Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: история гомосексуальности (список заголовков)
23:38 

Мне всегда казалась неправдоподобной версия о том, что Лоуренс не случайно разбился на мотоцикле, а покончил с собой (так считал, например, Сомерсет Моэм). Мне даже не верилось, что вообще кто-нибудь выбирал такой ненадежный способ самоубийства, но сейчас я прочитала как раз о таком случае. Лиз-Милн в дневнике описывает сэра Пола Лэтема, члена парламента от Консервативной партии, служившего в артиллерии во время Второй мировой (пошел добровольцем) и попавшего под трибунал за гомосексуальные связи. Тогда он попытался убить себя, направив мотоцикл на дерево, но выжил и был осужден еще и за попытку самоубийства. Отсидел полтора года. Лиз-Милн как раз навещал его после выхода из тюрьмы, чтобы морально поддержать.
читать дальше

@темы: биографии, ТЭЛ, Англия, secret agents, история гомосексуальности

23:29 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:46 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:43 

Около 1935 года. Эван Морган, виконт Тредегар, принимает гостей. Кажется, они смотрят на его попугая.

Увидела этот снимок, вспомнила, где в последний раз читала об Эване Моргане. Перед описанием встречи с лордом Альфредом Дугласом Прайс-Джонс вспоминал о другом случае. В Итоне у него был друг, Джон Морган, впоследствии лорд Тредегар, не очень сообразительный мальчик, которого отец Алана обычно называл "твой друг Тупица". И вот «однажды отец загнал меня в библиотеку и сказал: "Ты достаточно взрослый, чтобы знать: есть один человек по имени Эван Морган. Он двоюродный брат твоего друга Тупицы. И я тебя настоятельно прошу: если ты когда-нибудь окажешься с ним в одной комнате, немедленно выйди".
Из-за этого я пристал к Джону с просьбами познакомить меня со своим двоюродным братом Эваном, что оказалось нелегким делом, поскольку Эван, как я выяснил позднее, разделял мнение моего отца насчет бедняги Тупицы. Мне также не удалось вытянуть из отца ни одного основания для этого запрета. Он сказал, что однажды мне объяснит — однажды, когда я буду старше. Это навело меня на мысль, что есть нечто общее между Эваном Морганом и немолодым джентльменом, которого я однажды видел на перроне вокзала в Льюисе...» (The Bonus of Laughter by Alan Pryce-Jones, 1987, p. 25).

@темы: фотографии, биографии, история гомосексуальности, The Bonus of Laughter

20:59 

Из «Дневников военного времени» историка Хью Тревора-Роупера (работавшего тогда в военной разведке): «Март 1943 г. Я читал Маколея и в один и тот же день случайно наткнулся на два отрывка, в которых он касается злополучной темы гомосексуальности... В якобитских памфлетах, говорит Маколей, Вильгельм III "увидел бы, что неизменная привязанность, которую он с детства до смерти питал к трем или четырем из превосходнейших и самых надежных друзей, которых когда-либо посчастливилось иметь принцу, стала поводом для обвинения его в мерзостях, столь же отвратительных, как те, что погребены под водами Мертвого моря"; и о Фридрихе Великом он пишет, что тот "был обвинен в пороках, от которых История отводит глаза и которые даже Сатира стыдится называть".
"Ну вот как, — воскликнул я, — мы можем надеяться понять этих викторианцев? Замкнутая группа посреди нашей истории, они дальше от нас, чем индейцы, чем обитатели Тробрианских островов, чем бушмены Австралии! Маколей был образованным человеком; он прочитал греческих классиков, а едва ли существует древнегреческий писатель, который не принимал бы феномен гомосексуальности как данность — Геродот, Феогнид, Пиндар, Эсхилл, Платон, Феокрит, Плутарх — все они были связаны с этим явлением или возвеличивали его. Значит, Маколей напрасно читал классиков, если реагирует на интересный психологический феномен, словно провинциальный бакалейщик-сектант?" Чарльз Стюарт ответил, что всё это, разумеется, притворство; и рассказал мне, как к Маколею обратился геолог сэр Чарлз Лайелл с просьбой поддержать его в споре с противниками эволюции, а Маколей ответил, что хотя и согласен с ним, не станет открыто выступать в поддержку его умозаключений. Для нужд общественности мир все еще сотворен в 4004 году до н.э. "И вот эти двойные стандарты викторианцев, — сказал Чарльз, — я считаю частью их очарования". Для них гомосексуальность относилась к той же категории, что и религия; образованные люди могли рассматривать ее свободно, но высказываться публично должны были в ортодоксальном духе. Однако Стюарт Хэмпшир не согласился бы: он настаивал на том, что Маколей прочитал античных авторов, как и всю художественную литературу и большинство книг по истории, напрасно»*.
В предисловии к дневникам об отношении самого Тревора-Роупера к гомосексуальности пишут, что он проявлял "улыбчивую терпимость", хотя в 1959 г., по словам его младшего брата Пэта, отнесся с "хмурым неодобрением" к решению Пэта жить вместе с партнером (специалистом по декоративному садоводству Эдвардом Фицджеральдом)**.
* The Wartime Journals by Hugh Trevor-Roper, 2011, pp. 141-142.
** Ibid., p. 15.

