Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: история гомосексуальности (список заголовков)
23:24 

Поворот винта. 1. Конец романа Зигфрида Сассуна и Стивена Теннанта.


Стивен Теннант (1906 - 1987) — аристократ, в 2о-е-30-е годы известный своей экстравагантностью и красотой, племянник Альфреда Дугласа, прототип Себастьяна Флайта и Майлса Мальпрактиса из романов Ивлина Во. sige_vic писала о нем: «Ни черта в жизни не делал, валялся практически целыми днями в кровати и писал бесконечные письма (а также бесконечный роман, который за 40 лет так и не был дописан), весьма экстравагантно одевался, пользовался макияжем (повторяя вслед за Таллулой Банкхед, что много помады не бывает ..., красил волосы и делал на них типа золотистое напыление ... серьезный роман в жизни у него был всего один - с Зигфридом Сассуном, известным поэтом-пацифистом, который по возрасту ему в отцы годился. Зигфрид, кстати, мотался с ним на какие-то южные острова, где Стивен лечился от туберкулеза.
Вообще, это забавно — как человек, который был всего-то навсего экстравагантным и эпатажным тунеядцем, отпечатался в истории настолько ярко, что про него до сих пор пишут книжки и ставят спектакли». (отсюда) Я о нем писала, конечно, в основном в связи с Зигфридом Сассуном. И в прошлый раз я упоминала о том, как Сассун после разрыва со Стивеном женился на богатой наследнице Эстер Хетти. Но о том, что было перед этим, о самом разрыве, я подробно не рассказывала.
Джин Моркрафт Уилсон, биограф Сассуна, пишет, что к 1932 году Сассуну стало ясно, что у Стивена проблемы не только со здоровьем. "У него такое же больное сознание, как и тело"— писал поэт. Стивен тогда не желал видеть Зигфрида. Тот объяснял это его капризами, но у Стивена были и серьезные неприятности. Как писала sige_vic (тут, в биографии Роберта Росса, поскольку тот дружил с Сассуном) «у него, как в известном анекдоте, была в жизни одна большая любовь – моряки». Впрочем, против солдат он тоже не возражал.
В 1931 году полиция задержала Стивена с солдатом в туалете на станции Солсбери, а летом 1932 он был арестован опять (деталей не знаю). Родным становилось все трудней спасать его от суда. Раньше его тоже ловила полиция с солдатами и матросами, но тогда он был несовершеннолетним, а теперь должен был отвечать за свои действия. Кроме того, как раз в 30-е годы началась новая волна преследований за гомосексуальность.
В апреле 1932 года Сэм Берман, приятель Сассуна видел Стивена, и ему показалось, что от того исходит «ощущение зла, каким-то образом усиленного красотой». Он вспомнил, что Сассун говорил об "отравленной красоте" Стивена, напоминавшей ему образы из "Поворота винта" Генри Джеймса. Берман был свидетелем того, как Сассуну отказали в приеме в Уилфорде, поместье, где жил Стивен, но впустили какого-то экстравагантно одетого светского молодого человека.
Сассун не понимал, что происходит. Ему казалось, что у Стивена раздвоение личности: он казался то любящим и достойным любви, то тщеславным и ненормальным.
Стивену было жаль терять такого поклонника — знаменитого поэта и героя войны — поэтому он продолжал игру в кошки-мышки: в августе 1932 года разрешил Сассуну несколько раз его навестить, после чего опять начал повторять: "Не на этой неделе". Несмотря на эти смены настроения друга, Сассун вновь начал надеяться, тем более, что новый врач Стивена, доктор Росс, считал, что Сассун самая подходящая пара для Стивена, и, видимо, убеждал пациента не порывать с ним отношений, а также пытался излечить импотенцию Стивена (Сассун считал ее источником всех его психологических трудностей)*. Стивен повторил Сассуну слова, которые сказал ему доктор Росс: "Грех это не сексуальные отклонения, как часто думают: они не имеют значения. Грех это ненависть" ("Sin — which is generally thought to be sexual aberrations— which are really unimportant — Sin is really hate").
Сассун все же продолжал сомневаться в Стивене. Позднее он писал Т.Э.Лоуренсу: "В 1932-1933 я потерял веру в свое будущее". Э.М. Форстер тогда уже был уверен, что будущее со Стивеном для Сассуна невозможно: "он может вести себя лучше, но его же собственное поведение по отношению к тебе будет его мучить — и он захочет находиться среди людей, которые ничего об этом не знают".
В феврале 1933 года Стивен прислал Зигфриду валентинку с надписью: "О Зигфрид, как верно это сердце!", а через неделю опять отказался его видеть.




