Записи с темой: Литература (список заголовков)
15:24 

Недавно вспомнилось, будто у Т.С.Элиота встречала замечание, что писателю легче отождествить себя с персонажем другого пола, чем другого возраста. Стала искать, где я это видела, и оказалось, что суть не перепутала, только у Элиота эта мысль высказана лишь вскользь: «Мне кажется, что процесс создания важного персонажа двусторонний. Автор может наделить такого героя чертами своего собственного характера, достоинствами и недостатками, склонностью к насилию или нерешительностью, даже странностями, которые знает за собой. Возможно, чем-то не проявившимся в его собственной жизни, о чем даже самые близкие люди не подозревают, и что легче всего передать персонажу такого же темперамента, того же возраста и, в последнюю очередь, того же пола. Эта маленькая частичка самого автора может стать ядром, вокруг которого выстроится жизнь героя. С другой стороны, создавая персонаж, который ему интересен, автор иногда обнаруживает в себе самом нечто созвучное его характеру. Я полагаю, что автор наделяет своих героев какими-то своими чертами, но я также верю, что он сам испытывает влияние характеров, которые создает» ("Три голоса поэзии", цитирую по сборнику статей в русском переводе "Назначение поэзии", 1997).
Не знаю, верно ли это для всех писателей.

@темы: цитаты, литература

11:28 

Из "Правил жизни" Марио Варгаса Льосы: «В пять лет я научился читать. Ничего более важного в моей жизни так и не произошло».
Из его "Нобелевской лекции": «Сегодня, почти через семьдесят лет, я отлично помню то волшебство, с которым слова с книжных страниц превращались в образы, обогащая мою жизнь и ломая барьеры времени и пространства. Вместе с капитаном Немо я преодолел двадцать тысяч лье под водой, плечом к плечу с д'Артаньяном, Атосом, Портосом и Арамисом противостоял интриганам, замышлявшим недоброе против королевы во времена хитроумного Ришелье, перевоплотившись в Жана Вальжана, брел по парижским катакомбам с бесчувственным телом Мариуса на спине…
Чтение превратило мечты в жизнь, а жизнь в мечты: целая литературная вселенная оказалась на расстоянии вытянутой руки от мальчишки, которым я тогда был. Мать рассказывала, что первые мои "пробы пера" представляли собой продолжение прочитанных мною книг, потому что мне было жалко расставаться с героями или не нравилась концовка. Пожалуй, этим же, сам того не сознавая, я занимался всю жизнь: продолжал во времени — по мере взросления и старения — те истории, что наполнили мое детство восторгом и приключениями.
читать дальше

@темы: литература, цитаты

14:18 

Когда-то у меня был сборник переводных статей по теории и истории детективного жанра "Как сделать детектив". Недавно мне захотелось кое-что оттуда перечитать, особенно тот отрывок из "Предисловия к детективной антологии" Дороти Сэйерс, где она пишет о Шеридане Ле Фаню. Я нашла эту статью на сайте Классический детектив: поэтика жанра. На сайте есть и другие тексты — некоторые я раньше не читала (например, эссе У.Х. Одена о детективах— тут приводится пересказ на русском, а также полный текст на английском), а некоторые забыла (эссе Джона Фаулза о Конан Дойле). Мне давно не хочется читать сами детективы (хотя есть и исключения), но то, что пишут о них, мне интересно с детства и до сих пор.

@темы: страшные истории, ссылки, литература

14:56 

Ален о стиле: "По воспоминаниям Толстого я вижу, что в двадцать лет ему уже были известны две вещи, важные для формирования ума: расписание и тетрадь. Идеи придут позже, говорит он. Акт письма мне представляется самым подходящим, чтобы упорядочить и упрочить наши сумбурные мысли. Устная речь для этого куда менее пригодна; и в особенности беседа — нечто прямо противоположное обстоятельному продумыванию. К беседе следовало бы относиться, как католик к мессе. Это не больше чем обмен условными знаками и упражнение в учтивости. В ней нечего искать идей и, главное, незачем их в нее вкладывать. Мне нередко доводилось, высказав какую-нибудь неосторожную мысль, наблюдать, как собеседник причесывает ее по всем правилам политеса, так что от вашей мысли остается одно воспоминание,— поди попробуй потом углуби ее. Форма опечатала содержание. В этих изящных резюме не осталось ничего, кроме стиля. Бойтесь остроумцев; они замкнут в трех строках будущее вашей мысли. ...
Размышлять без плана, избрав своим орудием письмо, лучший способ одержать победу над стилем. Выражение надо найти, а не искать; малейший след поиска формы уродлив. Стоит вам изменить слово ради того, чтобы понравиться, это бросается в глаза... Поэтому мысль каждого человека требует своей формы, и он должен ее найти, но отнюдь не искать. Когда писатель находит нужную форму и чувствует удовлетворение, это прекрасная минута и это — меткое слово. Но счастливое — как удачно сказано! — выражение подобно всякому счастью, оно результат, а не цель. Когда город прекрасен, он прекраснее храма. Но и прекрасный храм всегда строился, как и город, ради цели, которой не было Прекрасное".
(Писатели Франции о литературе. Сборник статей. М., 1978. Стр. 80-81.)

