Записи с темой: a very british feature (список заголовков)
00:50 

Penhaligon's Portraits: A Very British Affair

Я решила вынести это из комментариев в отдельную запись.
Осенью 2о16 г. я прочитала, что появилась новая коллекция ароматов Penhaligon's — Portraits. Ее сопровождали истории персонажей — лорда Джорджа, леди Бланш, их дочери Роуз и ее мужа, герцога Нельсона. Тут можно познакомиться с этой аристократической викторианской семьей, а также с любовницей лорда Джорджа и их внебрачным сыном (их добавили позже). И на этой странице, и тут хватает намеков на, как тогда говорили, "особые склонности" молодого герцога: он и декадентствующий денди, и, по слухам, все еще не консумировал брак, и т.д. А тут намеки еще откровеннее: «Свет на тайну молодоженов помогает пролить тотемное животное Дьюки – английский фоксхаунд. Собаки – лучшие друзья мужчин. Увы, и Дьюки предпочитает мужское общество любому другому».

читать дальше

@темы: a very British feature, Англия

01:58 

Книга, о которой говорилось в прошлой записи, это трилогия Ивлина Во Sword of Honour, изданная у нас в 1977 г. под названием "Офицеры и джентльмены" (в оригинале Officers and Gentlemen — название второго романа).
В третьем романе появляется сэр Ральф Бромптон, "дипломатический советник при штабе особо опасных операций", высокий немолодой денди, который, как потом становится понятно, пользуется огромным закулисным влиянием. Из первой же сцены понятно, что он не просто придерживается левых взглядов, но и тайный коммунист, т.к. напоминает молодому сержанту, открытому коммунисту, о партийном собрании. читать дальше
Гомосексуальность Бромптона автор тоже изображает хотя и бегло, но недвусмысленно, и видно, что переводчики не пытались ее скрыть. О первой встрече Бромптона с одним из его любовников, гвардейцем, Ивлин Во пишет, используя слово "accost" ("Sir Ralph Brompton had first accosted Ludovic"), которое значит "подойти и заговорить", а также "пристать" или даже "пристать с предложением секса". Переводчики могли написать просто "впервые заговорил", но в переводе сказано: "впервые пристал с известной целью". читать дальше

@темы: книги, гомосексуальность, английская литература, Ивлин Во, a very British feature, переводы

19:56 

Ивлин Во об оксфордской "романтической дружбе"

У меня есть старые записи под общим заголовком «Флоранс Тамань о "культе гомосексуальности" в Оксфорде между мировыми войнами», и в третьей части я писала о книге Теренса Гриниджа "Оксфорд вырождается?" (1930). (Я тогда перевела название как "Вырождается ли Оксфорд?", а теперь мне этот вариант не нравится.) Не могу найти, где я писала о том, как Ивлин Во, учившийся вместе с Гриниджем и друживший с ним, не согласился с его взглядом на романтические отношения между студентами мужского пола. Может, и не писала, а только хотела написать, поэтому переведу отрывок из заметки на эту тему: «В одном вопросе он [Ивлин Во] разошелся с Гриниджем: "Хотелось бы большей откровенности в обсуждении гомосексуальности. Намеками предполагая, что гомосексуальные отношения между студентами всего лишь романтичны и сентиментальны, он, кажется, избегает самых важных сторон обсуждаемого вопроса»*. Гринидж вообще избегал слова "гомосексуальность", объясняя это так: «Влечение одного мужчины к другому я буду называть романтизмом. Одно слово всегда лучше двух, выражение "романтическая дружба" труднее произнести, а "гомосексуальность" мне не нравится. Оно звучит слишком мрачно, а также значит больше, чем я подразумевал».