Портреты Стивена Теннанта в National Portrait Gallery
Siegfried Sassoon: the journey from the trenches : a biography (1918-1967) by Jean Moorcroft Wilson, 2003, 259-261 («Поворот винта» — так называется (в честь произведения Генри Джеймса) глава этой биографии, посвященная разрыву Сассуна со Стивеном и его решению изменить жизнь.)

* upd Этот автор уверенно пишет об импотенции, но в биографии Стивена Теннанта, написанной Филипом Хором, которую я прочитала позднее, говорится о "бессилии", "неспособности" (disability), и Хор только предполагает, что это было было что-то связанное с сексуальной сферой, "возможно, импотенция".

@темы: Зигфрид Сассун, история гомосексуальности, Стивен Теннант

22:46 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:42 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:35 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:36 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:00 

В книге о семье Литтона Стрейчи(1) (его родителях, братьях и сестрах) Bombay to Bloomsbury: A Biography of the Strachey Family Барбары Кейн я нашла небольшой отрывок из воспоминаний Вирджинии Вулф о том, как Литтон Стрейчи, с которым она дружила с юности, помог ей преодолеть внутренний барьер и свободно заговорить о сексуальности. Стало интересно, я даже отвлеклась от жизни Акерли, чтобы перевести. Думаю, Вулф любила слово bugger (я в этом отрывке после долгих колебаний перевела это слово как «мужеложец», но в других случаях больше подошли бы более грубые слова), потому, что так говорить ее научил Литтон Стрейчи, желавший подчеркнуть именно физическую сторону мужской гомосексуальности.читать дальше
по-английски
Литтон Стрейчи и Вирджиния Вулф в 1923. Фотографии, сделанные леди Оттолин Моррелл.

+6
Примечания

@темы: английская литература, Вирджиния Вулф, история гомосексуальности

19:19 

Дж.Р.Акерли в поисках Идеального Друга 2

22:14 

Дж.Р.Акерли в поисках Идеального Друга 1

Женоподобие в мужчинах вызывало у меня почти такое же отвращение, как и сами женщины (Effeminacy in men repelled me almost as much as women themselves did).(1)
Дж.Р.Акерли (о нем тут.)
В книге Пола А. Робинсона «Gay lives: homosexual autobiography from John Addington Symonds to Paul Monette» я нашла рассказ о Дж.Р. Акерли с точки зрения его сексуальности, которую подробно описывал сам Акерли.
читать дальше

@темы: джентльмены и простые парни, английская литература, Э.М.Форстер, история гомосексуальности

20:36 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:05 

The Blackmailers

Нашла пьесу "Шантажисты", написанную 1894 году Джоном Греем (1866 – 1934), поэтом, которого считают прототипом уайльдовского Дориана Грея, и его другом (и спутником жизни) Рафаловичем (1864 – 1934), своеобразным теоретиком гомосексуальности.* Текст открылся не весь.читать дальше

Джон Грей
www.brookspeters.com/wp-content/uploads/2008/06...
Статьи о Джоне Грее и Рафаловиче (на английском)

@темы: викторианцы, история гомосексуальности, пьесы

22:51 

22:30 

Письмо Бернарда Шоу о гомосексуальности.