@темы: литература, цитаты

20:48 

П а з о л и н и. Но если мы отнимем у романиста возможность оценивать, то я не знаю, останется ли разница между романом и стихотворением. Если идти этим путем, роман умрет, отождествившись со стихами. Я хочу, чтобы этот вопрос рассмотрел ты, Моравиа.
читать дальше
Судьбы романа. Сборник статей. М., 1975. Стр. 48-49.

@темы: цитаты, литература

17:44 

О Хемингуэе вчера вспомнила не просто так — увидела (благодаря Melina_Divine и Robert R.Ossian) два интервью Майкла Каннингема, в одном, из которых тот сказал, что не очень любит Хемингуэя, "потому что он скрывал свою ориентацию" (кстати, среди моих записей по тэгу Хемингуэй можно найти несколько и о том, кто и по какому поводу говорил нечто подобное раньше), а в другом, что Хемингуэй пишет, как "женщина, которая пытается писать, как мужчина". Отрывок целиком: "Вирджиния Вулф была первым великим писателем, которого я прочитал. Я жил в Лос-Анджелесе, был маленьким, самоуверенным и глупым, и вдруг мне попалась ее книга. И тогда я понял, что может сделать язык, что означают слова «великая книга». Это было как первый поцелуй — после ты целуешь много разных людей, но никогда так, как в первый раз. Вирджиния Вулф научила меня читать и превратила в писателя, именно такого, какой я есть. читать дальше

@темы: литература, Э.М.Форстер, Хемингуэй, Марсель Пруст, Вирджиния Вулф

13:35 

Цитата из Гессе
Когда я читала список книг, рекомендованных Бродским, мне показалось, что я вспоминаю список такого рода, предложенный Германом Гессе. На самом деле это было эссе "Библиотека всемирной литературы". Гессе в нем пишет: "Без претензий на ученый идеал, без пристрастия к полноте, а следуя, в сущности, просто собственному сугубо личному жизненному и читательскому опыту, я попытаюсь здесь описать небольшую воображаемую библиотеку всемирной литературы". Хотя я не могу назвать Гессе любимым писателем, его размышления о литературе мне очень нравятся. Я выписала книги, перечисленные в этом эссе, так что вышел список (для наглядности, а также потому, что люблю такие занятия). Надо иметь в виду, что Гессе, в отличие от Бродского, не касается сочинений философов. Кроме того, он обращается к соотечественникам, поэтому включает книги в свою воображаемую библиотеку, учитывая, что из мировой классики было переведено на немецкий.
Список
читать дальше