@темы: история гомосексуальности, викторианцы, античность

23:39 

Rough Trade


Прослушать или скачать Unknown Track28 бесплатно на Простоплеер
Отсюда. Одна из пародийных кэмповых песен, записанных в США в начале 1960-х певцами, скрывшими свои имена, на студии звукозаписи "Camp Records". Герой песни рассказывает, как на горьком опыте убедился, что ему лучше обходить стороной представителей "rough trade", какими бы симпатичными они ни казались. Песня исполняется на мелодию "Greensleeves".
Еще одна песня "Camp Records" — Stanley the Manly Transvestite (на YouTube).

Прослушать или скачать Camp Records Stanley the Manly бесплатно на Простоплеер

@темы: слова, музыка, джентльмены и простые парни, история гомосексуальности

02:21 

Попалось рассуждение Марка Гэтисса о шпионах настолько в духе фразы Филлипа Найтли о тайных мирах слежки и гомосексуальности, что захотелось процитировать (и перевести). В интервью после выхода третьего романа о Люцифере Боксе Марк Гэтисс объясняет, почему, хотя на него повлияли различные писатели, его герой отличается от шпионов из их произведений: «Я гей, который любит фильмы о Джеймсе Бонде и снукер... всякие увлечения рабочего класса. Я не ставил своей целью нарочно отвечать представлениям о мужественности. Я в восторге от того, что так много шпионов были или являются геями, но еще мне нравится то, что показал Ле Карре — что настоящая работа шпиона гораздо прозаичнее». (Тут мне вспомнилось, что Ле Карре называл романы о Джеймсе Бонде неправдоподобными.) После этого Гетиссу задают вопрос, связанный с бисексуальностью его героя: «Конечно, великий шпион должен быть достаточно беззастенчив, чтобы трахать всё, что движется?» Он отвечает: «Да, а еще ведь в былые времена самыми подходящими людьми для того, чтобы налаживать контакты, были те, кто уже лгал о себе. Когда гомосексуальность была незаконна, эти люди уже имели другую идентичность.
И вот что интересно — вербуя заведомо гомосексуальных людей, их оценивали как риск для безопасности, конечно, из-за шантажа. Вербовщики должны были это знать, и на самом деле они это учитывали, но это всегда служило поводом для беспокойства» (отсюда)

@темы: история гомосексуальности, secret agents

01:59 

Это не продолжение записей о "Шерлоке", а просто две маленькие цитаты, которые мне захотелось сохранить (и перевести). Они по содержанию близки статье, о которой я писала тут. В том интервью, где Гетисс говорил о "Частной жизни Шерлока Холмса", дальше следует вопрос «об изображении геев на телевидении», на что Гетисс отвечает: «Мне всегда казалось — то, что Рассел [Т.Дэвис] сделал в "Докторе Кто", было чрезвычайно новаторским, читать дальше

