Записи с темой: история гомосексуальности (список заголовков)
22:36 

Перечитывала дневник Андре Жида в английском переводе (заглянула туда, чтобы найти цитату про Адониса), потом стала читать его биографию (автор Алан Шеридан).
Письмо, которое в 1914 году Поль Клодель написал Жаку Ривьеру по поводу «Подземелий Ватикана»: «С нарастающей тревогой дочитывал я роман Андре Жида. Наконец меня остановил педерастический пассаж на странице 478, проливающий зловещий свет на некоторые прежние произведения нашего друга. Должен ли я наконец признать, что он сам причастен к этим ужасным нравам, чему я до сих пор отказывался верить? После «Саула» и «Имморалиста» он не позволял себе других неосторожных поступков. Тот, который он только что совершил, повесит на него ярлык раз и навсегда. ... Значит, поэтому он так стремится приписать подобные нравы Артюру Рембо и, вне всякого сомнения, даже Уолту Уитмену? [Андре Жид переводил стихи Уитмена]». (Биограф Алан Шеридан после фразы Клоделя о приписывании «подобных нравов» Рембо и Уитмену пишет «Святая простота!».)
читать дальше
Цитаты из писем я перевела, остальное пересказала. Источник — André Gide: A Life in the Present by Alan Sheridan, Harvard University Press, 1999, 274-275.

@темы: французская литература, история гомосексуальности, биографии

17:40 

Узнала, как закончилась история, о которой вспомнила тут. Георгий Бахтаров в «Записках актера» пишет: «О его [Ю.М.Юрьева] последних днях я знаю из рассказов моих дальних родственников, старых ленинградцев, хорошо знавших Юрия Михайловича.
     Тут следует заметить, что с давних времен Юрьев имел пристрастие к лицам мужского пола. Это ни в коей мере не афишировалось, но, тем не менее, было широко известно. Нелишне напомнить, что в те времена это каралось законом. Юрий Михайлович был очень крупной фигурой, власти ему покровительствовали, и для него сделали исключение. Но с человеком, которого он любил, их разлучили. Артист Московского театра оперетты Владимир Армфельд отбывал свой срок именно по этой статье.
     После войны Юрьев серьезно заболел. Тогда он обратился с письмом то ли к Сталину, то ли к Жданову. Он писал о том, что всю жизнь служил верой и правдой русскому театру, и сейчас, перед уходом из жизни, у него единственная просьба – он хочет провести свои последние дни со своим другом Армфельдом. Юрьев был одиноким человеком, никогда не имел ни жены, ни детей, и именно Армфельду он завещал все свое имущество.
читать дальше

@темы: биографии, история гомосексуальности, театр

00:29 

Вскоре после этой записи прочитала, как в 1971 году Кеннет Тайнен с женой познакомились в Испании с неким Рафаэлем Осборном*, геем лет шестидесяти, внешне похожим, по мнению Тайнена, на Жана Кокто. Он пригласил их в гости — в свое поместье, где жил вместе с незамужней дочерью (когда-то он был женат на даме из Техаса, потом они расстались) и двенадцатилетней сиамской кошкой.
Тайнен подумал, что Рафаэлю Осборну «выпала нелегкая участь быть тонко чувствующим геем среди мачизма испанского общества, которое, единственное в Европе, до сих пор еще не приняло гомосексуалов». читать дальше
Kenneth Tynan. The Diaries of Kenneth Tynan. Bloomsbury Publishing, 2002, 66-67.

@темы: история гомосексуальности

15:56 

Опять дневник Кеннета Тайнена (из записей 1976 г.): «Газетная фотография Эдварда Монтегю (1) (заключенного в тюрьму за гомосексуальность в 1954 вместе с Питером Уайльдбладом (2)) напоминает мне, насколько лучше и цивилизованнее стала жизнь после отмены закона против гомосексуальных действий между совершеннолетними. Как отчаянно боялись шантажа и закона все геи из числа моих друзей! Я думаю о Джеймсе Эгейте (3), которого десятилетиями шантажировал один порочный гвардеец. И каким скотством это выглядело, когда Беверли Бакстер (4) в начале пятидесятых сочинил подлую статейку, критикующую театральных "холостяков" — Коуарда, Раттигана, Гилгуда и Новелло — которые никогда не знали во всей полноте брака и семейной жизни. Сможем ли мы когда-нибудь ощутить ужас, который, должно быть, охватил Джона Г[илгуда], когда он был арестован "за приставания к мужчинам" в общественном туалете в Челси — всего лишь двадцать лет тому назад? В этом отношении жизнь сейчас несравнимо свободнее и лучше, чем в то время, когда я учился в школе. Оглядываясь на прошлое, я ничем так не горжусь, как залогом, внесенным за Питера Уайльдблада»*.