Источники и цитаты на английском

@темы: Ивлин Во, Англия, a very British feature, гомосексуальность

02:03 

Еще одна типично английская история

Когда в 1960 г. принцесса Маргарет, младшая сестра английской королевы, и фотограф Энтони Армстронг-Джонс (впоследствии лорд Сноудон) решили вступить в брак, жених пригласил себе в шаферы своего лучшего друга Джереми Фрая (1), инженера и предпринимателя. Но внезапно выяснилось, что в 1952 году Фрай был арестован в общественном месте за попытку вступить в сексуальные отношения с другим мужчиной. Должно быть, за неудачную попытку, потому что он был всего лишь оштрафован на два фунта стерлингов в лондонском мировом суде на Мальборо-стрит.
Эту кандидатуру отклонили, официально было объявлено о болезни Джереми Фрая. Армстронг-Джонс предложил сделать шафером своего итонского одноклассника Джереми Торпа, члена парламента от либеральной партии. MI5 сделала запрос Ранульфу Бейкону, начальнику полиции графства Девон, где жил Джереми Торп. Тот ответил, что дружба между Армстронгом-Джонсом и Торпом — не более, чем "школьные узы" между двумя итонцами, однако "в Девоне широко известно", что Торп гомосексуален.
Поскольку свадьба задерживалась, принц Филипп, муж королевы, иронически осведомился, существуют ли вообще гетеросексуальные претенденты на роль шафера жениха.
Тогда Армстронг-Джонс предоставил MI5 список всех возможных кандидатов, и самым подходящим оказался его не самый близкий приятель — доктор Роджер Джиллиат (2), невропатолог, сын гинеколога королевы. Его прошлое тщательно проверили, но ничего компрометирующего не нашли, и свадебная церемония наконец-то состоялась.

Примечания

Фотографии

@темы: биографии, Англия, a very British feature, гомосексуальность

01:39 

Нашла свою старую запись о Bright Young People, круге английской "блестящей молодежи" 20-х годов, светской и творческой, среди которой были и аристократы, и представители среднего класса, вроде Ивлина Во, Сесила Битона и Рекса Уистлера. Меня тогда заинтересовал список этих людей в Википедии. Я разделила всех перечисленных там мужчин на тех, о ком я знала, что они проявляли эротический интерес не только к женщинам (я не разделяла их на геев и бисексуалов, потому что это не всегда просто сделать), на тех, которые мне были известны как гетеросексуалы, и на тех, о ком я ничего не знала.
Кстати, тогда я заметила, что там присутствуют не все знаменитые представители этого круга. Сейчас я снова зашла на ту страницу, и список оказался гораздо полнее. Всего в нем 37 человек, из них 15 женщин. Я снова оставила в списке только мужчин и выделила гетеросексуалов красным.
Harold Acton
Patrick Balfour
Cecil Beaton
John Betjeman
Edward Burra
Robert Byron
Edward Gathorne-Hardy
Bryan Guinness
Gavin Henderson
Brian Howard
Arthur Jeffress
Oliver Messel
Beverley Nichols
Anthony Powell
Osbert Sitwell
Sacheverell Sitwell
Stephen Tennant
Henry Thynne
William Walton
Evelyn Waugh
Rex Whistler
Henry Yorke (Henry Green). Кстати, биограф Генри Грина пишет, что в Итоне тот чувствовал себя одиноким, потому что был "обособлен, помимо прочего, своей сравнительной неуязвимостью для гомосексуального влечения"*.
* "isolated by, among other things, his relative imperviousness to homosexual attraction" (Romancing: The Life and Work of Henry Green by Jeremy Treglown, Random House, 2000, p. 30).

@темы: биографии, Стивен Теннант, Ивлин Во, Англия, public schools, a very British feature, гомосексуальность

00:53 

Из письма Джессики Митфорд, написанного в 1971 г. Мерлу Миллеру, американскому журналисту и писателю, незадолго до этого опубликовавшему в «Нью-Йорк таймс мэгэзин» статью «Что значит быть гомосексуалом» (что было его каминг-аутом):
«Возможно, вам будут интересны некоторые соображения о том, что англичане, по моим наблюдениям, относятся к этому совсем иначе, чем американцы. Почти каждый английский мальчик, которого я знала, был чрезвычайно подвержен воздействию гомосексуальности, потому что все они учились в частных школах. Какие там 37%! Скорее, 99%. Некоторые продолжили в том же духе, другие нет, но в любом случае, насколько я помню, никто не обращал на это слишком большого внимания, и я говорю о том, что было ВЕЧНОСТЬ назад, о поздних двадцатых — ранних тридцатых. Конечно, Большие (как мы называли поколение наших родителей) были неумолимы и не говорили на эту тему. Помню, как я однажды спросила у матери: "Но что именно Оскар Уайльд сделал?" "Нечто ужасное, — ответила она, — и, пожалуйста, не упоминай этого имени в присутствии отца". Конечно, я про себя хихикала, ведь я все об этом знала (в 10 лет), просто пыталась досадить.
читать дальше
Письмо мне показала anasta1.
Полный текст письма в оригинале

@темы: биографии, английская литература, Оден, public schools, a very British feature, Oscar Wilde, гомосексуальность

02:55 

Джейн Флетчер Женесс (1) в биографии Фрейи Старк пишет, что та в 1930-е годы в Багдаде была знакома со многими привлекательными холостяками, англичанами, в основном работавшими в разведке. Автор добавляет: "если некоторые из них оказались гомосексуалами, не похоже, чтобы она об этом знала" (2). За одного из них, дипломата, археолога и историка Стюарта Пероуна, она позже выйдет замуж (ненадолго). А до этого она была безответно влюблена в капитана Вивиана Холта, в 1926 г. занявшего в британском посольстве в Ираке место oriental secretary (советника по всем вопросам, требующим знания местного языка, культуры и т.д.), на котором до этого находилась Гертруда Белл.
читать дальше
1) Jane Fletcher Geniesse. Тут написано, что "Mrs. Geniesse's husband's name is Belgian, and is pronounced “Jen-ness.
2) Passionate Nomad, The Life of Freya Stark by Jane Fletcher Geniesse, 1999, p. 134.