@темы: история гомосексуальности, кино

17:33 

У Прайс-Джонса упоминается еще один эвфемизм, но на этот раз не выходящий за пределы узкого круга лиц — его сослуживцев в военной разведке во время Второй мировой войны. Он пишет: «сперва я провел год или два в Блетчли, хотя формально все еще числился в Секции 14. ... Люди, среди которых я работал, представляли собой на редкость разнородную компанию. Другие уже описали математиков, чья криптографическая работа оправдывала существование сложных суперструктур Блетчли-парка. Но как и в любой разветвленной организации, в Блетчли-парке собрались примечательно разнообразные таланты» (1). Он описывает этих людей, в том числе и Уильяма Кинга, эксперта по фарфору, «эксцентричного алкоголика, которому не давала пропасть его жена Вива» (2). У Вивы Кинг было так много друзей-геев, что «это привело к возникновению эвфемизма. "Он друг миссис Кинг?" — этот вопрос помогал респектабельным особам выражаться вполне понятно. "Ну да, в молодости он ее знал, но теперь уже потерял к ней интерес". Или " Боюсь, он по ней с ума сходит"» (2).
1) The Bonus of Laughter by Alan Pryce-Jones, 1987, p. 118.
2) Ibid., p. 119.

@темы: история гомосексуальности, биографии, The Bonus of Laughter, secret agents, слова

00:20 

Из книги Джона Тьюринга «Мой брат Алан»: «Однажды утром мне пришло письмо от Алана — необычно было уже то, что не открытка и не телеграмма. Я его распечатал и первым же предложением, которое прочитал, было "Полагаю, ты знаешь, что я гомосексуален". Я не знал ничего подобного. Я сунул письмо в карман и прочитал его в офисе.Дальше следовала история "взломщика". Тот не был ни взломщиком, ни даже вором-домушником. В это время Алан работал в Манчестерском университете. Так называемый "взломщик" был на самом деле мерзким молодым человеком, которого Алан подцепил в Манчестере (или наоборот) и который пришел по приглашению Алана в его дом. Уходя, он избавил Алана от золотых часов, подаренных отцом, и еще от нескольких ценных вещей. Такой это был "взломщик" — как его тогда и впоследствии описывал Алан.
     Алан поступил глупо, но характерно для себя — сообщил о пропаже полиции, которая явно не слишком заинтересовалась "взломщиком". Зато очень заинтересовалась перспективой начать уголовное преследование за гомосексуальные действия (они тогда были запрещены законом) университетского преподавателя, чемпиона по бегу почти олимпийского уровня и члена Королевского общества. Алан затем посоветовался со своими друзьями в университете, которые настоятельно рекомендовали ему защищаться на суде, нанять адвоката для ведения дела и еще бог знает что. А пока не буду ли я так добр, что сообщу о ситуации нашей матери? Короткий ответ на это был "не буду".
     Поэтому я бросил все и поехал в Манчестер, где посоветовался с мистером Г., старшим партнером в лучшей манчестерской адвокатской конторе. Он в свою очередь встретился с адвокатом Алана, мистером К., который убедил Алана признавать себя виновным. В результате это дело получило минимальную огласку. Алану назначили пробацию [форма условного осуждения] в ответ на взятое им обязательство пройти лечение. Он остался на своем месте в университете, и в национальной прессе не было заголовков, которые обеспокоили бы мою мать. Между тем он нехотя согласился к ней зайти, так как я настаивал, что она должна узнать об этом деле раньше, чем до него доберутся журналисты. Я не знаю, что в точности он ей сказал или что она из этого поняла: она не обнаруживала особого интереса.
     Алан, казалось, даже теперь не понимал, как близок он был к катастрофе, хотя, задавал я себе вопрос, не было ли у него какого-то предчувствия того, что произойдет? Он продолжал говорить о "взломщике" и написал мне неприятное письмо, в котором утверждал, что мне и дела нет до его положения или положения гомосексуалистов в целом (последнее, возможно, было не так уж далеко от действительности) и что я попросту обеспокоен тем, чтобы защитить себя и своих деловых партнеров от недоброжелательных пересудов в Сити со стороны наших друзей из влиятельных кругов. Это было так далеко от истины, что я послал ему раздраженный ответ, из-за которого мне стыдно. Это было неприятное происшествие и, как я помню, единственный случай, когда мы поссорились»*.
*В оригинале (Alan M. Turing: Centenary Edition, Cambridge University Press, 2012, pp. 163-164).
     Судя по тому, что я читала в других источниках, Джон Тьюринг напрасно иронизирует над рассказом брата о взломщике. Вот и Мартин Дэвис, автор предисловия к юбилейному изданию воспоминаний матери Алана Тьюринга, приложением к которым являются воспоминания его старшего брата, пишет, что тот самый молодой человек, с которым Тьюринг познакомился в Манчестере, «Арнольд упомянул о богатом доме Тьюринга перед неким Гарри, а Гарри направился в этот дом и взял, что хотел. Оказалось, что Гарри был известен полиции и оставил отпечатки пальцев на месте кражи. Джон Тьюринг думал, что сам Арнольд был вором и не было никакого взлома, но явно заблуждался» (Alan M. Turing: Centenary Edition, Cambridge University Press, 2012, p.)