*Kenneth Tynan. The Diaries of Kenneth Tynan. Bloomsbury Publishing, 2002, p. 312.
Примечания

@темы: история гомосексуальности, Англия

16:38 

9 октября 1972 года Кеннет Тайнен записал в дневнике: «Основное различие между лондонским театральным миром наших дней и тем, каким он был двадцать лет назад, — сравнительная малочисленность геев. В дни Ноэля К[оуарда] и Джона Г[илгуда] огромное количество лучших молодых актеров, режиссеров и драматургов было гомосексуально. Теперь же вспоминается лишь какая-то горстка — Иэн Маккеллен, Робин Филлипс, Алек Маккоуэн, покойный Джо Ортон. Если так, что же это означает? Что вседозволенность, давшая подросткам более широкие возможности для секса, позволила многим неопределившимся предпочесть гетеросексуальность гомосексуальности. Что изменения в обществе заполнили ряды лучших актеров Вест-Энда выпускниками государственных школ, где геи сравнительно редки, вместо мальчиков из частных школ, где процветает гомосексуальность? Я не уверен и хотел бы узнать» (The Diaries of Kenneth Tynan. Bloomsbury Publishing, 2002, p. 103).
О гомосексуальности в английском театре 1950-х годов я писала тут и тут.

@темы: театр, история гомосексуальности, Англия

17:29 

Противопоставляя изображение гомосексуальности в испанских и американских фильмах, авторы книги "Гендер и испанское кино" пишут: «Во-первых, нельзя забывать, что раньше возникшая и более суровая испанская цензура принимала все меры для того, чтобы не пропустить любые эпизоды с изображением женской и мужской гомосексуальности, вплоть до нелепых запретов на такие фильмы, как «Смерть в Венеции» (Лукино Висконти, 1971) и «Некоторые любят погорячее» (Билли Уайлдер, 1959). Об этом последнем фильме Хосе Мария Гарсия Эскудеро, возглавлявший в то время Главное управление кино [la Dirección General de Cine], заявил, что "он должен быть запрещен ... хотя бы ради того, чтобы мы продолжали принимать строгие меры по отношению к гомосексуалистам". Ситуация начнет медленно меняться в начале 70-х...»*

*Gender and Spanish cinema by Steven Marsh, Parvati Nair, Berg, 2004, p.90.

@темы: история гомосексуальности, кино

03:22 

Года два назад в блоге Джереми Уилсона, официального биографа Лоуренса Аравийского, в дискуссии (очень бурной) кто-то привел цитату из Марселя Пруста в английском переводе: "A homosexual is not a man who loves homosexuals, but merely a man who, seeing a soldier immediately wants to have him for a friend". Мне стало интересно, откуда это. У Пруста я такого не помнила, но видела эту цитату в сети и по-русски, причем явно в более дословном переводе: «Гомосексуалист не тот, кто любит гомосексуалистов, а тот, кто, видя африканского стрелка (1), хотел бы сделать его своим другом». Слова казались знакомыми. Я вспомнила, что они были в книге Моруа «В поисках Марселя Пруста» (2)
Фразу в оригинале я нашла по словам "homosexuel" и "chasseur d'Afrique": «"Un homosexuel n'est pas un homme qui aime les homosexuels mais qui voyant un chasseur d'Afrique aimerait en faire son ami" (Esquisse IV, Sodome et Gomorrhe, III, p. 954)» (3).
Что касается английского перевода этой фразы, те, кто ее цитируют, ссылаются на биографию А.Э. Хаусмена, написанную Ричардом Персевалем Грейвзом (1979) (4).
читать дальше