@темы: гомосексуальность, восток, биографии, a very British feature, женщины

03:48 

Не удавалось записывать здесь даже главное из того, о чем думала, оттого последние записи, когда взглянула со стороны, показались разрозненными отрывками, хотя для меня они все связаны друг с другом. Например, когда я пишу о Вите Сэквилл-Уэст и ее муже, меня их жизнь интересует не сама по себе, а в сопоставлении с похожими историями. Хотя пар, где лишь один из супругов испытывал влечение к лицам своего пола, было больше, Николсоны не являлись редким исключением: в одном только дневнике Лиз-Милна описаны еще две такие пары — сам Лиз-Милн и его жена Альвильд, и Кэролайн Пэджет, которую так сильно любил Рекс Уистлер, и ее муж:
«Воскресенье, 9 октября 1949 г.
А. сказала мне, что Кэролайн Пэджет поспешно вышла замуж за Майкла Даффа, потому что ждет ребенка от Даффа Купера, мужа ее тети, который любит Кэролайн уже много лет. Майкл не против и всегда был предан Кэролайн, которая все равно не интересуется мужчинами. А Майкл — дамами. Все это звучит так странно, а на самом деле просто и всех устраивает» (1)
читать дальше

@темы: Англия, a very British feature, гомосексуальность

01:43 

Сомневалась, стоит ли пересказывать эту анекдотическую историю, но все же показалось, что стоит. 25 ноября 1942 г. Джон Гилгуд за ужином рассказал Лиз-Милну сплетню о ком-то, обозначенном в изданном дневнике инициалами М.Б.* Этот М.Б. пригласил в свой особняк в Белгравии какого-то молодого человека, чтобы тот связал его и высек. «Молодой человек наносил удары с такой силой, что М.Б. вскрикнул от боли, и явился дворецкий. Увидев, что происходит, дворецкий сказал только: "Я думал, вы звонили, сэр"» (Diaries, 1942-1954 by James Lees-Milne, 2011, p. 58).

*В комментариях высказана догадка, что это лорд Маунтбеттен (я дала ссылку на английскую статью в Википедии, т.к. там подробнее говорится о его личной жизни, зато в статье на русском сразу написано, что «с молодых лет лорд Маунтбеттен был поклонником творчества Агаты Кристи и в письме подсказал ей идею романа «Убийство Роджера Экройда»), т.к. тот "был известен подобными вкусами". Но я не уверена, что история именно о нем, т.к. в ней упоминается, что особняк был расположен на Итон-сквер, а адрес лорда Маунтбеттена — Уилтон-Кресчент, 2. С другой стороны, Лиз-Милн или Гилгуд могли ведь и ошибиться, называя улицу.

@темы: биографии, a very British feature, гомосексуальность

00:46 

В 18 лет (в 1951 г.) Джонатан Гэторн-Харди жил у бабушки и готовился поступить в Королевский шотландский фузилерный полк. Чтобы быть в лучшей физической форме, Джонатан занимался спортом, в том числе часто играл в теннис с соседями — Бенджамином Бриттеном и Питером Пирсом. «Однажды во второй половине дня, после поражения в особо трудном теннисном матче, я стоял в их спальне возле большой двуспальной кровати, завернувшись в полотенце и глядя на море, и тут вошел Бен, тоже завернувшийся в полотенце. Он обычно очень быстро купался (в воде, оставшейся после меня). Помню, его глаза смотрели пристально и в то же время мягко, а на лице было знакомое сентиментальное выражение, когда он направился ко мне по толстому бледно-голубому ковру. Как-то придерживая полотенце, он нежно обнял меня и поцеловал в лоб.
Мой ответ был хорошо отрепетирован. Я выставил перед собой руку и торжественно сказал: "Нет, Бен... Это не должно случиться". Бен, вероятно, был слегка озадачен этим оперным ответом, но не пришел в замешательство. Думаю, на миг он отступил, но тут же снова шагнул вперед и вновь меня обнял. И вновь я выставил перед собой руку: "Нет, Бен... Боюсь, я не могу". Так оно и было.
Благодаря его такту и доброжелательности — а также потому, что он был мне дорог и я давно знал, что произойдет что-то подобное — не помню никакой неловкости. Мы спустились вниз и, как обычно, выпили мартини и вина» (Half an Arch: A Memoir by Jonathan Gathorne-Hardy, 2004, p. 114).

