоуренс в России известен прежде всего своим романом "Любовник леди Чаттерли", который никак нельзя назвать вершиной его творчества. Английский литературный критик Уолтер Аллен написал о нем: "Своей высокой репутацией романиста Лоуренс в основном обязан трем романам: "Сыновья и любовники", "Радуга" и "Влюбленные женщины""читать дальше
Отношение Д.Г.Лоуренса к гомосексуальности было сложным. Она то притягивала его, то отталкивала. В молодости он написал: "Большинство женщин не дают простора для воображения мужчины. ... Хотелось бы мне знать, почему почти каждый мужчина, близкий к величию, склонен к гомосексуальности, признает он это или нет, так что он любит тело мужчины больше, чем тело женщины, как, думаю я, любили греки — скульпторы и все прочие, вне всяких сомнений. Я уверен, мужчина мысленно переносит свой образ на другого мужчину, как в зеркале. Но от женщины он хочет, чтобы она пересоздала его, перестроила. Поэтому от мужчины он всегда может получить удовлетворение, но труднейшая вещь на свете — добиться, чтобы душа и тело удовлетворились женщиной, так чтобы мужчина был свободен от себя самого. И его удерживают все традиции и инстинкт от того, чтобы любить мужчин - или мужчину (это значило бы исчезновение всех целенаправленных влияний на него). И он не верит в свою силу отыскать женщину и сделать ее такой, чтобы он с ней мог быть свободен, и он стреляется, если он полон энергии, если у него сильные, глубокие чувства"(Из письма Генри Сэвиджу, 2 декабря 1913*; в моем переводе). В этом письме он пытался объяснить причины самоубийства своего друга, поэта Ричарда Миддлтона, но говорил, конечно, и о себе. Другому его другу, писателю Ричарду Олдингтону принадлежат слова: "Я бы сказал, что [Д.Г.] Лоуренс был примерно на 85% гетеросексуалом и на 15% гомосексуалистом"** В другой раз я, возможно, приведу и отрицательные суждения Д.Г.Лоуренса о гомосексуальности.
* D.H. Lawrence, vol. 1, by John Worthen, Cambridge University Press, 1991, p. 103. **«I should say Lawrence was about 85% hetero and 15% homo.» (The intelligent heart: the story of D.H. Lawrence by Harry Thornton Moore, Grove Press, 1962, р. 84)
В этом сообществе я упоминала его рассказ "Прусский офицер" и знаменитую сцену борьбы из романа "Влюбленные женщины" ("Женщины в любви").

@темы: английская литература, история гомосексуальности

02:10 

История взаимоотношений Э.М.Форстера и рядового Палмера. Ч.1

     Я иногда пишу об очень известных историях, но об этой подробно не писали, кажется, нигде — ни в биографиях Т.Э.Лоуренса, ни даже в биографиях Э.М.Форстера. В некоторых из них можно прочитать несколько строк о том, что Форстер помогал солдату Э.Палмеру, дружившему с Т.Э.Лоуренсом. Например, Джереми Уилсон в биографии Лоуренса пишет: "Рядовой Палмер захотел оставить танковые войска и найти гражданскую работу, чтобы ему можно было жить дома с женой. Палмер поддерживал контакт с Э.М.Форстером, чьим творчеством восхищался. И Форстер, и Лоуренс договорились помогать ему различными способами" (1).
     Даже по некоторым ранее опубликованным письмам Лоуренса к Форстеру и Палмеру мне казалось, что об этой истории можно было бы сказать больше, и я в этом убедилась, прочитав переписку Форстера и Лоуренса, изданную недавно под редакцией Джереми Уилсона.
Т.Э.Лоуренс — Палмеру: "Э.М.Форстер — славный малый, лучший из всех. Ты действительно в какой-то момент обошелся с ним довольно плохо. То, что все опять гладко, много говорит и о твоих достоинствах, и о его положительных качествах. Ты знаешь, что он самый цивилизованный человек из всех, кого я встречал?
Э.М.Форстер —Т.Э.Лоуренсу: "Пош начал с того, что не может мне снова писать, что его жена не дает ему встречаться со мной в городе. Значит, я не произвел на нее хорошего впечатления. ... Я был бы не прочь помочь ему деньгами, если вы это одобрите.
Т.Э.Лоуренс — Э.М.Форстеру: "Пош в 1925 году бросил вас, потому что он вас не стоил. Теперь, возможно, стоит.
Э.М.Форстер —Т.Э.Лоуренсу: "У меня есть некоторая сумма денег, но я не собираюсь отдавать их тому, кто все еще не сделал выбора, притом не сделал его из-за баб. Я выразил желание встретиться с его отцом и обсудить возможность развода, но, не исключено, он (Пош) не согласится.".
Т.Э.Лоуренс — Э.М.Форстеру: "Боюсь, я виноват, что внес в вашу жизнь этот излишний источник волнения. ...
      Женщины — дьяволы, которым нет никакого оправдания"