@темы: ТЭЛ, Марсель Пруст, история гомосексуальности

14:13 

Я читаю сейчас в основном о XIX веке, но также и о конце XVIII века, и вот, часто встречая имя Уильяма Бекфорда (автора «Ватека»), вспомнила, каким представляла его раньше (лет 10 назад) и каким он стал казаться, когда узнала о нем больше. Вспомнила также, как лет пять назад несколько фраз о Бекфорде заставили меня почувствовать, что умолчания иногда искажают образ героя биографии не меньше прямой лжи. Я имею в виду это примечание к цитате из Бекфорда («Я ложусь спать только для того, чтобы видеть во сне то, что мне необходимо») в «Неизданных записных книжках» Цветаевой (М., 2000)):
     «Бекфорд Уильям (1760 — 1844) — английский писатель. Сын лорд-мэра Лондона, один из богатейших людей в Англии. Прославился одним произведением — написанной по-французски фантастической повестью «Ватек» (1782). Позднее издал книги: «Италия, с очерком об Испании и Португалии» (1834), «Грёзы, мысли, происшествия» (1834) и «Воспоминания о посещении монастырей в Алькобасе и Батальхе» (1835). Все они составлены из писем молодости во время его путешествия по дореволюционной Европе.
     Цветаеву, конечно, привлекла личность Бекфорда. Он был не писателем, а визионером. Бекфорд с юности бредил Востоком, вплоть до галлюцинаций. Он получил блестящее образование, его готовили к наследственной политической карьере, но все надежды родных рухнули ввиду странного характера молодого человека. Когда ему было 13 лет, его воспитатель писал о нем: «Он по-прежнему состоит только из одного огня и воздуха. Надеюсь, что должная мера земной плотности придет к нему своевременно и довершит его характер».
     Несмотря на давление родных, призывавших его в Лондон, Бекфорд сумел устоять и уединился в своем поместье. Визионерство стало образом его жизни, постоянным состоянием души. «Я уединюсь от света и буду наслаждаться собственными вымыслами, фантазиями и странностями, как бы это ни раздражало моих окружающих, — писал он в 17 лет. — На зло им я буду счастлив и буду заниматься тем, что они считают пустяками. Вместо того, чтобы изучать нынешнее политическое состояние Америки и строить мудрые планы управления ею, я буду читать и мечтать о благородной империи инков, о торжественном их почитании солнца, о таинственном очаровании Квито и величии Анд».
     С двадцати до тридцати четырех лет Бекфорд путешествует по Европе, он был в Париже во время взятия Бастилии, во время казни Людовика ХIV. В 1794 г. он возвращается в Англию, строит себе причудливый замок-дворец и уединяется в нем среди своих библиотек, коллекций древностей и садов. (См. М у р а т о в П. Бекфорд, автор Ватека//Б е к ф о р д У. Ватек. Арабская сказка/Пер. Бор.Зайцева. М.: Кн-во К.Ф.Некрасова, 1912)».
     Хочу оговориться, что у меня нет никаких претензий к писавшим эти примечания — составители примечаний и не обязаны знать подробности биографий всех, о ком им приходится упоминать. И я, разумеется, вовсе не критикую Муратова, на которого они опирались, т.к., видимо, он писал о Бекфорде так, как обычно и писали в 1912 году. Мне просто хочется показать на примере, как меняется представление о человеке, если обойти молчанием такие подробности его личной жизни, которые повлияли и на творчество, и на жизнь в целом. В результате многое из того, что происходило с этим человеком, оказывается непонятным или же получает иные, часто полностью надуманные, объяснения. В жизни Бекфорда было одно событие, которое биографы, не преувеличивая, называют роковым. В 1784 году, когда 24-летний Бекфорд, недавно написавший, но еще не опубликовавший «Ватека», только что вернулся в Англию после свадебного путешествия и стал членом парламента от Уэльса, в газетах появились заметки о том, что его застали при сомнительных обстоятельствах с Уильямом Кортни (1768 – 1835), его 16-летним кузеном, ставшим позднее 9-м графом Девоном. Полные имена героев скандала не были названы, но светские люди легко поняли, кто имеется в виду.
     Источником этих слухов считали одного из гостей, услышавшего странные звуки и вошедшего в комнату или заглянувшего в замочную скважину (по одной версии Бекфорд будто бы избивал Кортни хлыстом за измену, причем оба были полураздеты, другую версию нетрудно представить). Считается, что история с гостем, увидевшим лишнее, могла быть вымышлена дядей Уильяма Кортни, лордом Лафборо, Верховным судьей в суде по гражданским делам и политическим противником партии, к которой принадлежал Бекфорд. Лорда Лафборо также, возможно, возмущало, что Бекфорд, потомок разбогатевших буржуа, не только состоит в родстве с самыми знатными фамилиями Англии, но и сам должен скоро стать пэром, лордом Бекфордом из Фонтхилла. Однако основаны эти слухи были на реальной любовной связи Бекфорда и его кузена — лорду Лафборо удалось перехватить их письма. Многие ожидали, что Бекфорд сразу же уедет в Италию, но он около года оставался в Англии, почти не покидая своего поместья (его перестали принимать в свете, король отказался пожаловать ему звание пэра). Наконец он все же уехал в Швейцарию с женой и дочерью (через два месяца после ее рождения). Через год жена умерла, рожая вторую дочь. Бекфорд десять лет не возвращался в Англию, путешествовал, жил в основном в Португалии. Увлекался юношами и с одним из них, певчим по имени Грегорио Франчи (1770–1828), в 1796 г. вернулся в Англию, где наконец действительно уединился «среди своих библиотек, коллекций древностей и садов», а также красивых юных слуг.
     В одном письме к Франчи, ставшим его ближайшим доверенным лицом и порой уезжавшим по делам в Лондон, Бекфорд перечисляет двенадцать юношей по их кличкам — например, Турок (на самом деле тот был албанцем) и Мисс Бабочка (Miss Butterfly)*. Одного из них, своего камердинера Ричардсона (по прозвищу мадам Бион) Бекфорд, к примеру, ругал за «холодность и вялость» (frigidity and insipidity)* и называл «белокурым животным»*. Из этих писем известно и о любовных увлечениях Бекфорда за пределами его поместья: в 1807 году, к примеру, Бекфорд просил Франчи пойти взглянуть на «ангела, которого зовут Сондерс, канатоходца в Королевском цирке, бесспорного похитителя души любого содомита (bugger)»*. Сондерсу тогда было 18 (он родился в 1789). Позднее Бекфорд узнал, где тот живет, и просил Франчи предложить отцу юноши«путешествие за границу или даже пожизненную ренту» (не знаю, было ли сделано это предложение). Известно, что и в 1811 году Бекфорд переезжал из города в город вслед за цирковой труппой, в которой был Сондерс, заодно проявляя интерес и к одному юному наезднику из той же труппы, надеясь, что этого парня ему «пошлет Провидение»*.
     Еще несколько характерных выдержек из писем: 18 сентября 1813 года Бекфорд писал, что «убежал бы прочь, Бог знает куда, с одним огромным шотландцем»*, а 19 октября 1819 года — что в Бате ему понравился солдат и он надеется «получить от него несколько уроков drilling»* (непристойное значение этого слова, основной смысл которого "сверление", "бурение", думаю, понятно, но тут еще, кажется, Бекфорд играет словами, т.к. речь о солдате, а у drilling также есть значение "строевая подготовка").
     Об этой стороне жизни Бекфорда можно было бы написать и больше, но, думаю, и этого достаточно. Хотя без таких подробностей мне его образ кажется неполным, но в коротком примечании они и правда ни к чему (и ничего, что без этого он кажется несколько бесплотным — в конце концов, Цветаева знала его именно по таким описаниям), а вот то, что там отшельничество Бекфорда выглядит как результат его личного выбора, я считаю существенным искажением фактов. Бекфорд по доброй воле от высшего света не отказывался, лишь из-за скандала он вынужден был довольствоваться обществом художников, писателей и торговцев предметами искусства — они, конечно, не покинули мецената и коллекционера, богатейшего человека Англии. Когда Бекфорд перестроил в готическом вкусе свое поместье, Фонтхиллское аббатство, на праздновании в честь этого присутствовал только один человек из высшего общества, и это был лорд Нельсон, который сопровождал Эмму Гамильтон, бывшую замужем за родственником Бекфорда и дружившую с самим Бекфордом (в 1780 или 1781 он рассказал ей о гомосексуальной любовной истории, пережитой им в Венеции, а она убеждала его избегать подобных связей**.) Я думаю, лучше уж вовсе ничего не писать о причинах уединенной жизни Бекфорда, чем объяснять ее добровольным отказом от общества, умалчивая о том, что он был изгнан из света в результате скандала. Впрочем, в статье Фонтхиллское аббатство в Википедии на русском написано еще интереснее: «После смерти жены Бекфорд начал вести затворнический образ жизни».