@темы: история гомосексуальности, биографии, Тьюринг

23:17 

Алан Прайс-Джонс-3

В 1927 году Алан Прайс-Джонс начал учиться в Оксфорде, в колледже Магдалины. Он пишет об оксфордской жизни того времени: «На эту тему так много написано моими современниками, что я не буду повторять, как эхо, их наблюдения — возможно, лучшие из них запечатлены Осбертом Ланкастером* в книге "С точки зрения будущего".
В этой жизни женщины, и особенно оксфордские женщины, играли очень незначительную роль. Мы гордились, обнаружив, что наши приглашения приняли Элизабет Харман или Энн Хат-Джексон, но в целом девушки у нас ассоциировались с Лондоном, и мы существовали в строго мужском, но не обязательно гомоэротическом мире. читать дальше

@темы: юмор, художники, биографии, английская литература, история гомосексуальности, The Bonus of Laughter

00:18 

В Википедии на русском чаще, чем в других, не любят писать в биографических статьях, что тот или иной известный человек был геем или бисексуалом. Я к этому привыкла и почти забыла, что подобные вещи не очень неохотно признают не только у нас (хотя и реже). Заглянула в статью на немецком, посвященную Джеймсу Крюсу: там наконец-то упомянули о человеке, с которым Крюс провел последние 30 лет своей жизни — о Дарио Франсиско Пересе. Но не дали ссылку ни на какой источник. Из-за этого там — совершенно справедливо, потому что все утверждения в Википедии должны подтверждаться ссылками — задали вопрос: "Есть ли доказательства того, что у Джеймса Крюса был спутник жизни по имени Дарио Франсиско Перес?"
А между тем в 2009 году была издана первая и единственная, если не ошибаюсь, биография Джеймса Крюса — книга его друга и почти ровесника Клауса Додерера (он родился в 1925, а Крюс — в 1926) «Джеймс Крюс, островитянин и гражданин мира», в которой на многих страницах говорится о Дарио именно как о спутнике жизни (Lebensgefährte) писателя. Странно, что те, кто писал биографическую статью в Википедии, не дают ссылку на эту книгу или на документальный фильм о Крюсе "James Krüss oder Die Suche nach den glücklichen Inseln" (о фильме).