Примечания


 

@темы: джентльмены и простые парни, Э.М.Форстер, Лоуренс Аравийский, история гомосексуальности

04:42 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:57 

     Встретила в письмах Джона Гилгуда любопытное замечание об эдвардианцах, вызванное вопросом литературного критика Марджери Морган, не слышал ли он среди людей театра каких-нибудь разговоров о том, что известный актер и режиссер Харли Гренвилл-Баркер (1877—1946) мог быть гомосексуален, как предположил его биограф Эрик Сэлмон. Гилгуд ответил (я перевела все начало письма, чтобы было понятнее): «Ваше письмо меня чрезвычайно заинтересовало. Нет, я никогда не слышал в связи с Баркером ни малейшего слуха о том, что вы предполагаете. Я лишь помню, как мне дали одну сделанную Шоу очень романтическую фотографию молодого Баркера, смотрящего в окно, и я в шутку сказал: "Кажется, Дж.Б.Ш. был слегка в него влюблен". В связи с его разводом с Лиллой Маккарти обычно говорили: "Неизвестно, кто из них начал запирать дверь спальни". Но еще мне говорили, что он безумно влюбился в Хелен Хантингдон, когда встретил ее в Америке, писал ей стихи и томился под ее окнами.
читать дальше

@темы: английская литература, история гомосексуальности, театр

15:44 

Когда недавно писала об одной акварели Чарльза Демута, прочитала о нем в воспоминаниях поэта Уильяма Карлоса Уильямса: «Бедняга Чарли Демут, это было время, когда еще не было инсулина, и он умирал от диабета. Он тогда занимал студию на третьем этаже в передней части одного из зданий на улице Вашингтон-сквер-саут. Однажды он позвонил мне оттуда и попросил зайти к нему. Он хотел, чтобы я осмотрел его спину, которая выглядела так, словно молодой тигр располосовал ее когтями сверху донизу. читать дальше
(The autobiography of William Carlos Williams, 1967, р. 152)

@темы: история гомосексуальности, художники

16:15 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:23 

Когда-то давно, помню, искала цитату из письма Олдингтона, в которой он называет Лоуренса Аравийского pansy hero (1), и мне все время встречалось название сборника стихов Д.Г.Лоуренса "Pansies" ("Анютины глазки"). Тогда я думала, что двусмысленным это название стало казаться позже. А сейчас обнаружила, что оно удивляло и современников: "Дэвис указал ему [Д.Г.Лоуренсу], что это слово в Великобритании имеет двойное значение. Лоуренс утверждал, что не знает этого (с трудом верится, ведь говорит тот, кто много времени провел в обществе грубоватого Ричарда Олдингтона, с языка которого не сходили всякие pansies, fairies и sods" (2).
В Online etimology dictionary сказано, что в значении "женоподобный гомосексуалист" слово pansy впервые было записано в 1929 году. Интересно, что сборник стихов как раз в этом году и вышел. Понятно, что в разговорной речи это значение к 1929 уже было привычным, что видно по реакции Дэвиса (а слово queer, согласно тому же словарю, было впервые записано в значении "гомосексуальный" в 1922).
Заодно напишу тут, чтобы больше не терять эту цитату, что Олдингтон написал про Д. Г. Лоуренса (которого он как-то назвал "настоящим Лоуренсом"(3)): "Я бы сказал, что Лоуренс был примерно на 85% гетеросексуалом и на 15% гомосексуалистом"(4). Те, кто это цитирует, удивляются ("как он это вычислил?"), а кое-кто цитирует неточно. Один пишет, что Олдингтон назвал Д.Г.Лоуренса на 20% геем (5), другой приписывает слова Олдингтона Миддлтону Марри (6). Кстати, фраза Олдингтона напоминает (не только мне) известные слова Сомерсета Моэма: "Я пытался убедить себя, что я на три четверти нормален и только на четверть гомосексуален, в то время как на самом деле все было как раз наоборот" (7).
Источники и некоторые цитаты в оригинале