15 апреля 1932 года
Дорогая Нэнси, я порой чувствую беспокойство, когда думаю о нашем друге (1), угодившем в неприятности как раз перед тем, как мы поехали в Россию. Хотелось бы знать, смотрел ли он когда-нибудь на свой случай с научной и объективной точки зрения. Человек может сильно страдать и рискует утратить чувство самоуважения, если примет за ужасное преступление состояние, за которое он отвечает не больше, чем за дальтонизм. И его родственники могут так же мучительно страдать из-за той же ошибки.
За последние пятьдесят лет в Германии и, в меньшей степени, в Великобритании вышло много серьезных исследований по этому вопросу. Было вполне убедительно доказано, что это любопытное изменение направленности влечения — явление нормальное и естественное, настолько не имеющее отношения к ущербности личности, что оно было свойственно некоторым величайшим людям (например, Микеланджело), так что некоторые интеллектуалы, одновременно и умные, и недалекие, даже приняли его за признак духовного превосходства, хотя на самом деле они просто совершенно нормальны.
Когда я был молодым и невежественным, я испытывал перед этим обычный бездумный страх. Хотя я не признавал сомнений и умолчаний, когда дело касалось женщин, сексуальные отношения любого рода между представителями моего собственного пола казались мне отвратительными и недопустимыми. Более того, я не думал о таких вещах и не хотел о них слышать. И вот наконец я был вынужден задуматься об этом предмете, завязав близкую дружбу с одной супружеской парой. Эти люди в свою очередь были близкими друзьями Эдварда Карпентера(2). С ним меня свели наши общие социалистические убеждения.
Когда я читал книгу Карпентера «Навстречу демократии» (которая почти превращается в великую поэму в духе Уолта Уитмена), я понял, что в ней нет ничего о женщинах, что весь карпентеровский идеал благородного товарищества — однополый.
Теперь о моих друзьях, о той супружеской чете: мужчина был нормальным, а жена, хорошая, искренняя, чистая, нежно привязанная к нам — ко всем троим — не позволяла мужу осуществить его супружеские права и всегда страстно и сентиментально увлекалась женщинами. Этих женщин она принимала за преследуемых ангелов, хотя я угадывал в них лживых мошенниц. Наконец она измучилась и почти дошла до нервного срыва, сама не понимая, что с ней. Я посоветовал ей найти работу на фабрике, так как фабричные работницы не могут себе позволить нервничать и не имеют на это времени. К моему удивлению и тревоге, она поймала меня на слове и именно так и поступила. Результаты были превосходные, хотя вскоре ее — она ведь была леди — перевели на место, где надо было руководить и требовалась грамотность.
Но еще она нашла спасение в том, что узнала, что с ней на самом деле происходит. Полагаю, именно Карпентер ее просветил; как бы там ни было, однажды она с большим воодушевлением сказала мне, что узнала о существовании урнингов (3), что она сама одна из них и что она очень этим гордится и теперь понимает все то, что раньше ее озадачивало и тревожило. И затем она ушла с фабрики и cублимировала свои желания, увлекаясь тем, от чего не было вреда — музыкой, поэзией, платонической любовью к Карпентеру и ко мне, а также ко всем приятным людям, с которыми она соприкасалась.
Все это помогло мне взглянуть на вопрос серьезно и человечно. Было очевидно, что Карпентер не сделался хуже от своей особенности, которую осознавал и научно, и поэтически. Было столь же очевидно, что эта леди, когда он ей все объяснил, сразу же перестала чувствовать себя несчастной и близкой к безумию, вздохнула свободно и посмотрела на себя по-новому — с уважением и интересом. Им обоим совершенно не угрожала опасность впасть в разврат, что бывает с людьми и такого типа, и обычного.
Карпентер умер, но не умолк, что ты и сама видишь по статье и каталогу, вложенным в письмо. Ты не думаешь, что он мог бы как-то помочь нашему другу? Какую бы поддержку ни оказывала мать, человеку практически невозможно обсуждать свою сексуальную жизнь с родителями, как и им невозможно обсуждать с ним свою. Попытка может изрядно потрепать нервы обеим сторонам. Хотя свободное и здоровое обсуждение тут нужно в первую очередь. Когда та женщина, с которой я дружил (она уже умерла), во всем разобралась, она сразу же стала охотно, увлеченно и радостно говорить со мной об урнингах и о самой себе — с объективностью, не знающей стеснения. А то, что ты мне рассказываешь о нашем друге, наводит меня на подозрения, что он еще от этого далек и все еще борется с вредной и мучительной скрытностью и стыдом. Во всяком случае, рискну послать тебе это письмо и оставляю дальнейшее на твое усмотрение; миссис Эдди(4), бог с ней, в этом случае не поможет, а Библия — со своим вздором про Лотову жену — безусловно вредна.
(...)
(1) Так Шоу называет сына леди Астор, арестованного за гомосексуальные действия. tes3m.diary.ru/p96779237.htm
(2) Карпентер — поэт и мыслитель. en.wikipedia.org/wiki/Edward_Carpenter
(3) Урнинг (urning) — термин, введенный в 1864 году Ульрихсом (wiki), для обозначения тех, кого позднее стали называть гомосексуалистами.
(4) Мэри Бэйкер- Эдди — основательница секты «Христианская наука». Леди Астор была последовательницей миссис Эдди.
Bernard Shaw and Nancy Astor by Bernard Shaw, Nancy Witcher Langhorne Astor (Viscountess), commented by J. P. Wearing, 2005, стр.46-47 читать дальше