@темы: история гомосексуальности, биографии, Джеймс Крюс

02:27 

Алан Прайс-Джонс-2

Алан Прайс-Джонс, как Берти Вустер, учился в Итоне, затем в Оксфорде, но в подготовительную школу, как тот, не ходил, поскольку родители считали его очень умным и слишком чувствительным (он и то, и другое называет полной чепухой) и опасались, что ему грозит умственное перенапряжение. Таким образом, Алана отправили сразу в Итон в 14 лет. До этого он много времени проводил среди взрослых: леди Виктория Доуни, его бабушка по материнской линии и дочь личного секретаря королевы Виктории графа Грея, полагала, что подростку полезно слушать разговоры политиков, дипломатов, генералов и т.п., и неизменно брала внука с собой, отправляясь в гости в загородную усадьбу кого-нибудь из своих друзей. Надо заметить, что у Алана Прайс-Джонса знатные родственники были только с материнской стороны. Его отец родился в семье богатого уэльского предпринимателя сэра Прайса Прайс-Джонса, «классического викторианского магната», как называет его Алан, ничуть не преувеличивая. История сэра Прайса и его потомков разворачивалась почти по Теккерею: «Старик Памп метет лавку, бегает на посылках, становится доверенным приказчиком и компаньоном; Памп-второй становится главой фирмы, нагребает все больше и больше денег, женит сына на графской дочке. Памп-третий не бросает банка, но главное дело его жизни — стать отцом Пампа-четвертого, который уже является аристократом в полном смысле слова и занимает место в палате лордов как барон Памп, а его потомство уже но праву наследования властвует над нашей нацией снобов»*. Отличие в том, что Прайс-Джонс-первый был одновременно и вторым: он начинал подручным у торговца мануфактурой и он же стал главой фирмы и был возведен в рыцарское звание королевой Викторией. И он не захотел, чтобы кто-то из сыновей продолжил его дело, вместо этого он поощрял их идти в армию или стать членом парламента, «вследствие этого, уйдя из жизни в восемьдесят пять лет, он не оставил надежного преемника, и то, что почти 60 лет было могущественной коммерческой империей, ушло в небытие». Алан Прайс-Джонс продолжает: «И поэтому с годами мы почувствовали себя неуютно бедными. ... Впрочем ничто не изменилось. Был "Хамбер", кажется, и — поскольку ни папа, ни мама не умели водить машину — шофер. Были дворецкий, повар и столько горничных, сколько нужно».
читать дальше
* Уильям Мейкпис Теккерей, «Книга снобов, написанная одним из них» (перевод Н.Л.Дарузес).
Остальные цитаты — фрагменты автобиографии Алана Прайс-Джонса "The Bonus of Laughter" (1987). Я потом добавлю ссылки на страницы.

@темы: public schools, The Bonus of Laughter, английская литература, биографии, история гомосексуальности

16:52 

Алан Прайс-Джонс-1

Некоторое время назад я читала воспоминания Джонатана Гэторн-Харди. Он упоминал своего дядю Эдди Гэторн-Харди (одного из Bright Young Things), я поискала его фотографию в сети и вроде бы нашла, даже поместила у себя, но потом выяснила, что это фотография Алана Прайс-Джонса работы Хорста*.

Мне стало интересно, кто это, и я нашла его воспоминания. Алан Прайс-Джонс (1908-2000) — такой же, как и Джонатан Гэторн-Харди, типичный британец из привилегированных слоев общества, только старше на 25 лет. Тоже литератор. Кстати, обнаружилось, что мать Прайс-Джонса — сестра Алана Доуни, сослуживца Т.Э.Лоуренса.
Я сперва хотела процитировать из книги Алана Прайс-Джонса только фразу об одном эвфемизме для обозначения гомосексуальности в Англии начала XX века, но потом перевела весь отрывок, в котором упоминается этот эвфемизм. В квадратных скобках мои объяснения мест, непонятных вне контекста всей книги.
Алан Прайс-Джонс вспоминает друга семьи его родителей — Роберта Прэтта Барлоу: «Он был офицером гвардейского полка Колдстрим, как мой отец и дяди. Они, любя, его поддразнивали — разве он не был музыкален (слово, которое около 1910 года также служило эвфемистическим обозначением гомосексуальности)? Он опубликовал вальс, который часто играли на лондонских балах, написал по крайней мере одну песню на слова Алана Доуни; его деньги помогли Ноэлю Кауарду получить образование; он играл на фортепиано с журчащей неточностью; он унаследовал состояние; он был холостяком. Неудивительно, что его собратья-офицеры относились к нему чуть подозрительно.
Насколько это касалось меня, их подозрения были напрасны. Безусловно, я чрезвычайно многим ему обязан. В 1931 году он собрался поехать на Дальний Восток c Аланом Доуни, но в последнюю минуту мой дядя был назначен главой штабного колледжа в Сандхерсте, так что не мог оставить Англию. Билеты были уже куплены, и в это время Бобби Прэтт Барлоу вспомнил, что, когда речь заходит обо мне, молчание моего отца становится все дольше и все мрачнее. [За три года до этого Алан был отчислен из Оксфорда, где "даже и не пытался делать вид, что учится" (отсюда), поэтому отец беспокоился о его будущем.] Почему бы мне не поехать вместо дяди? Согласие было получено, и вскоре я уже ехал на Сицилию — в дом, где Барлоу проводил зимы.
Я ничего не знал о путешествиях за границу. Мой отец не доверял иностранцам, за исключением нигерийцев, к которым он сохранил теплую память, вроде той, что может остаться о неуклюжем, но милом домашнем питомце. [Как нетрудно догадаться, отец автора со своим полком некоторое время находился в Нигерии.] Мама один или два раза ездила с братом в Монте-Карло на двух машинах: багаж — на "Нейпире", брат с сестрой — на "Даймлере". Она гостила у своих дядей, когда один был генерал-губернатором Канады, а другой — вице-королем Индии, но при обстоятельствах, не дающих представления о путешествиях в целом. Я довольно часто самостоятельно ездил во Францию, но лишь однажды был за пределами Европы, в Марокко, и то лишь потому, что меня взяли с собой еще один колдстримский офицер и его мать — сочетание, которое для моего отца означало безопасность».
читать дальше