Джонатан Гэторн-Харди и графиня Крэнбрук, его бабушка по отцу.

@темы: биографии, a very British feature, гомосексуальность

20:59 

Из «Дневников военного времени» историка Хью Тревора-Роупера (работавшего тогда в военной разведке): «Март 1943 г. Я читал Маколея и в один и тот же день случайно наткнулся на два отрывка, в которых он касается злополучной темы гомосексуальности... В якобитских памфлетах, говорит Маколей, Вильгельм III "увидел бы, что неизменная привязанность, которую он с детства до смерти питал к трем или четырем из превосходнейших и самых надежных друзей, которых когда-либо посчастливилось иметь принцу, стала поводом для обвинения его в мерзостях, столь же отвратительных, как те, что погребены под водами Мертвого моря"; и о Фридрихе Великом он пишет, что тот "был обвинен в пороках, от которых История отводит глаза и которые даже Сатира стыдится называть".
"Ну вот как, — воскликнул я, — мы можем надеяться понять этих викторианцев? Замкнутая группа посреди нашей истории, они дальше от нас, чем индейцы, чем обитатели Тробрианских островов, чем бушмены Австралии! Маколей был образованным человеком; он прочитал греческих классиков, а едва ли существует древнегреческий писатель, который не принимал бы феномен гомосексуальности как данность — Геродот, Феогнид, Пиндар, Эсхилл, Платон, Феокрит, Плутарх — все они были связаны с этим явлением или возвеличивали его. Значит, Маколей напрасно читал классиков, если реагирует на интересный психологический феномен, словно провинциальный бакалейщик-сектант?" Чарльз Стюарт ответил, что всё это, разумеется, притворство; и рассказал мне, как к Маколею обратился геолог сэр Чарлз Лайелл с просьбой поддержать его в споре с противниками эволюции, а Маколей ответил, что хотя и согласен с ним, не станет открыто выступать в поддержку его умозаключений. Для нужд общественности мир все еще сотворен в 4004 году до н.э. "И вот эти двойные стандарты викторианцев, — сказал Чарльз, — я считаю частью их очарования". Для них гомосексуальность относилась к той же категории, что и религия; образованные люди могли рассматривать ее свободно, но высказываться публично должны были в ортодоксальном духе. Однако Стюарт Хэмпшир не согласился бы: он настаивал на том, что Маколей прочитал античных авторов, как и всю художественную литературу и большинство книг по истории, напрасно»*.
В предисловии к дневникам об отношении самого Тревора-Роупера к гомосексуальности пишут, что он проявлял "улыбчивую терпимость", хотя в 1959 г., по словам его младшего брата Пэта, отнесся с "хмурым неодобрением" к решению Пэта жить вместе с партнером (специалистом по декоративному садоводству Эдвардом Фицджеральдом)**.
* The Wartime Journals by Hugh Trevor-Roper, 2011, pp. 141-142.
** Ibid., p. 15.

@темы: викторианцы, античность, a very British feature, гомосексуальность

23:26 

Историк и антрополог, почётный профессор Королевского колледжа Кембриджского университета Алан Макфарлейн в книге «Размышления о Кембридже» (Reflections on Cambridge, 2009), описывая чудаковатых кембриджских преподавателей дней его юности, вспоминает книгу о еще более давних временах: «В "Тех, какими мы были" Э.Ф.Бенсона много очаровательных описаний этих странных созданий в более раннюю, викторианскую, эру, и часть одного лишь литературного портрета декана Королевского колледжа Дж. Э. Никсона дает представление об этом странном и замкнутом мире, где "нестандартность" была не только терпима, но и процветала. [Сам отрывок пропускаю, лень переводить. Все равно в этом описании чудаковатого декана не говорится о том, к чему дальше переходит Макфарлейн. Книгу Бенсона можно найти тут.]
Бенсон описывает время, когда как раз перестали требовать, как то продолжалось столетиями, чтобы преподаватели женились. Знаменитые гомосексуальные дружбы и любовные связи (the famous homosexual friendships and love affairs) Королевского колледжа, Оскар Браунинг, Джон Мейнард Кейнс, Э.М.Форстер и позднее Алан Тьюринг и другие — часть всей этой обстановки, которая по большей части исчезла или стала частью основного потока (main stream) британского общества. На какое-то время противозаконным и публично осуждаемым связям, как и другим формам поведения, отклоняющегося от общепринятых норм, было оказано покровительство за этими древними стенами» (Reflections on Cambridge by Alan Macfarlane, 2009, pp. 132-133).
"На некоторое время" — как я понимаю, больше, чем на полвека (с позднего викторианства до 50-х годов XX века). Я уже когда-то писала о подобной ситуации в Оксфорде, а о Кембридже упоминала только вскользь.