@темы: история гомосексуальности, бисексуальность, английская литература, ТЭЛ, Сомерсет Моэм, Лоуренс Аравийский, слова

17:03 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:08 

     Masudi рассказывала мне о сериале «The Long Firm» про английского гангстера-гея (его сыграл Марк Стронг). Действие происходит в 60-е. Я сериал не смотрела, на чем основан сценарий не знаю, но, когда писала про Майкла Ллуэлина Дэвиса, читала о политике Роберте Будби — и вот среди его знакомых мне попались братья Крэй, гангстеры-близнецы. Это очень известные английские преступники. На русском нашла о них такую заметку. Ронни Крэй был геем, с Будби его познакомил молодой любовник Будби — вор-домушник Лесли Холт.
     Я не люблю ни гангстеров, ни политиков, но о Будби мне хочется написать. Он учился в Итоне и в колледже Магдалины в Оксфорде, а у меня эти названия вызывают много приятных ассоциаций (скажем, вспоминаю, что Берти Вустер учился в Итоне, а Т.Э.Лоуренс носил в Кархемише «оксфордский блейзер с эмблемой колледжа Магдалины на кармане»). Кстати, мне очень нравится, что Дж.М.Барри в замечаниях к постановке пьесы в 1920 написал, что капитан Крюк учился в Итоне и в оксфордском колледже Магдалины (1) (не знаю, почему именно в этом колледже, ведь в нем не учился ни один из братьев Дэвис). В повести о Питере Пэне тоже несколько раз упоминается о том, что Крюк учился в закрытой школе, в которой угадывается Итон.
     У Барри, сына шотландского ткача, было сложное отношение к выпускникам частных школ. Он и гордился успехами братьев Дэвис в Итоне, и иронизировал над воспитанием, которое они там получали. В 1920, посмотрев на игру в теннис, он написал одному из друзей: «Казалось, ключевым словом в ней было "извините", а восхищенные отзывы об игре друг друга перелетали через сетку так же часто, как мяч. Думаю, это все часть того "чего-то", что можно получить только в частной школе и нигде больше. Чувствую, когда мой мальчик, воспитанный английской публичной школой, выстрелил в немца, он крикнул: "Извините". А когда попали в него самого, крикнул: "Хороший выстрел!"»(1) Тут он говорит о старшем из братьев Дэвис, Джордже, погибшем на Первой мировой войне. В этом письме Барри только мягко иронизирует над тем, как много значения придают пустым формальностям люди, чье воспитание считается в Англии самым лучшим.
      Я где-то писала, что не идеализирую выпускников частных школ, Оксфорда и Кембриджа, но мне интересно про них писать, даже если мне и не нравятся их поступки (впрочем, мне и про других англичан интересно писать, главное, чтобы они жили в первой половине 20 века). А Будби к тому же не был заурядным лицемером и подлецом. О нем пишут, как о верном друге и союзнике. (2) Пишут, что он был одним из самых популярных английских политиков и одним из самых любимых политических комментаторов на радио и телевидении. Он не боялся открыто выступать за декриминализацию мужской гомосексуальности. Правда, его самого мало кто подозревал тут в личной заинтересованности. Слухи о его тайной гомосексуальности ходили, но большинство его друзей в них не верило. Роберт Будби не только был два раза женат, но и имел множество любовниц, обычно замужних. Недоброжелатели обратили внимание на то, что он любил соблазнять чужих жен. Он долго состоял в скандальной связи с женой Гарольда Макмиллана, политика, одно время премьер-министра Англии. Считается, что младшую дочь эта дама родила от Будби, а не от мужа, и что у него было и трое других внебрачных детей, хотя не было детей в браке ни с первой, ни со второй женой. Впрочем, в первый раз он женился на кузине жены Макмиллана, чтобы, как писал он ей, быть к ней ближе, а потом сам назвал этот брак глупой ошибкой (они с женой расстались через несколько лет). А во второй раз он женился уже в 67 лет. Жена его была красивой итальянкой по имени Ванда, на 33 года моложе его. Высказывались предположения, что это была "лавандовая свадьба", но многие из тех, кто был лично знаком с Будби, считают, что брак был все-таки настоящим и счастливым.
читать дальше