@темы: литература, книги, классика

17:07 

aretania показала мне серию книг, в которых последователи американского литературоведа Хэролда Блума учат студентов писать эссе о произведениях классиков ("Bloom's How to Write about..."). Сам Блум написал коротенькие предисловия ко всем изданиям. Мне захотелось перевести одно из них — из книги " Как писать об Оскаре Уайльде":
«Чтобы написать об Оскаре Уайльде, надо вспомнить принцип Хорхе Луиса Борхеса: Оскар всегда прав. Хотя любимым тропом Уайльда была гипербола, его вывернутые наизнанку общие места с замечательным постоянством оказываются сказанными по существу. Блумианский принцип чтения Оскара: воспринимать его юмор серьезно, а его возвышенную серьезность — с юмором, потому что в этом его суть. Человек, который, умирая слишком молодым на чужбине, мог сказать, что смерть ему не по средствам, и пробормотать, что кто-то должен уйти — он или обои*, заслуживает чуткого отклика.
Уайльд — великий комедиограф, особенно в "Как важно быть серьезным", и значительный, хотя и не оригинальный, критик. Как ученик Рескина и Патера, он популяризирует, почти не изменяя, их идеи. Его самый заметный вклад в критику — диалог "Упадок лжи".
Помимо Рескина и Патера, подлинное литературное родство связывает Уайльда с великими творцами викторианского нонсенса — Льюисом Кэрроллом и Эдвардом Лиром. Попробуйте почитать параллельно комедии Уайльда и великие романы Кэрролла об Алисе или сопоставьте критические диалоги Оскара с "Йонги-Бонги-Бо" и "Донгом с Сияющим Носом" Эдварда Лира.
Как ни странно, хотя "Баллада Редингской тюрьмы" метрикой и атмосферой очень напоминает "Балладу о старом мореходе" Кольриджа, тюремная поэма Уайльда на самом деле — порождение мира кэрролловского безумного "романа поиска" "Охота на Снарка". Сравните два эти произведения — результаты вас удивят.
Подвожу итог: мы не можем стать такими, как Уайльд, он превосходит нас гением, но нам нужно писать о нем по возможности в его духе. Общепринятый подход приведет к неудаче. Оскар парадоксален, на него нужно нападать из засады — c коварными уловками и безумными (только на первый взгляд) сопоставлениями.»
Bloom's How to Write about Oscar Wilde by Amy S. Watkin, Harold Bloom, Infobase Publishing, 2009, pр. vii- viii
Отсюда.
*"My wallpaper and I are fighting a duel to the death. One or the other of us has to go." (Ellmann, Oscar Wilde 581)

Как ни странно, я после этого не стала одновременно перечитывать "Балладу Редингской тюрьмы" и "Охоту на Снарка", зато перечитала Эдварда Лира.

@темы: Льюис Кэрролл, Oscar Wilde, литература

20:58 

23.11.2010 в 20:44
Пишет Fidelity:

Drink on writing
"Помните о пианисте, который сказал: "Если я не буду практиковаться один день, об этом буду знать только я, два дня — об этом узнают критики, три — все мои слушатели". Нечто подобное можно сказать и про писателей. Это не значит, что ваш стиль, каким бы он ни был, потеряет форму за эти несколько дней. Случится другое: вас нагонит и попытается отравить реальность. Если вы не будете писать каждый день, яд накопится, и вы начнёте умирать, или сходить с ума, или и то, и другое одновременно.
Вы должны всегда быть пьяны тем, что вы пишете, чтобы реальность вас не уничтожила".
Брэдбери, "Zen in the Art of Writing"

URL записи

@темы: цитаты, литература

16:21 

О романе Брентано "Годви": "Во второй части автор насмехается на чисто романтический лад над первою частью и над нарисованными в ней образами. Годви, герой первой части, отступает на задний план, а его место занимает сам поэт под псевдонимом Марий. Мы узнаем, что поэт только для того, чтобы получить в жены дочь одного из лиц, действующих в первой части, достал переписку, из которой состоит первая часть. Он надеется изданием ее добиться руки своей возлюбленной. Но так как первая часть ему не нравится, то он идет с нею к Годви, главному действующему лицу, чтобы узнать, какие любовные приключения были у него еще. Годви в ужасе читает повествование о своей собственной жизни. С книгою в руке он водит автора по своему саду и говорит, указывая на пруд: "это тот пруд, в который я упал на стр. 266 первого тома" (Георг Брандес в книге "Главные течения в литературе 19 века"*).
*Георг Брандес. Собрание сочинений в 12 томах. Т.3. 1902. стр. 201-202.

@темы: литература, романтизм

17:11 

Набоков об исторических романах

В рецензии на роман Джона Мэйсфилда «Basilissa, a tale of the Empress Theodora» (1940) Набоков пишет: "Сколько путей открывается перед романистом, занимающимся историей? Только три. Он может добиваться расположения уклончивой Музы правдоподобия, стремясь во что бы то ни стало раскопать и расположить в порядке соответствующие факты и детали; он может откровенно позволить себе сочинить фарс или сатиру, воспринимая прошлое как пародию на настоящее; или же, проницая все пределы времени, он может вверить случайно выбранную мумию заботам своего гения — при условии, что он обладает гением."
"С психологической точки зрения небезынтересно полюбопытствовать, почему, ради всего святого, Мэйсфилд вообразил, будто для плетения подобных небылиц ему требуется Византия".