Джошуа Рейнольдс. Портрет Уильяма Бекфорда. 1782.
+1
Примечания

@темы: литература и жизнь, история гомосексуальности, биографии, английская литература

16:18 

Показалось забавным: в 1750 году в журнале The Student; or, The Oxford and Cambridge Monthly Miscellany студентов Оксфорда и Кембриджа предупреждали об «опасностях дружбы между мужчинами» ('the dangers of friendship between men')*.
Непривычная формулировка, но, в сущности, ничего странного в ней нет, ведь «к XVIII веку английская система образования — как частные школы, так и эти два университета, — давно основывалась на изоляции мужчин»* (пишет тот же автор, который процитировал журнал XVIII века), а распространенный там культ дружбы, как замечали те, кто учился или преподавал в Оксфорде и Кембридже, способствовал укреплению не только тех отношений между мужчинами, которые общество допускало и поощряло (в XIX веке эти особенности английской университетской жизни станут еще заметнее).
* 'Utterly Confused Category andor Rich Repository?' by G. S. Rousseau in 'Tis Nature's Fault: Unauthorized Sexuality during the Enlightenment, edited by Robert Purks Maccubbin, Cambridge University Press, 1988, 143-144, 165.

@темы: история гомосексуальности, Англия

02:51 

Явные и скрытые гомоэротические мотивы в трилогии Уильяма Голдинга "На край земли"- 9

Эти записи опираются, помимо текста Голдинга, на исследования литературоведов, в основном англоязычных. Источники указаны в примечаниях.