@темы: слова, биографии, Англия, история гомосексуальности, The Bonus of Laughter

01:12 

О голливудских фильмах (из статьи в "Гардиан" с подзаголовком: "Имеет ли до сих пор значение, если главный герой фильма — гей? И нужно ли создателям фильма предупреждать об этом зрителей?"): «Сохраняется тенденция изображать геев женоподобными шутами, если они лучшие друзья [мне кажется, имеются в виду такие роли, как у Руперта Эверетта в "My Best Friend's Wedding"], разодетыми в пух и прах queens, если они злодеи (Хавьер Бардем в "Скайфолле") или канонизированными мучениками — в тех редких случаях, когда они становятся главными героями (возможно, Камбербетч в роли Тьюринга)»*. Автор статьи называет и примеры другого рода — некоторые второстепенные персонажи-геи показаны обычными людьми (Митч в "Паранормане" и еще два персонажа из фильмов, которые я не знаю). А в фильме Ферзана Озпетека "Присутствие великолепия" таким является главный герой. Это обстоятельство никак не затрагивалось в рекламной компании "Присутствия великолепия" в Италии, хотя в итальянском трейлере французского фильма "Незнакомец на озере" настойчивее, чем в трейлерах, показанных в других странах, подчеркивали, что основные персонажи фильма — геи. Но в "Незнакомце на озере" это важно для сюжета (и там, соответственно, есть откровенные сцены), а в "Присутствии великолепия", по словам дистрибьютора фильма, "сексуальность главного героя несущественна для самой истории". Поэтому о ней и не упоминали, представляя фильм зрителям. Автор статьи считает это хорошим признаком, для него вопрос о рекламе, вынесенный в подзаголовок, — «еще один способ спросить, рассматривают ли геев и лесбиянок до сих пор как "других"».
Я во многом согласна с этой статьей, но злодей из "Скайфолла" мне все-таки нравится. Я, как и раньше, считаю его вполне соответствующим духу романов Флеминга и старых фильмов о Бонде. Кстати, в другой статье говорится, что теперь стало возможным возвращение в бондиану Блофельда. Конечно, другой вопрос, захотят ли его вернуть, но мне бы это понравилось.
* "Gay characters still tend to be swishy clowns when they're best friends, preening queens when they're villains (Javier Bardem in Skyfall) or sainted martyrs on the rare occasions that they're the lead (presumably Cumberbatch as Turing)".

@темы: кино, история гомосексуальности, secret agents

23:26 

Историк и антрополог, почётный профессор Королевского колледжа Кембриджского университета Алан Макфарлейн в книге «Размышления о Кембридже» (Reflections on Cambridge, 2009), описывая чудаковатых кембриджских преподавателей дней его юности, вспоминает книгу о еще более давних временах: «В "Тех, какими мы были" Э.Ф.Бенсона много очаровательных описаний этих странных созданий в более раннюю, викторианскую, эру, и часть одного лишь литературного портрета декана Королевского колледжа Дж. Э. Никсона дает представление об этом странном и замкнутом мире, где "нестандартность" была не только терпима, но и процветала. [Сам отрывок пропускаю, лень переводить. Все равно в этом описании чудаковатого декана не говорится о том, к чему дальше переходит Макфарлейн. Книгу Бенсона можно найти тут.]
Бенсон описывает время, когда как раз перестали требовать, как то продолжалось столетиями, чтобы преподаватели женились. Знаменитые гомосексуальные дружбы и любовные связи (the famous homosexual friendships and love affairs) Королевского колледжа, Оскар Браунинг, Джон Мейнард Кейнс, Э.М.Форстер и позднее Алан Тьюринг и другие — часть всей этой обстановки, которая по большей части исчезла или стала частью основного потока (main stream) британского общества. На какое-то время противозаконным и публично осуждаемым связям, как и другим формам поведения, отклоняющегося от общепринятых норм, было оказано покровительство за этими древними стенами» (Reflections on Cambridge by Alan Macfarlane, 2009, pp. 132-133).
"На некоторое время" — как я понимаю, больше, чем на полвека (с позднего викторианства до 50-х годов XX века). Я уже когда-то писала о подобной ситуации в Оксфорде, а о Кембридже упоминала только вскользь.

