21:14 

tes3m
Я думала, как лучше перевести слово Bohemia (с прописной буквы), означающее не географическое понятие, а место, в котором собирается богема (тут это третье значение) и решила посмотреть, как на русский перевели название рассказа О.Генри "A Philistine in Bohemia" (приблизительно можно передать как "Обыватель среди богемы"). В двухтомник, который я читала в детстве, этот рассказ не входит, поэтому я взяла пятитомное собрание 2006 г. Оказалось, что переводчик назвал рассказ просто "Повар". Казалось бы, назвал и назвал, вот и рассказ "Extradited From Bohemia"* у нас широко известен как "Похищение Медоры", а перевод при этом хороший. Но беда в том, что "A Philistine in Bohemia" спойлер В комментариях говорится, что этот рассказ издавался в 1923 в другом переводе под названием "Аристократ". Тоже не очень удачно, но все же терпимо.
Просмотрела весь перевод: оказывается, переводчик зачем-то сократил текст на несколько предложений в трех местах**.
И еще странность: "his raiment was splendid, his complexion olive, his mustache fierce, his manners a prince's" переведено как "одевался он великолепно, цвет лица у него был оливковый, усы у него были свирепые, манеры у него были актерские". Почему "актерские", когда "как у принца"? Дальше О.Генри еще два раза сравнивает своего героя с принцем ("from table to table moved 'Tonio, like a prince in his palace, greeting his guests"; "truly few princes could be so agreeable a host"), но эти предложения как раз из тех, которые переводчик просто исключил из рассказа.
читать дальше

@темы: американская литература, переводы

URL
Комментарии
2014-11-16 в 13:39 

tes3m
Мерри, Вообще-то у меня отношение к переводам Трауберг противоречивое. С одной стороны, многие люблю, с другой — даже некоторые из этих переводов кажутся слишком вольными.

URL
2014-11-16 в 16:43 

Лис
С любовью и всяческой мерзостью
EleonoreD, адаптирован для детского возраста
У меня даже советский "детский Рабле" есть - где гусёнком вытирают не задницу, а нос (впрочем, про задницу и "животное о двух спинах" я всё равно тайком прочитала в родительской библиотеке. :-D).
Но в "Геке" не адаптировали текст как версию для детей, а просто искажали оригинал. В поздней редакции для того, чтобы текст звучал более гладко и благозвучно, местами жертвовали смыслом. И эта версия сейчас перепечатывается.

2014-11-16 в 17:22 

Лис
С любовью и всяческой мерзостью
Пример. В редакции 1958 года:
– Если пятнадцать коров пасутся на косогоре, то сколько из них смотрят в одну сторону?
– Все пятнадцать.

Я с детства не понимала, почему коровы смотрят в одну сторону.
У Марка Твена:
"If fifteen cows is browsing on a hillside, how many of them eats with their heads pointed the same direction?"
"The whole fifteen, mum."

В редакции 1942 года:
— А когда пятнадцать коров пасутся вместе на одном пригорке, то сколько из них едят траву, обратившись головами в одну сторону?
— Все пятнадцать!

Всё понятно! При этом звучит более громоздко.
Наверное, при последующей редактуре смыслом пожертвовали в пользу благозвучности.
А "мэм" выкинули в обеих редактурах.

2014-11-16 в 19:06 

tes3m
Лис, Но разве это разные редакции одного перевода? По-моему, разные переводы. «Если пятнадцать коров пасутся на косогоре, то сколько из них смотрят в одну сторону?» — из перевода Дарузес.
А "мэм" выкинули в обеих редактурах. Интересно, чем им это слово помешало?

URL
2014-11-16 в 20:19 

Лис
С любовью и всяческой мерзостью
Но разве это разные редакции одного перевода? По-моему, разные переводы
А как это разграничивается? Один автор, один редактор... Я правда не знаю.:nope:
Тут уже юридическая сторона важна, как мне кажется.
Интересно, чем им это слово помешало?
Ых. (( Мне кажется, это как раз важно: Гек насторожился, собрался и постарался отвечать максимально правильно и вежливо.

2014-11-16 в 20:28 

tes3m
Лис, Один автор, один редактор. То есть у того перевода 1942 года под редакцией Чуковского переводчик тоже Дарузес? А у перевода Дарузес редактор Чуковский? У меня перевод Дарузес в 6 томе Марка Твена собрания сочинений в 12 томах, 1960 г., там о Чуковском вообще не упоминается.

Мне кажется, это как раз важно: Гек насторожился, собрался и постарался отвечать максимально правильно и вежливо. Да, именно.