В прошлый раз я остановилась на сцене, когда Толбот с обычной для него наивной бестактностью — мы уже видели, что он порой ведет себя, как ребенок, смущающий взрослых неуместными замечаниями — говорит лейтенанту Бене, что тот, хоть и уверяет, будто страдает в разлуке с леди Сомерсет, на самом деле лучится от счастья. Думаю, эта сцена понадобилась Голдингу не только для того, чтобы развеять все сомнения и показать, что лейтенант Бене вовсе не влюблен в леди Сомерсет; тут также подчеркивается его притворство — молодой человек разглагольствует о своей «великой любви» не потому, что предается самообману, ему для чего-то нужно поддерживать у окружающих впечатление, что он страдает от любви к своей Прекрасной Даме. Это видно по тому, что он не просто удивлен — он также и revolted, т.е. возмущен, оскорблен, а ведь Толбот еще не сказал ничего настолько вызывающего, чтобы оправдать эту неприязненную реакцию со стороны жизнерадостного, уравновешенного, любезного юноши. Почему тот так отреагировал на замечание Толбота? Бене явно не заблуждается насчет своих чувств к леди Сомерсет, иначе удивился бы, но без раздражения — оно могло бы появиться потом, если бы Толбот продолжал настаивать, но тот сразу же пошел на попятную. В сопоставлении с другими эпизодами похоже также, что Бене встревожился не просто потому, что Толбот обнаружил его притворство, но еще и потому, что это притворство было вызвано чем-то большим, чем обычное позерство, желание порисоваться тонкостью своих чувств.
читать дальше

@темы: история гомосексуальности, Марсель Пруст, Голдинг

23:20 

У меня было несколько записей (тут, тут и тут) об отношении Голдинга к гомосексуальности и о гомоэротических мотивах не в Морской трилогии, а в других его произведениях, но я забыла упомянуть об одном незавершенном романе — Голдинг писал его с сентября по декабрь 1974 года, а когда в романе было уже 60 тысяч слов, сжег две трети написанного. Уцелевшая часть романа до сих пор не издана, хотя биограф Джон Кэри называет ее шедевром.
читать дальше
William Golding: The Man Who Wrote Lord of the Flies by John Carey, Simon and Schuster, 2010, 358-361.

@темы: история гомосексуальности, Голдинг

02:59 

Явные и скрытые гомоэротические мотивы в трилогии Уильяма Голдинга "На край земли"- 7

Эти записи опираются, помимо текста Голдинга, на исследования литературоведов, в основном англоязычных. Источники указаны в примечаниях.

— ...мрачный капитан...
— Не такой уж мрачный, сэр. Мистер Бене, думаю, — говоря без предубеждений — осветил его жизнь.


Наконец я могу перейти к истории, ради которой (и ради связанной с ней истории лейтенанта Саммерса) и начала писать о морской трилогии Голдинга, — то есть рассказать о взаимоотношениях капитана Андерсона с лейтенантом Бене. Если все, о чем я писала до сих пор, было более или менее полно и точно показано в экранизации, то эта сюжетная линия там выглядит совсем иначе — между героями остались, в сущности, лишь служебные взаимоотношения, а личные почти не рассматриваются, в то время как у Голдинга они важнее всего. Правда, и в книгах повествователь (Толбот) не понимает сути этих личных взаимоотношений, зато при этом так внимательно всматривается в окружающих (отмечая, к примеру, моменты, когда собеседник меняется в лице, делает какой-то странный жест и т.д.) и так подробно записывает все увиденное и услышанное, что читатель может догадаться о происходящем и без пояснения Толбота. А в экранизации отсутствуют эти подсказки и намеки, с помощью которых Голдинг раскрывает перед читателем больше, чем способен увидеть главный герой, и, кроме того, Бене там выглядит иначе, чем в книгах, где часто подчеркивается его красота, заметно влияющая на то, как к нему относятся окружающие.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Цитаты из Голдинга приведены в нашем с amethyst deceiver переводе (за исключением особо оговоренных случаев).
Примечания