@темы: история гомосексуальности, викторианцы, Э.М.Форстер, Тьюринг, Ишервуд, Англия

15:42 

В романе Флеминга «Из России с любовью» есть такой эпизод: в оригинале
     Мне хотелось кое-что по этому поводу написать, но в известном мне русском переводе этот отрывок передан с сокращениями*, поэтому я перевела сама: «Из чувства противоречия и зная, что это будет раздражать, Бонд выдвинул предложение, что МИ-5 и МИ-6, если собираются всерьез заниматься "интеллектуальными шпионами" атомного века, должны для противостояния с ними нанять некоторое количество интеллектуалов. "Отставные офицеры Индийской армии, — заявил Бонд, — никак не могут понять мыслительные процессы Берджесса и Маклейна. Они даже не знают, что такие люди существуют, а тем более не в состоянии часто посещать их сборища и знакомиться с их друзьями и их секретами. Раз уж Берджесс и Маклейн уехали в Россию, единственный способ наладить с ними контакт и, возможно, когда Россия им надоест, превратить их в двойных агентов, шпионящих за русскими, это послать их ближайших друзей в Москву, Прагу и Будапешт с распоряжениями ждать, пока один из этих парней выберется из своего укрытия и вступит в контакт. И один из них, возможно, Берджесс, будет вынужден вступить в контакт из-за одиночества и желания рассказать кому-то свою историю. [Примечание: Написано в марте 1956. И.Ф.] Но они, разумеется, не пойдут на риск открыться перед кем-то в тренче, с кавалерийскими усами и полным отсутствием интеллекта".
     "Да что вы говорите?! — с ледяным спокойствием сказал Троп, — Так вы предлагаете укомплектовать штат нашей организации длинноволосыми извращенцами? Очень оригинальная идея. Я думал, мы все пришли к согласию насчет того, что гомосексуалисты представляют чуть ли не наибольший риск с точки зрения безопасности. Что-то я не вижу, чтобы американцы выдавали много атомных секретов педикам, облитым духами".
     "Не все интеллектуалы гомосексуальны. И среди них много лысых. Я просто говорю, что...", и спор на заседаниях, то затихая, то возобновляясь, длился в течении последних трех дней, а остальные члены комитета были более или менее на стороне Тропа. И вот сегодня они должны были составить рекомендации, и Бонд размышлял, пойти ли ему на непопулярный шаг — подать особое мнение».
     Этот фрагмент интересен в разных отношениях. Мне его хотелось привести для иллюстрации того, о чем я писала, например, тут: хотя «тайные миры слежки и гомосексуальности всегда хорошо сочетались» (Филлип Найтли), официально считалось, что в британской разведке среди штатных сотрудников геев нет. При этом, разумеется, среди внештатных сотрудников были геи. Более того, многие из них считались ценными сотрудниками, как и женщины-агенты. Начальник одного из подразделений МИ-5 Максвелл Найт (о котором я довольно много писала) считал женщин-агентов чрезвычайно полезными, он же охотно сотрудничал с геями (об этом, в частности, я писала тут, кроме того, именно Максвелл Найт завербовал Тома Драйберга). В то же время штатные сотрудники, такие, как сам Максвелл Найт или Морис Олдфилд — о гомосексуальности которого открыто объявила Маргарет Тэтчер, объясняя его отставку в обращении к парламенту, — были вынуждены тщательно скрывать свои склонности. В процитированном отрывке Троп считает чем-то само собой разумеющимся то, что штатные сотрудники разведки — которых Бонд описывает как «отставных офицеров Индийской армии» (тут мне вспоминается французский анекдот) «в тренче, с кавалерийскими усами и полным отсутствием интеллекта» — никак не могут быть гомосексуальны, в отличие от интеллектуалов. Когда я писала о рассказе-пародии друга Флеминга Сирила Коннолли, мне в сети попадались разные догадки о том, почему Коннолли вздумалось именно так написать о Бонде. Лично мне кажется убедительной (тем более, что рассказ Коннолли в значительной степени пародирует именно «Из России с любовью») версия о том, что Коннолли решил намекнуть на лицемерие того подхода, выразителем которого является Торп.
читать дальше (отсюда).