@темы: английская литература, Англия, история гомосексуальности, история

18:06 

Lila, Violett, Mauve

Я уже несколько раз писала о том, что фиолетовый цвет и его оттенки с конца 19 века ассоциировались с гомосексуальностью, но примеры обычно относились к мужчинам (например, тут), а Флоренс Тамайн в книге, которую я часто цитирую, «History Of Homosexuality In Europe, 1919-1939»*, пишет, что в Германии и Австрии между двумя мировыми войнами сленговыми названиями лесбиянок были следующие слова: Lila, Violett, Mauve, Fliederfarben (сиреневая) Veilchenblau (фиолетовая). Самый известный лесбийский клуб в Берлине носил название «Виолетта»**.
* Я не читаю эту книгу подряд, чтобы не раздражаться, т.к. Флоренс Тамайн кажется мне поверхностной, когда начинает обобщать и делать выводы. Но фактический материал она находит интересный, и я обычно начинаю искать источники, на которые она ссылается, и читаю дальше их.
**Стр. 30 books.google.com/books?id=PW1GjP0_6Y4C&dq=histo...

@темы: язык, оттенки цвета, история гомосексуальности

15:20 

Окончание письма Бернарда Шоу о гомосексуальности.

Начало было тут. Мне повезло: nemovern нашла недостающую страницу. Шоу продолжает рассказывать леди Астор историю одной замужней дамы, дружившей с ним и с Эдвардом Карпентером.
Наконец она измучилась и почти дошла до нервного срыва, сама не понимая, что с ней. Я посоветовал ей найти работу на фабрике, так как фабричные работницы не могут себе позволить нервничать и не имеют на это времени. К моему удивлению и тревоге, она поймала меня на слове и именно так и поступила. Результаты были превосходные, хотя вскоре ее — она ведь была леди — перевели на место, где надо было руководить и требовалась грамотность.
Но еще она нашла спасение в том, что узнала, что с ней на самом деле происходит. читать дальше
Bernard Shaw and Nancy Astor by Bernard Shaw, Nancy Witcher Langhorne Astor (Viscountess), commented by J. P. Wearing, 2005, стр. 47
В оригинале

@темы: история гомосексуальности, викторианцы, английская литература

23:42 

Еще одно письмо Бернарда Шоу о гомосексуальности.

К сожалению, в booksearch открылось не все письмо — отсутствует завершение истории, избавившей молодого Шоу от гомофобии . Я все же перевела то, что нашла.
Адресовано леди Астор.
15 апреля 1932 года
Дорогая Нэнси, я порой чувствую беспокойство, когда думаю о нашем друге*, угодившем в неприятности как раз перед тем, как мы поехали в Россию. Хотелось бы знать, смотрел ли он когда-нибудь на свой случай с научной и объективной точки зрения.читать дальше
Bernard Shaw and Nancy Astor by Bernard Shaw, Nancy Witcher Langhorne Astor (Viscountess), commented by J. P. Wearing, 2005, стр.46 books.google.com/books?id=mPeG7M5EV7YC&hl=ru&so...
 

@темы: история гомосексуальности

22:29 

Хотела найти фотографию Роберта Гулда Шоу III, сына леди Астор (тут о нем), а нашла картину, на которой изображен его отец, Роберт Гулд Шоу II. В фильме про леди Астор (1982) его играл Пирс Броснан.
Портрет
Роберт Гулд Шоу II в образе Маленького Билли из романа Джорджа дю Морье "Трильби и Свенгали". Художник Р.Г.Харпер Пеннингтон.
читать дальше