@темы: история гомосексуальности, английская литература, Голдинг, Байрон

02:17 

"Ричард II"-2

В предыдущей записи я упоминала о том, что первая с шекспировских времен по-настоящему успешная постановка "Ричарда II" появилась в конце 19 века, а в 20 веке эта пьеса стала очень популярна на английской сцене, причем этот успех совпал с тем, что постановщики стали подчеркивать гомосексуальность Ричарда. Иногда сдержанно, так что одни зрители могли ничего не заметить, а другие — гадать, латентная ли это гомосексуальность или нет, а иногда и очень откровенно.
     Я писала в прошлый раз о Фрэнке Бенсоне, актере, который еще до Гилгуда имел успех в роли Ричарда, акцентируя "женственные" черты его образа настолько, что это отметили критики. Автор, у которого я это прочитала, добавлял, что хотя использованное этими критиками слово "женоподобный" ("effeminate") не обязательно подразумевает гомосексуальность, но похоже на эвфемизм, помогающий избежать более прямого упоминания этой темы"(1). Мне смутно вспомнилось, что я когда-то читала об этом исполнении роли Ричарда, причем оно связывалось с процессом Уайльда. Я нашла это в книге А.В. Бартошевича "Шекспир. Англия. XX век". Бартошевич пишет о Фрэнке Бенсоне как о типичном викторианце, противнике эстетического движения 90-х годов: "Нетрудно представить себе, с каким отчаянием Фрэнк Бенсон взирал на оргию, учиненную энтузиастами «нового гедонизма» и «нового язычества», осквернявшими и осмеивавшими все, что было для него свято"(2). Но "после процесса Уайльда в эстетическом стане воцарилось молчание, полное страха. Те, кто вчера еще щеголял в костюмах вызывающе яркого цвета, сегодня надевали черный сюртук. Длинноволосые спешно стриглись. Это было «торжество человека улицы», истинного патриота Империи и хранителя домашних добродетелей.
На сокрушительное поражение опасного противника, которое ему должно было представляться триумфом справедливости, Бенсон отозвался вовсе не злорадством или лицемерным сокрушением. Как джентльмен и спортсмен, он не захотел добивать побежденного. Как художник, он попытался понять чуждое ему поколение и передать его трагедию в своем искусстве. Это он сделал в роли Ричарда II, сыгранной им в 1896 году, через год после процесса Уайльда. <...> В истории шекспировского короля, сыгранного актером, современники увидели трагедию эстетического миросозерцания в его величии и в его нравственной опасности" (2).
1
2
Примечания

@темы: театр, кино, гомоэротизм, Шекспир, история гомосексуальности, Oscar Wilde

22:14 

"Ричарда II"-1

Хотела написать после The Hollow Crown: Richard II, но отвлеклась.
Сразу после "Ричарда II" с Беном Уишоу видела в каком-то англоязычном блоге рецензию, в которой промелькнуло не только удивление от того, что Ричард там гомосексуален, но и уверенность в том, что это какое-то новшество. Я удивилась, но потом подумала, что автор отзыва, наверное, впервые видит постановку этой пьесы, потому что в английском театре это традиционная трактовка образа Ричарда II, существующая, как я раньше думала, с 1929 года, с Джона Гилгуда.
1
2
Примечания

@темы: театр, кино, история, история гомосексуальности, Шекспир

15:23 

Биография Голдинга мне интересна в той мере, в какой она помогает понять пристальное внимание, с каким он в своем творчестве относился к теме однополого влечения у мужчин (причем исключительно у мужчин — лишь в "Двойном языке", романе, действие которого протекает в античном мире, один из персонажей заговаривает о Сапфо, которая "счастливей всего чувствовала себя с девушками, как я счастливей всего с… ну, полагаю, ты сама догадаешься"(1)).
Я заинтересовалась биографией Голдинга, когда около двух месяцев назад начала писать о его морской трилогии: мне хотелось понять, откуда этот страх, который чувствуется в истории пастора Колли, — страх не перед гомосексуальностью, а перед публичным позором, к которому она может привести. Из того, что пишут о Голдинге (и сам он пишет о себе), видно, что ему был хорошо знаком этот страх. В его снах, о которых я писала тут, присутствовали не только гомоэротические эпизоды, но и слова "Ты всегда пытаешься скрыть тот факт, что ты гомосексуалист", а главного героя неизданного полуавтобиографического романа "Кратковременные меры" жена его лучшего друга во время флирта неожиданно спрашивает, с кем он собственно хочет переспать — с ней или с ее мужем (2).
Прототипами этой семейной пары по фамилии Торн были друг Голдинга Тони Браун и его жена, музыканты. Музыкантами они остались и в романе, и вообще описаны были очень похоже, только вместо четырех детей, бывших в семье Браунов, в семье Торнов их шесть (что подчеркивает, по замыслу Голдинга, безалаберность и легкомыслие мужа и жены, которые завели столько детей, а воспитывают их кое-как, живут в грязной квартире и не оплачивают счета)(2). Брауны (не только муж и жена, но и старшая дочь), подозревали, что Голдинг тайно влюблен в Тони. Биограф Голдинга Джон Кэри пишет, что упомянутый выше вопрос героини романа "видимо, указывает на осведомленность Голдинга насчет того, что Брауны подозревали его в подавленной гомосексуальности"(3).
На случай, если кто-нибудь огорчился, решив, что эта дружба распалась, сообщаю, что Голдинг дружил с семьей Браунов всю жизнь, Айона и Тим, старшая дочь и старший сын Браунов (были еще младшие сын и дочь), смотрели на Голдинга "как на второго отца"(4). Кстати, все четверо детей Браунов стали известными музыкантами. Айона, Элизабет Айона Браун, скрипачка и дирижёр, по словам младшей сестры Салли, "как и их отец, думала, что Голдинг гомосексуален" (4). Кроме того, «Айона горячо защищала его против обвинений в цинизме. Он был, настаивала она, не циник, у него были "глубокие чувства", а также удивительная скромность. У него был "другой уровень чувств, чем у остальных"» (4).
читать дальше
Примечания