@темы: набоков, литература, история

02:57 

19.03.2010 в 14:34
Пишет Нэт Старбек:

Из Гегеля - про источники сюжетов
...
Первое предложение особенно прекрасно, а "наше время" успешно описывает любую эпоху.
"Особенно в наше время часто приходится слышать жалобы на трудность найти подходящий материал, из которого можно было бы заимствовать нужные обстоятельства и ситуации. читать дальше

URL записи

@темы: литература

18:46 

The SONG is called "WAYS AND MEANS": but that's only what it's CALLED, you know!'

Во время поиска разных значений слов "бурлеск" и "травести" (как литературоведческих терминов) я случайно начала читать статью "Заглавие" в Литературной энциклопедии 1925 года: "ведущее книгу словосочетание, выдаваемое автором за главное книги. ... Заглавие всегда кратко, так как ограничено титульным листом: титульный лист дает как бы микро-книгу, текст — макро-книгу. Как завязь в процессе роста разворачивается постепенно множащимися и длиннящимися листами, так и заглавие постепенно, лист за листом, раскрывается в книгу: книга и есть развернутое до конца заглавие, заглавие же — стянутая до объема двух-трех слов книга."
Тут мне стало интересно, кто так пишет, совсем не похоже на авторов других статей в энциклопедии, посмотрела — оказалось, что С. Кржижановский. Я знала, что он среди авторов, но забыла. Стала искать статью в сети, нашла всю энциклопедию.
Заглавие поступает с словами книги, как книга с вещами и событиями, взятыми ею из пространства и времени: отбирает из многого, в котором главное и не главное даны вместе, лишь немногое, но необходимое. Таким образом, искусство озаглавливания имеет своим материалом текст, т.-е. оно является искусством, направленным на искусство
Литературная энциклопедия:Словарь литературных терминов: В 2-х т. — М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель, 1925.

@темы: слова, литература, ссылки

00:16 

— Почему первым заданием для ваших студентов стало описание эротической сцены?
Мартин Эмис — Потому что это невероятно сложно описать: кое-кто думает, что вообще невозможно. Не найти двух людей, которые воспринимали бы это абсолютно одинаково. Знаете, как при просмотре порнушки, когда то и дело хочется сказать: «Ну не так!».
№1-2 «Что читать», стр.80

@темы: литература

15:33 

*В конце концов не все ли равно, что является "данным", на которое опирается поэт, — история ли, легенда, старинная новеллистика или живая действительность? Что в этом смысле изобрели Шекспир или Вагнер? Едва ли хоть один образ, хоть одно событие. читать дальше
Томас Манн
«Бильзе и я»

@темы: литература

04:08 

01.02.2010 в 02:59
Пишет moody flooder:

Умберто Эко во второй половине эссе "On Some Functions of Literature" (из сборника "On Literature") пишет про фики. Краткий конспект:
Некоторые утверждают, что даже самые устоявшиеся литературные образы сейчас становятся подвижными, теряют форму. Благодаря наступлению эпохи электронного гипертекста, смог стать реальностью феномен свободы литературного творчества. Теперь можно примирить Эмму Бовари с беднягой-Шарлем, написать, как Красная Шапочка встречает в лесу Пиноккио или Владимира Проппа, и т.д. В культуре это уже было (идея Книги Малларме, авангард, джем-сейшны в джазе).
Некоторые утверждают, что гипертекст позволяет спастись от сразу двух притеснений: (1) следования уже кем-то проторенным сюжетам; (2) обреченности на социальное деление между читателями и писателями. Переписывание чужих историй может быть хорошим школьным упражнением (подобно тому, как попытки переложить Шопена на мандолину должны развивать музыкальный слух). Но эти игры не смогут заменить истинной воспитательной функции литературы, не ограниченной передачей моральных идей или формированием эстетического вкуса.
Читать - значит быть охваченным волнением; читать = открывать, что вещи случаются, и всегда случались, в определенной последовательности, каким бы ни было желание читателя. Читатель должен смириться с этим разочарованием, а через него - с Роком. "Неизменные" истории показывают, благодаря нашему желанию изменить судьбу, ее принципиальную неизменность. Поэтому, о чем бы история ни была, она всегда рассказывает и нашу судьбу, и именно поэтому мы ее читаем и любим. Нам нужен этот гнетущий суровый урок. Гипертекст учит нас свободе и креативности: это хорошо, но это - не главное. "Уже написанные" истории учат нас умирать. Одной из главных функций литературы является преподавание уроков о судьбе и смерти. "Возможно, есть у нее и другие функции, но сейчас они не приходят на ум".