@темы: история гомосексуальности, Питер Пэн, Англия, public schools, кино, история повседневности, джентльмены и простые парни

03:06 

Об этой истории я не буду подробно рассказывать (о ней можно прочитать в Википедии и на английском, и на русском(1)), коснусь только одной важной для меня детали, о которой мне раньше не было известно. Я знала, что один из братьев Дэвис (воспитанников Джеймса М. Барри), Майкл (1900-1921), утонул при невыясненных обстоятельствах вместе со своим другом Рупертом Бакстоном в пруду неподалеку от Оксфорда, где оба учились, причем о них говорили, что они были любовниками и совершили двойное самоубийство. Но мне казалось, что эта версия была выдвинута только одним человеком из знавших Майкла — Робертом Будби (2) (1900-1986), политиком, членом парламента от Консервативной партии, который был другом Майкла, когда они учились в Оксфорде (Будби был бисексуален: два раза женился, имел множество любовниц, но увлекался и мужчинами). Однако я прочитала в "Оксфордском справочнике по детской литературе", что и брат Майкла, Питер Ллуэлин Дэвис, подозревал, что Майкл и Руперт Бакстон совершили двойное самоубийство, "вызванное гомосексуальными отношениями"(3). Я заинтересовалась и нашла в другой книге упоминание о том, что и другой брат, Нико (самый младший из пяти) говорил, что в то время "Майкл проходил через что-то вроде гомосексуальной фазы" (4). Эти слова мне напомнили, что и Ивлин Во говорил о "гомосексуальной фазе", через которую, по его мнению, мальчики проходили до того, как вступали во взрослую жизнь.
     Такой взгляд был привычен для английских интеллектуалов 20-х годов. Флоранс Тамань писала в "Истории гомосексуальности" (цитирую свои старые записи): "После Первой мировой войны, по словам Ноэля Аннана, гомосексуальность в Оксфорде стала считаться нормальной. ... Хотя гомосексуальность по английским законам оставалась преступлением, она внезапно стала идеалом утонченных молодых людей. ... Грэм Грин, учившийся в дневной школе, поступив в Оксфорд, ... чувствовал себя немного чужим. Ивлин Во, вспоминал Грин, дразнил его, говоря, что он много потерял, не пройдя через гомосексуальную фазу жизни" (отсюда); «У большинства студентов Оксфорда и Кембриджа гомосексуальный период заканчивался вместе с окончанием университета, и от него оставался лишь тот "подростковый, проникнутый духом школьного товарищества, нежный, боязливый, сентиментальный, и, в конечном счете, гомосексуальный" менталитет, который Сирил Конолли считал присущим молодой английской элите того времени» (отсюда).
     Обратите внимание: о гомосексуальной фазе в связи с Майклом говорит не только Нико Ллуэлин Дэвис, но и Будби. Когда его спросили, был ли Майкл Ллуэлин Дэвис гомосексуален, Будби сказал, что это была "фаза... думаю, он должен был из нее выйти"(5). Это представление о "гомосексуальной фазе", через которую часто проходит (а по мнению некоторых, чуть ли не обязательно должен пройти) подросток мужского пола, очень характерно для людей того времени, но не всегда понятно нашим современникам. Характерно, что в статье в русской Википедии, являющейся переводом статьи из английской, этого замечания Будби просто нет (должно быть, посчитали несущественным)(5). Но и современные англичане (не историки) часто не очень хорошо себе представляют некоторые особенности противоречивого отношения к гомосексуальности в Англии первой половины 20 века. Причем в данном случае я имею в виду и тех, кто считает Майкла и Руперта любовниками, и тех, кто с этим спорит.