@темы: история гомосексуальности, Голдинг

21:12 

Голдинг и его сны

Продолжение этой записи. В прошлый раз я остановилась на том, что Голдинг связывал гомосексуальность некоторых мужчин с проявлением женской стороны мужской натуры, для чего, как видно по его воспоминаниям и дневниковым записям, у него были личные причины. Я писала, что он хотел бы еще в детстве осознать естественность "женских" черт своей личности, но не касалась того, как некоторые проявления этих черт его пугали. Он отрицал их публично и порой даже в дневнике, хотя в нем же и признавался сам перед собой в том, что они все-таки есть. По словам Кэри, дневник Голдинга "и особенно записи снов показывают, что он остро осознавал и гомосексуальный компонент собственной личности, и свою склонность его отрицать" (1). Записав в дневнике сон, в котором он одевался в одежду матери, Голдинг добавил: "Я притворяюсь, что устойчив к таким извращенным радостям, как трансвестизм и гомосексуализм. ... Мои сны не позволяют мне довольствоваться стандартными представлениями о себе самом" (2). "Стандартные представления" тут, как можно понять по другим записям, вера в свою "полную гетеросексуальность"(3). Создается впечатление, что Голдинг считал большинство людей потенциально бисексуальными, вернее, как он писал, "омнисексуальными"(3). Ему казалось, что сны возвращают его к этому состоянию омнисексуальности, а в старости он записал в дневнике, что люди с возрастом обычно "немного ближе сдвигаются в сторону гомосексуальности", "поскольку молодые кажутся им привлекательными просто потому, что они молоды, независимо от пола"(4).
читать дальше
Примечания

@темы: история гомосексуальности, Голдинг

23:59 

Продолжение этой записи. Я собиралась написать об отношении Уильяма Голдинга к гомосексуальности, но, наверное, этот вопрос следует рассматривать шире, потому что для Голдинга гомосексуальность, как это становится ясно из его личных записей, была частным случаем непривычного гендерного поведения, которое его отчасти пугало, отчасти — и в значительно большей степени — привлекало.
     Записи из архива писателя, позволяющие судить о его подходе к этим проблемам, были впервые процитированы в изданной в 2010 г. биографии Голдинга, написанной Джоном Кэри. Почему эта биография является важным источником сведений не только для тех, кто интересуется жизнью Голдинга, но и для тех, кто исследует его творчество, исчерпывающе точно объясняет А.С. Ласточкина в диссертации, посвященной нарративным стратегиям в морской трилогии: «Автор [Кэри] изучает ранее не известные читателям материалы: дневники, черновики, письма и другие личные записи Голдинга, что позволяет не только подробно проследить события жизни писателя, но и заглянуть "за кулисы" его произведений. <...> В личных записях Голдинга присутствует множество тем, образов и эпизодов, узнаваемых по художественным произведениям писателя. Следовательно, степень автобиографичности его творчества оказывается более высокой, чем это представлялось ранее. Для исследования творчества Голдинга, на наш взгляд, важным оказывается то, что часто мир его романов – не мир идей, нашедших воплощение в удачно найденных художественных образах, а мир изначально субъективный» (1).
читать дальше
Примечания

@темы: история гомосексуальности, Голдинг

20:00 

Маленький отрывок из книги Байлса "Беседы с Уильямом Голдингом" (перевод этой книги есть тут, но там он несколько сокращенный, этого фрагмента нет, пришлось перевести самой):
Байлс: Заключительный вопрос: почему в современном романе так много гомосексуалов? В ваших книгах были лишь намеки на гомосексуальность, один или два раза. Если, тем не менее, вы могли сказать, что в современном романе гетеросексуальный секс является разновидностью греха, можете ли вы также сказать, что гомосексуальный секс представляет собой величайший грех, грех превыше всех других? Или, напротив, это совсем не так?
Голдинг: Ну, должен признаться, даже с некоторым раскаянием, что попросту ничего не знаю о гомосексуалах или плохо их понимаю. Это чистая правда, это касается лишь меня, и, хоть я и знаю о гомосексуальности так мало, я бы даже сказал, что это, возможно, не только не "грех превыше всех других", как вы сказали, а совсем не грех, с моей точки зрения.
Байлс: И, разумеется, с древнегреческой точки зрения.
Голдинг: Да, но тут мы подошли к сути: сексуальный грех это эксплуатация одного человека другим. (1)
читать дальше
Будет продолжение.
Цитаты в оригинале, источники, комментарии.