URL записи

@темы: fan fiction, Эко, литература

17:32 

«The Children’s book»

Новой роман Антонии Байетт я еще не читала, впервые узнала о нем сегодня отсюда:
«Сюжет новой книги британской писательницы Антонии Байетт невозможно пересказать в двух словах. Редкость, но в данном случае это действительно так: её роман — это история про взросление взрослых и возмужание детей, про золотой век и конец эпохи, про декаданс и фабианство, про ар-нуво и литературную сказку, а ещё про сексуальность, судебный процесс над Оскаром Уайльдом, суфражисток...» В центре романа — детская писательница конца 19-начала 20 века, напоминающая Эдит Несбит.
«Будучи специалистом по британской мифологии и литературной сказке, Байетт, как никто другой, способна порождать странные, тревожные, по-настоящему волшебные вставные сюжеты...»

Стало интересно. В рецензии вспоминают неодобрительный отзыв Байетт о Роулинг, но для меня он не означает ни того, что плоха Роулинг, ни того, что плоха Байетт. читать дальше
"Я не могу выразить, как много значили для меня слова Анджелы Картер, что она выросла на волшебных историях - и они намного для нее намного важнее, чем реалистические повествования. Пока она этого не сказала, мне не хватало смелости думать так же ..."
читать дальше

@темы: литература, викторианцы, английская литература, сказки, цитаты

17:50 

О новом переводе "Комбре" Пруста ( первой части "По направлению к Свану")

«По-русски он мне ужасно не нравился, и я, зная, что оба перевода 'замечательные', считала, что это я терпеть не могу самого Пруста....Пруст не просто самовыражался ..., и читается он не только как поэзия, но и как философия, прочищает и налаживает мозги, уравновешивает и радует и помогает отбрасывать вранье и штампы. И это у него не само так получалось непроизвольно, а он именно этого хотел и добивался.»..."Весна в Фиальте" В. Набокова. Как и у Пруста, пространная фраза держится ритмом, но система сопряжения ее частей сложнее, можно сказать, разнообразнее. Это в какой-то мере объясняется разницей в длине союзов. Сравните французские односложные подчинительные союзы qui-que, от которых можно отталкиваться носком и бежать дальше, и широкие ступени русских "который-которого-без которых" и т. п. Даже наше короткое "что", повторенное несколько раз, придает предложению громоздкую неуклюжесть. Зато в русском есть неведомые французам (в такой функции) тире и двоеточие, гибкая система сочинения, есть средства заменить придаточные предложения причастными или деепричастными оборотами, всякими "и тогда", "ведь". Наконец, в очень большом и сложном предложении можно подхватить какое-то слово, повторить его после запятой и тире - всего не перечислишь.
тут

Смешанные чувства — хочется прочитать, проверить, правда ли, что перевод так хорош, но мучают сомнения: я не знаю французского, не могу сравнить перевод с оригиналом. Поэтому хочется еще и выучить французский.
Пруста я, правда, и так люблю — и по переводам Любимова и Франковского. А переводчица о нем сказала очень хорошо— о том, что он «помогает отбрасывать вранье и штампы».

@темы: французская литература, переводы, литература, Марсель Пруст

15:37 

Читаю эссе Т.Бурмистрова на его сайте
Текст и действительность
...у Флобера уже зарождается та захватывающая воображение игра слоями реальности, которой так будет увлекаться впоследствии другой ученик Флобера (только уже заочный) – Джеймс Джойс. Впрочем, и до Джойса, и до Флобера, эти приемы разрабатывал Гоголь, применяя их иногда очень тонко и изощренно. Его позднее творчество – это целая энциклопедия экспериментов такого рода. Гоголь не пытается, как Флобер, заставить забыть читателя, что он читатель и превратить его в участника игры. Гоголь настолько старательно, а главное, убедительно приучает нас не верить ни одному его слову, что ему становятся позволительны любые несуразности. Точнее, в мире Гоголя никаких несуразностей и не может быть: они воспринимаются скорее как смена уровней реальности, создаваемой текстом, и дорожным указателем здесь, как правило, оказывается усиление иронической интонации.

@темы: литература

19:46 

04.12.2009 в 04:42
Пишет Снарк:

Ауффенберга я не читал. Полагаю, что он напоминает Арленкура, которого я тоже не читал.
(Г.Гейне)

URL записи

@темы: литература, цитаты

Дневник tes3m

главная