@темы: викторианцы, Э.М.Форстер, Тьюринг, Ишервуд, Англия, a very British feature, гомосексуальность

01:12 

Хочется еще написать о Гэторн-Харди, хотя после него я читала две другие английские автобиографии (отрывок из одной процитировала тут, там говорится не только о друге Т.Э.Лоуренса, но и вообще об английских школьных учителях 30-х-40-х годов).
Гэторн-Харди рассказывает, как в 1958 году (ему тогда было 25 лет) решил проверить, не является ли латентным геем. Он объясняет, что стал задумываться о таких вещах потому, что этого боялась его мать — во-первых, потому что два брата его отца были геями, во-вторых потому, что в то время была популярна теория, что геями становятся те, кто в детстве был слишком избалован любовью матери и так к ней привязался, что не смог позднее полюбить другую женщину. Мать, обеспокоенная сильной привязанностью Джонатана к ней, даже водила его к детскому психологу. Джонатану нравились девочки, а когда он стал юношей, начались настоящие любовные истории с женщинами и, казалось, волноваться было больше не из-за чего, но он не был уверен, что к женщинам его влечет просто потому, что влечет, а не потому, что его подлинная природа была подавлена материнскими предостережениями и запретами общества. Он пишет: «хотя я мог и не иметь гомосексуальных желаний и фантазий, разве не было моим долгом узнать о себе столько, сколько я мог, исследовать и испытать столько, сколько я был способен и насколько отваживался? Просто задать такие вопросы уже значило на них ответить.
Для этого исследования я выбрал человека, которого встретил в Кембридже. Хуссейн Шериф был потомком пророка. Он был внуком Махди, царственного суданского противника британцев. А еще он был самым красивым человеком, из всех кого я когда-либо видел. Двигался он изысканно, с ленивой грацией какого-то в высшей степени самоуверенного и легко возбудимого животного; влажные черные глаза на блистающем черном прекрасном лице сардонически смотрели из под чуть опущенных век. Он был чувственным и тонко чувствующим, утонченным, остроумным, ироничным, курил сигареты в длинном мундштуке и был беспорядочно, но разборчиво бисексуален. Будь я римским императором, он бы постоянно присутствовал при моем дворе, чтобы я мог видеть его весь день»*..
Продолжение напишу потом. upd Продолжение тут.
*Half an Arch: A Memoir by Jonathan Gathorne-Hardy, Timewell Press, 2004, pp. 192-193.

@темы: гомосексуальность, восток, биографии, a very British feature, история повседневности

21:49 

Окончание истории Джоан Миллер

Продолжение записи 4.
Как я уже писала, Джоан Миллер собиралась уйти с работы, но беспокоилась о благополучии Максвелла Найта, а кроме того, все-таки не была до конца уверена, что он перестал ее подозревать: «Странно испытывать желание защитить того, кто представляет для тебя тайную угрозу или готовится отразить твою угрозу; тем не менее, к этому времени я была так заворожена М, что не замечала никаких противоречий между двумя состояниями: заботой о нем и беспокойством о самой себе. Если бы только М мог знать, насколько далека от него опасность, что я разглашу его скандальный секрет; мысль о собственном благополучии сама по себе не позволяла мне болтать, даже если бы я не хотела — а я хотела — оградить его от неприятностей. (Гомосексуальность в то время, разумеется, была вне закона; и окажись он хоть немного заподозрен в таких склонностях, с его карьерой в военном министерстве было бы покончено.) Однако я не могла его разуверить, не открывшись, не рассказав, что обо всем догадалась. А я чувствовала себя в большей безопасности, пока он это лишь подозревал. Вот так мы и жили — пытаясь угадать, какие дьявольские планы вынашивает противник, и в то же время продолжая дружески общаться во время совместной работы.
     А у меня и правда был тайный замысел, только добрый».
читать дальше

One girl's war: personal exploits in MI5's most secret station by Joan Miller, 1986, pp. 105-106, 120-122; 154-155.