@темы: Голдинг, английская литература, история гомосексуальности

18:43 

Сейчас занята другой темой, но отвлеклась, чтобы написать тут, пока не забыла, еще немного о гомосексуальности в английском театре 1950-х годов (1) — то, что мне показалось наиболее интересным в книге Дэна Ребеллато "1956 год и все такое. Создание современной британской драмы" (1999 г.), где одна из глав посвящена этому вопросу.
Считается, что это время отмечено особым расцветом лицемерия в английском театре, ведь, с одной стороны, гомосексуальность в сороковые и пятидесятые годы была полностью скрыта от внимания общественности, о ней молчали так упорно, что ее словно бы и не существовало, и "нигде это молчание не проявляется так явственно, как в истории театра"(2), с другой стороны, геев в театре было так много, что Йоти Лейн в "Психологии актера" (1959) предполагал, что они даже не являлись в театре меньшинством (3). Лейн цитировал молодого актера, считавшего каждого коллегу по умолчанию геем, пока тот не доказывал обратного, поскольку "я считаю, мне повезло, если среди них [среди членов труппы театра, куда он приходит работать] есть хоть один нормальный мужчина"(3), а также писал: "Многие пожилые актеры, с которыми я обсуждал этот вопрос, единодушно подтверждали, что тридцать лет назад вряд ли было больше одного гея на каждый театр" (3) (что не совсем согласуется с другими воспоминаниями о двадцатых годах). Лейн также писал, что "в результате скандала, получившего особую известность [вероятно, когда был оштрафован Гилгуд (4)], был слух, что гомосексуалистов изгонят из театров", а также появилось предложение запретить им членство в профсоюзе британских актеров, но "это предложение отклонили, представив зрителей, обреченных следующее десятилетие смотреть на пятидесятилетних Ромео"(3).
Дэн Ребеллато пишет: "Эти заявления, конечно, являются преувеличениями, но их нельзя отмести полностью. Геи действительно были влиятельны в английском театре сороковых и пятидесятых годов"(3). Дальше следует список из сорока девяти имен (5), в числе которых популярные драматурги (Терренс Раттиган, Ноэль Коуард, Сомерсет Моэм, Робин Моэм, Питер Шеффер), актеры (Джон Гилгуд, Лоуренс Оливье, Лоуренс Харви, Чарльз Лоутон, Майкл Редгрейв, Эрик Портер, Денхолм Эллиот и т.д.) и другие люди, связанные с театром, после чего автор добавляет: "Это не просто список гомосексуальных и бисексуальных мужчин, это — поименная перекличка одного поколения британского театра"(5). Кстати, он и правда перечислил тех, кто был в расцвете сил в этот период, не назвав тех, кто был звездой сцены раньше (как Эрнест Тесиджер) или позже (как Алан Бейтс).
Примечания

@темы: театр, история гомосексуальности

20:32 

Из той же биографии Джона Гилгуда

История, в которой интереснее всего мне показались зрители.
Актер Майкл Брайант в 1958 году (ему было 20) был приглашен играть вместе с Джоном Гилгудом в пьесе "Упражнение для пяти пальцев" Питера Шеффера. Брайант позднее писал: "Помню, как я проходил прослушивание вместе с молодым другом Джона, с молодым другом Бинки [Бомона] (1) и с молодым другом Джона Перри (2). Я был убежден, что роль получит любой из них, а не я, потому что время тогда в театрах Вест-Энда было еще очень гомосексуальное, а я уже женился. Но, к моему удивлению, все они согласились, что хотят взять меня, и, если не считать невероятной нерешительности Джона на репетициях, это был прекрасный ангажемент — почти год в Лондоне, а затем год в Нью-Йорке...
Правду говоря, ни он, ни Бинки, и вообще никто не пытался склонить меня к близости... Но затем стали происходить забавные вещи — я начал получать письма от немолодых полковников и адмиралов из числа наших зрителей — каждый писал, что его жена уехала в гости на уик-энд, и спрашивал, не смогу ли я приехать ненадолго — поохотиться или поплавать под парусами. До меня в конце концов дошел смысл происходящего, и в программе, по моему настоянию, написали, что я женат. После этого письма прекратились".
(John Gielgud: The Authorized Biography by Sheridan Morley, 2002, pp. 320-321.)

1. Хью ("Бинки") Бомон (1908–1973) — очень влиятельный театральный деятель и продюсер.
2. Джон Перри (1906—1995) — актер, драматург и компаньон Бомона.
Понравилась фотография Бинки Бомона в виде кукольника.

Бинки Бомон, Анджела Бэддели и Эмлин Уильямс. 1947. Фотография Ангуса Макбина.

@темы: театр, Англия, история гомосексуальности

Дневник tes3m

главная