@темы: история гомосексуальности, Англия, secret agents

23:14 

Я когда-то немного писала о книге Джеймса Гардинера "Who's a pretty boy then?" (это сборник рисунков и фотографий, иллюстрирующих историю мужской гомосексуальности в Англии со второй половины XIX века по конец XX). Мне книга не очень понравилась, т.к. ничего нового я из нее не узнала, а качество изображений не очень хорошее. Однако выпишу оттуда рассуждение автора о том, почему он обычно использует слово "queens": «Что касается терминологии, которой я пользуюсь, полагаю, многие будут против частого употребления слова "queens" для обозначения геев, так как многие считают это обидным. Это вопрос личных предпочтений: рассматривая современные выражения, я нахожу слово "гомосексуалы" слишком формальным и бесстрастным, а "queers" было оскорблением в дни моего детства и мне от него все еще не по себе; слово "геи" мне не нравится из-за того, что теперь оно стало обычным в заголовках бульварных газет. Я предпочитаю слово "queens", поскольку им редко пользовались посторонние, описывая нас»*.

* Who's a pretty boy then?: one hundred & fifty years of gay life in pictures by James Gardiner, 1998, p. 5.

@темы: слова, история гомосексуальности

00:47 

Из письма Э.М.Форстера К. Ишервуду (11 октября 1936 г.): «Думаю, у меня нет новостей из числа тех, которые называют настоящими. Посещение Оксфорда, университета с мемориальной доской в честь Лоуренса, оказалось странным. Надо разузнать побольше. После всего был ланч в Колледже Всех Душ. Линдеманн, который делает бомбы, слева от меня. Сэр Артур Солтер, который надеется, что они не взорвутся, слева [так у Форстера]. Напротив Уинстон Черчилль, говоривший, что войны не будет — пока еще, так что это не было новостью, и сетовавший на превращение человеческих существ в белых муравьев, что тоже не было новостью, даже тогда. Его сосед — и прихлебатель — все время сидел, повернувшись к нему, и ни разу не взглянул на капитана Лиддела Харта. Но у ректора были инстинкты джентльмена. Принимавший нас мистер Лайонел Кертис уделил мне минутку на диване. Сидя так, словно мы должны были беседовать часами, он сказал, что ужаснейшие клеветнические слухи были распространены о [Т.Э.] Лоуренсе, и как же это отвратительно, что люди, которые сами такие, пытаются выставить такими же других — например, человек, побывавший в тюрьме, приходил с невероятной историей к сэру Герберту Бейкеру. Затем он вскочил и ушел. Я знаю из бумаг, которые не должны были попасть ко мне в руки, что они беспокоятся из-за меня. Я тоже беспокоился, но очевидность действительно указывает на аскетизм».
В оригинале
читать дальше

@темы: Э.М.Форстер, Черчилль, Лоуренс Аравийский, история гомосексуальности, биографии

22:55 

Понравился рисунок. Оказалось, это одна из иллюстраций Лоренса Хаусмена к рассказу его сестры Клеменс.

«Оборотень» (1896).
Лавкрафт в статье «Сверхъестественный ужас в литературе» пишет: «Клеменс Хаусмен в короткой повести "Оборотень" достигает высокой степени страшного напряжения и до некоторой степени приближается к атмосфере подлинного фольклора» (1). читать дальше

@темы: английская литература, викторианцы, история гомосексуальности, женщины, иллюстрации, страшные истории, художники

Дневник tes3m

главная