@темы: secret agents, a very British feature, гомосексуальность

00:13 

На Мультитране среди переводов сленгового выражения 'rough trade' попадаются, мягко говоря, странные: «гомосексуалист-проститутка с мазохистскими наклонностями», «мужчина-проститутка, который обслуживает агрессивных гомосексуалистов» (?). Кто и где использует в таком смысле выражение 'rough trade'? В современном сленге у него два основных значения, но вышеуказанного нет, есть как раз противоположное ему по смыслу. А второе (даже сейчас, судя по Википедии, основное, а когда речь идет о прошлом, оно единственное) на Мультитране вообще отсутствует. Понятно, что меня интересует именно оно. читать дальше

@темы: переводы, джентльмены и простые парни, гомосексуальность, a very British feature, слова

21:25 

Французский анекдот об англичанах:
«В одном из лондонских клубов двое мужчин, не говоря ни слова, просматривают "Таймс". После долгого молчания один наконец осмеливается начать разговор.
— Вы ведь офицер, я прав?
— Да, безусловно.
— Служили в Индии?
— Да.
— Ваш полк стоял в Калькутте?
— Да, верно.
— Гомосексуалист?
— Нет.
— А, так вы, должно быть, майор Маколан из Третьего уланского полка?»
(Jokes and targets, Indiana University Press, 2011, p. 174)

@темы: гомосексуальность, викторианцы, Англия, a very British feature, юмор

00:08 

Читаю в книге о Флеминге, изданной в 1966: «Пребывание Флеминга в частной школе было таким же, как и у многих других представителей его поколения и класса. Даже приобщение к гомосексуальности, о котором он изредка упоминал в поздние годы, считалось само собой разумеющимся» (1). И дальше в той же книге упоминается «его [Флеминга] пребывание в Итоне, ... его описание приобщения к гомосексуальности, которое так часто цитировалось» (2).
Авторы, к сожалению, уверены, что эти слова Флеминга всем известны, поэтому сами их не цитируют, а мне они, кажется, не попадались, когда я писала заметку о частных школах. Но о том, что написал Флеминг об Итоне, можно отчасти догадаться по возражениям авторов этой книги: "И приобщение к гомосексуальности, как утверждают знающие этот вопрос, не является неизбежным для новичка. Возможно, достаточно обычным, однако не неизбежным. Но, разумеется, важно, что сам Флеминг во все это верил...".
Цитаты в оригинале

@темы: secret agents, public schools, a very British feature, гомосексуальность

17:19 

"Тайные миры слежки и гомосексуальности"