      Николас Маколи в статье об отношениях Майкла и Руперта (суть которой в том, что их смерть была случайна, а не являлась ни двойным самоубийством, ни убийством с последующим самоубийством) упоминает писателей, «безоговорочно заявляющих, что Майкл и Руперт были гомосексуалистами, и что они скрыли сексуальный характер своей дружбы, чтобы избежать общественного скандала»(6)(например, Барри Лоу в пьесе «Смерть Питера Пэна»). Эти авторы, кажется, уверены, что Майкл и Руперт непременно должны были утопиться, если были любовниками. Но мне кажется, в Оксфорде 1921 года любовь между мужчинами — еще не повод для самоубийства. Из четырех самых близких друзей Майкла Дэвиса, учившихся с ним еще в Итоне, ничего не могу сказать о двоих, Эдварде Марджорибэнксе и Аластере Грэме, "несчастном сыне Кеннета Грэма"(7) (Маколи), автора "Ветра в ивах", но двое были гомосексуальны — Роджер Сенхаус (8) и Роберт Будби (первый гетеросексуальный опыт у него был только в 25 лет). Маколи пишет, что неизвестно, были ли между Майклом и Рупертом сексуальные отношения, но он считает, что вряд ли, так как если бы они были, юношам пришлось бы вести двойную жизнь и обманывать родных и друзей, а это на них совсем не похоже. Я тоже не знаю, что там было, но такое рассуждение кажется мне неубедительным. Неужели все правдивые юноши и девушки, поддавшиеся страсти, тут же бежали к родителям с отчетом о происшедшем? Кроме того, мне кажется, Маколи сам вкладывает оружие в руки своих противников: в ответ на "они не могли обманывать и вести двойную жизнь" ему могут сказать: "Да, они не смогли, утопились". Кстати, Маколи выдвигает неизвестно на чем основанное предположение, что Барри описал Руперта в образе Ионафана в своей последней пьесе (о Сауле и Давиде).
      Мне кажется, сексуальные отношения между Майклом и Рупертом были возможны, но их могло и не быть, а вот романтическая дружба-влюбленность несомненно была. Не сохранилось писем, которые они писали друг другу, но Питер признался, что они были у него и он их сжег, потому что, как он выразился, они "выходили за рамки"(9) (это, как и слова Питера и Нико насчет самоубийства их брата, известно из книги Биркина "Дж.М.Барри и потерянные мальчишки" — сейчас, насколько мне известно, это самая авторитетная работа о братьях Дэвис, причем Биркин еще застал в живых и расспросил Нико).
      Я не знаю, что именно произошло на пруду. Мне кажется убедительной версия, что Майкл боялся плавать, но хотел научиться, начал тонуть и нечаянно утопил спасавшего его Руперта. Однако и Майкл, и Руперт были подвержены приступам депрессии, так что и правда могли задумать двойное самоубийство. Я даже допускаю, что и любовные отношения могли повлиять на их решение уйти из жизни (если они и правда пришли к такому решению), я лишь считаю, что писать об этом надо, учитывая особенности эпохи.
      Вся эта история кажется мне еще одним примером гомоэротической атмосферы, о которой пишет Флоранс Тамань. Ведь даже если этих двух юношей связывала только дружба, разве то, что братья одного из них в этом усомнились, ничего не говорит об Оксфорде 20-х годов (как и упоминание о "гомосексуальной фазе")?
Цитаты по-английски, источники и примечания
Фотографии (4)

@темы: история гомосексуальности, Англия, Ивлин Во, Питер Пэн

Дневник tes3m

главная