@темы: история гомосексуальности, история повседневности

18:53 

At the other side of the channel

В 1931 году Бернард Шоу собирался посетить Россию и звал с собой леди Астор* и ее мужа. Ехать собирались 18 июля**, но за несколько дней до этого стало известно, что сын леди Астор от первого брака, Бобби Шоу*** (Роберт Гулд Шоу III), будет арестован по обвинению в гомосексуальных действиях.
Полиция предупредила его об аресте заранее (как было тогда принято, если речь шла о людях знатных, богатых и знаменитых), чтобы он мог уехать во Францию, но он предпочел остаться, следуя совету друга семьи, Филиппа Керра, маркиза Лотиана (кстати, он тоже должен был ехать с Бернардом Шоу в Россию). В Википедии пишут, будто он сказал леди Астор, что арест пойдет Бобби на пользу, т.к. тот спивается и находится в депрессии. Не знаю, почему Филипп Керр решил, что суд и тюрьма непременно поднимут Бобби настроение, но, как сказано в Википедии дальше, "это предположение оказалось неверным".
Леди Астор уговорила могущественного газетного магната лорда Бивербрука скрыть все новости, связанные с арестом Бобби Шоу, так что газеты промолчали (я как-то писала о похожем случае). Леди Астор была первой женщиной, ставшей членом парламента, и скандал помешал бы ей пройти в парламент на следующих выборах.
Бернард Шоу, которому обо все рассказал тот же Филипп Керр, писал леди Астор 15 июля 1931 года:
«Надеюсь, пресса проявит достаточно благопристойности, чтобы не писать о родственных связях бедного Бобби? На его месте я бы на суде признал свою вину формально — признал бы действия, но отрицал, что они преступны. Естественные влечения многих людей — в том числе и таких прославленных, как Платон и Микеланджело — принимали эту извращенную форму, и во многих странах взрослым предоставлено право следовать своим влечениям, несмотря на предрассудки и фанатичную приверженность стандарту у виргинцев**** и ирландцев, вроде нас с тобой. Бобби может заявить, что на страдания его обрекают не законы природы, а законы Великобритании. По другую сторону Ла-Манша против него не возбудили бы судебного дела, и его бы не коснулось бесчестье.
Я должен ехать в Россию, как это теперь ни грустно. Если я не поеду, люди спросят почему, а этого не следует допускать.
Нэнси, Нэнси, что-то во мне откликается болью на твои невзгоды. Думаю, ты назвала бы это моим сердцем.»(перевод мой)
Шоу думал, что леди Астор и ее муж останутся в Англии, но они решили его сопровождать. В ноябре 1931 года Бобби Шоу уже был на свободе.

*К леди Астор я отношусь двойственно: с одной стороны, она мне нравится, т.к. дружила с Т.Э.Лоуренсом, с другой стороны, она пыталась убедить его вернуться в политику, когда его уже не интересовали подобные вещи.
** Еще 20 апреля 1931 года Т.Э.Лоуренс писал Шарлотте, что леди Астор говорила с ним о поездке, и что он беспокоится, можно ли Шарлотте с ее слабым здоровьем ехать так далеко в летнюю жару.
***Трех однофамильцев приходится упоминать в одной маленькой заметке: ТЭЛ тогда жил под именем Т.Э. Шоу.
**** Нэнси Астор, урожденная Лэнгхорн, была родом из США, из штата Вирджиния. Ее родная сестра, Ирен, кстати, стала женой и моделью художника Гибсона, создателя типа "гибсоновской девушки". Леди Астор на портрете Сарджента.

Bernard Shaw and Nancy Astor by Bernard Shaw, Nancy Witcher Langhorne Astor Astor (Viscountess), commented by J. P. Wearing, 2005, стр.32-33, 40
books.google.com/books?id=mPeG7M5EV7YC&hl=ru&so...

@темы: история гомосексуальности, Англия

18:25 

Еще о разнице между понятиями 'invert' и 'pervert' в первой половине 20 века

02:50 

О юноше с одной фотографии

Вчера у меня в посте была фотография этого молодого человека, Марселя Киля, сделанная Джорджем Платтом Лайнсом в 1939 году. Сегодня вспомнила, где видела его имя, и нашла снимок, на котором он снят вместе с Жаном Кокто.
c.1935
Марсель Киль (1912-1940), настоящее имя Мустафа Марсель Келилу Бен Абделькадер (Mustapha Marcel Khelilou Ben Abdelkader), сын алжирца и нормандки.читать дальше

@темы: французская литература, фотографии, история гомосексуальности

18:16 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Дневник tes3m

главная