Сейчас вспомнила, как Камбербетч после фильма "Шпион, выйди вон!" ("Tinker Tailor Soldier Spy") говорил в связи с тайной гомосексуальностью своего героя, что страх перед шантажом «неизбежно влечет за собой определенную долю секретности, которая идет рука об руку со слежкой» (1). Вспомнила, потому что нашла старую (1997 года) статью Филлипа Найтли в «Индепендент» — «Что такого нового в геях-шпионах?». Подзаголовок у нее — «По словам Филлипа Найтли, тайные миры слежки и гомосексуальности всегда хорошо сочетались» (2).
Начинается статья так: «В старые добрые времена, когда британские секретные службы набирали новичков только из Оксбриджа вместо того чтобы давать объявления в газетах, одному студенту, позднее ставшему корреспондентом известной воскресной газеты, тайно предложили вступить в МИ-6. Он прошел все предварительные испытания и затем явился на собеседование, проходившее с глазу на глаз, чтобы окончательно договориться о работе. Как позднее он это описал, "Собеседование проводил резидент разведки, позднее возглавивший это учреждение. Он отличался блестящим умом, острым, как капкан, и беседовать с ним было сущим наслаждением. Он нарисовал ослепительную картину жизни, которую сулила "старая фирма", как он ее называл, и я уже всерьез подумывал связать себя обязательством, как вдруг почувствовал на своем колене под столом его руку. Я подумал, что это может быть своего рода испытанием, но когда рука стала подкрадываться к моему бедру, я решил, что с меня хватит". Поэтому немного озадачили новости прошлой недели — о том, что секретные службы ослабили запрет на прием геев, чтобы привлечь более широкие слои населения, — "МИ-5 позволяет гомосексуалам вернуться", как гласил один заголовок. Они и не уходили, как известно всем, кто знает разведчиков. В британских секретных службах с самого их основания в 1909 году было полным полно гомосексуальных сотрудников — как и у их противников» (2).
Дальше Найтли вспоминает нескольких британских разведчиков, чьи гомосексуальные склонности стали известны, — Гая Берджеса, сэра Энтони Бланта, Джереми Волфендена, Алекса Келлара, руководившего в 60-е годы подразделением МИ-5, направленным против распространения коммунизма, и сэра Мориса Олдфилда, главу МИ-6. Найтли о последнем лишь упоминает, поэтому от себя добавлю, что Олдфилд ушел в отставку в 1978, умер в 1981, а в 1987 Маргарет Тэтчер заявила в парламенте, что в марте 1980 Олдфилд признался в совершении гомосексуальных действий "время от времени" (3), но расследование показало, что "хотя его поведение представляло потенциальную угрозу для безопасности" (3), нет оснований полагать, что оно отрицательно сказалось на его работе. Любопытное замечание, связанное с Олдфилдом и с темой статьи Найтли, попалось мне в книге "Policing Politics: Security Intelligence and the Liberal Democratic State" Питера Гилла: «Энтони Кавендиш в книге, написанной, чтобы защитить его старого друга Мориса Олдфилда против необоснованных обвинений, выведенных из его гомосексуальности, заявляет, что в МИ-6 было множество ... практикующих геев» (4).
Кстати, о Морисе Олдфилде часто пишут как о прототипе Смайли, хотя Ле Карре это отрицал (5). Зато Ле Карре рассказывал, что познакомил с Олдфилдом Алека Гиннесса, когда тот работал над ролью Смайли, и актер позаимствовал некоторые особенности одежды и поведения Олдфилда (6). Я не видела экранизации 1978 года и не могу сравнить образы, созданные Алеком Гиннессом и Гэри Олдманом, но вижу, сравнивая фотографии обоих в роли Смайли, что прическа и очки, подсмотренные Гиннессом у Олдфилда, сохранились и в новой экранизации (7).
Но я отвлеклась от статьи Найтли. Он пишет: «Те, кого интересует связь между шпионажем и геями, порой задают себе вопрос, не привлекает ли геев сама природа этого мира конспирации, раз и им до недавнего времени приходилось вести тайную жизнь? ... Психологические загадки вроде этой, возможно, лучше исследованы художественной литературой, чем журналистикой. Ирландский писатель Джон Бэнвилл в романе о Бланте («Неприкасаемый») выдвигает предположение, что среда обитания шпиона и гея почти одинакова. Взять хотя бы тайные встречи или Traffen, как их обычно называют шпионы. Бэнвилл вкладывает в уста своего персонажа, похожего на Бланта, слова: "Когда я приступил к поиску людей, мне это уже было знакомо: тайный изучающий взгляд, тайный знак, обмен внешне бессодержательными словами — паролями, поспешное и жаркое избавление от того, что является бременем, — все, все знакомо. Даже места были те же самые — общественные туалеты, мрачные пабы на окраинах города, грязные переулки и — летом — мечтательные, нежно-зеленые, невинные городские парки, чей милосердный воздух я запятнал своими тайными перешептываниями". ... Моя теория, объясняющая, почему секс и слежка по виду так хорошо сочетаются, проста: если перешагнуть через принципы относительно чтения чужих писем, подслушивания разговоров, проникновения в жилища других людей, использования их слабостей в своих целях, шантажа и предательства, шпионаж — превосходная работа. Жизнь, полная путешествий, приключений и санкционированного секса, с нестрогими отчетами о расходах (те, кому платят за информацию, чеков не выдают) может привлекать холостяков разного рода. И это учитывают секретные службы» (2). (Найтли, кажется, не договаривает — я думала, он продолжит слова о шантаже и предательстве выводом о том, что людям, и так поставленным перед необходимостью нарушать закон и вести тайную жизнь, было легче переступить и через другие законы и правила, в особенности когда они получали на это разрешение от государственных организаций.)
Слова Камбербетча, которыми я начала эту запись, кажутся мне отголоском если не самой этой статьи Найтли, то выводов, сделанных создателями экранизации романа Ле Карре из подобных статей. И в интервью, которое по поводу "Tinker Tailor Soldier Spy" дал Колин Ферт, мне попалось замечание на эту тему: «Самая первая пьеса, в экранизации которой я сыграл, «Другая страна», пыталась объяснить, каким образом именно то поколение шпионов стало шпионами. И это было потому, что, во-первых, они скрывали то, что были геями, во-вторых, затаили обиду на правящие круги» (8).
Персонажи, которых сыграли Колин Ферт и Марк Стронг, имели гомосексуальные склонности и в самом романе, но Питер Гиллем, роль которого исполнил Камбербетч, стал таким лишь в экранизации. Тем не менее, это изменение не кажется мне странным и необоснованным. Ведь в те дни, когда Ле Карре писал свой роман, принято было упоминать лишь о разведчиках-геях, ставших предателями, как Гай Берджесс, что закрепляло в массовом сознании представление о непременной связи гомосексуальности и предательства, а теперь стало понятно, что такие склонности вообще часто встречались в МИ-5 и МИ-6 и вовсе не вели к измене интересам Великобритании. Возможно, поэтому в новой экранизации решено было уравновесить образы геев-предателей и несчастных геев образом, напоминающем о таких сотрудниках разведки, как Морис Олдфилд. Но поскольку Ле Карре возражает против прямолинейного уподобления его Смайли Олдфилду, геем в этом фильме стал Питер Гиллем, преданный помощник Смайли.
Примечания

@темы: гомосексуальность, Англия, secret agents, a very British feature, кино

16:18 

Показалось забавным: в 1750 году в журнале The Student; or, The Oxford and Cambridge Monthly Miscellany студентов Оксфорда и Кембриджа предупреждали об «опасностях дружбы между мужчинами» ('the dangers of friendship between men')*.
Непривычная формулировка, но, в сущности, ничего странного в ней нет, ведь «к XVIII веку английская система образования — как частные школы, так и эти два университета, — давно основывалась на изоляции мужчин»* (пишет тот же автор, который процитировал журнал XVIII века), а распространенный там культ дружбы, как замечали те, кто учился или преподавал в Оксфорде и Кембридже, способствовал укреплению не только тех отношений между мужчинами, которые общество допускало и поощряло (в XIX веке эти особенности английской университетской жизни станут еще заметнее).
* 'Utterly Confused Category andor Rich Repository?' by G. S. Rousseau in 'Tis Nature's Fault: Unauthorized Sexuality during the Enlightenment, edited by Robert Purks Maccubbin, Cambridge University Press, 1988, 143-144, 165.

@темы: a very British feature, Англия, гомосексуальность

18:43 

Сейчас занята другой темой, но отвлеклась, чтобы написать тут, пока не забыла, еще немного о гомосексуальности в английском театре 1950-х годов (1) — то, что мне показалось наиболее интересным в книге Дэна Ребеллато "1956 год и все такое. Создание современной британской драмы" (1999 г.), где одна из глав посвящена этому вопросу.
Считается, что это время отмечено особым расцветом лицемерия в английском театре, ведь, с одной стороны, гомосексуальность в сороковые и пятидесятые годы была полностью скрыта от внимания общественности, о ней молчали так упорно, что ее словно бы и не существовало, и "нигде это молчание не проявляется так явственно, как в истории театра"(2), с другой стороны, геев в театре было так много, что Йоти Лейн в "Психологии актера" (1959) предполагал, что они даже не являлись в театре меньшинством (3). Лейн цитировал молодого актера, считавшего каждого коллегу по умолчанию геем, пока тот не доказывал обратного, поскольку "я считаю, мне повезло, если среди них [среди членов труппы театра, куда он приходит работать] есть хоть один нормальный мужчина"(3), а также писал: "Многие пожилые актеры, с которыми я обсуждал этот вопрос, единодушно подтверждали, что тридцать лет назад вряд ли было больше одного гея на каждый театр" (3) (что не совсем согласуется с другими воспоминаниями о двадцатых годах). Лейн также писал, что "в результате скандала, получившего особую известность [вероятно, когда был оштрафован Гилгуд (4)], был слух, что гомосексуалистов изгонят из театров", а также появилось предложение запретить им членство в профсоюзе британских актеров, но "это предложение отклонили, представив зрителей, обреченных следующее десятилетие смотреть на пятидесятилетних Ромео"(3).
Дэн Ребеллато пишет: "Эти заявления, конечно, являются преувеличениями, но их нельзя отмести полностью. Геи действительно были влиятельны в английском театре сороковых и пятидесятых годов"(3). Дальше следует список из сорока девяти имен (5), в числе которых популярные драматурги (Терренс Раттиган, Ноэль Коуард, Сомерсет Моэм, Робин Моэм, Питер Шеффер), актеры (Джон Гилгуд, Лоуренс Оливье, Лоуренс Харви, Чарльз Лоутон, Майкл Редгрейв, Эрик Портер, Денхолм Эллиот и т.д.) и другие люди, связанные с театром, после чего автор добавляет: "Это не просто список гомосексуальных и бисексуальных мужчин, это — поименная перекличка одного поколения британского театра"(5). Кстати, он и правда перечислил тех, кто был в расцвете сил в этот период, не назвав тех, кто был звездой сцены раньше (как Эрнест Тесиджер) или позже (как Алан Бейтс).
Примечания

@темы: гомосексуальность, a very British feature, театр

Дневник tes3m

главная