URL
2014-11-16 в 20:38 

Лис
С любовью и всяческой мерзостью
у перевода Дарузес редактор Чуковский?
В моей редакции 1958 года именно так. Причем его фамилия была на титульной странице, фамилия переводчицы ютилась где-то в выходных данных, поэтому я её не заметила, а запомнила с детства только Чуковского.

2014-11-16 в 20:40 

tes3m
Нашла в сети издание перевода под редакцией Чуковского 1930 г., причем это уже второе издание.
data.fantlab.ru/images/editions/plus/big/46315_...
Но имена переводчиков нигде не указаны.

URL
2014-11-16 в 20:53 

tes3m
Лис, Но переводы эти совершенно разные, никак не похожие на две редакции одного и того же перевода. Похоже, у того перевода, который издавался раньше, какой-то другой автор или группа авторов. И даже если допустить, что к нему руку приложила молодая Дарузес (о чем я нигде не нашла упоминаний), значит, она потом все сделала совершенно иначе, так что вышел совсем другой перевод.
Вот, например, один и тот же отрывок в этих двух переводах:
«— Ах ты, глупая девочка! Триста долларов на полу не валяются. Далеко он убежать не мог. Это многие говорят, да и я то же думаю. Дня два тому назад я разговорилась с двумя старичками: муж и жена… живут неподалеку. Они, между прочим, рассказывали мне, что Джексонов остров на реке необитаемый остров. А я голову дам на отсечение, что на-днях видела там дымок от костра, и, кто знает, может быть, там-то и скрывается бежавший негр. С тех пор, впрочем, я больше не видела дыма, — может быть, негр уже ушел оттуда; но я все-таки никому об этом не сказала ни слова и решила подождать возвращения моего мужа. Он уехал на два дня по делам с одним приятелем и только сегодня вернулся. Я ему все рассказала, и он хочет пойти сегодня же с одним человеком и обыскать весь остров» (перевод под ред. Чуковского).

и

«– Плохо же ты соображаешь, как я погляжу! Ведь триста долларов на дороге не валяются. Некоторые думают, что негр и сейчас где-нибудь недалеко. Я тоже так думаю, только помалкиваю. На днях я разговаривала со стариком и старухой, что живут рядом, в бревенчатом сарае, и они сказали, между прочим, что никто никогда не бывает на том вон острове, который называется остров Джексона.
– Разве там никто не живет? – спрашиваю я.
– Нет, говорят, никто не живет. Я больше ничего им не сказала, только призадумалась. За день или за два до того я там как будто видела дым, на верхнем конце острова; ну, думаю себе, этот негр скорее всего там прячется; во всяком случае, думаю, стоило бы весь остров обыскать. С тех пор я больше дыма не видела, так что, может, негр оттуда уже ушел, если это был он. Мой муж съездит и посмотрит вместе с одним соседом. Он уезжал вверх по реке, а сегодня вернулся два часа назад, и я ему все это рассказала» (перевод Н.Дарузес).

URL
2014-11-16 в 21:03 

tes3m
В оригинале: "Well, you're innocent, ain't you! Does three hundred dollars lay around every day for people to pick up? Some folks think the nigger ain't far from here. I'm one of them—but I hain't talked it around. A few days ago I was talking with an old couple that lives next door in the log shanty, and they happened to say hardly anybody ever goes to that island over yonder that they call Jackson's Island. Don't anybody live there? says I. No, nobody, says they. I didn't say any more, but I done some thinking. I was pretty near certain I'd seen smoke over there, about the head of the island, a day or two before that, so I says to myself, like as not that nigger's hiding over there; anyway, says I, it's worth the trouble to give the place a hunt. I hain't seen any smoke sence, so I reckon maybe he's gone, if it was him; but husband's going over to see—him and another man. He was gone up the river; but he got back to-day, and I told him as soon as he got here two hours ago."

URL
2014-11-16 в 23:15 

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
tes3m,

перевод, как известно, как любовница - либо красив, либо верен ;)
Все до определенной степени, конечно, но из двух крайностей лучше красивый, потому что уродливый текст в худлите нет никакого смысла читать, лучше сразу оригинал. Равных Трауберг в плане владения РУССКИМ языком среди переводчиков с английского - по пальцам одной руки перечесть. У молодых попросту словарный запас очень ограничен. Когда читаешь свежие переводы, видишь там все те же ошибки, о которых сто раз было и у Чуковского, и у Галь: переводим одно слово одним словом, самым похожим. В результате, к примеру, Холмс использует слово "нормальный" вместо "обыденный" или "привычный", и весь викторианский стиль летит к чертям.

А некоторые переводы еще и устаревают, к сожалению. Особенно близкие к разговорной речи. Марка Твена в переводе Чуковского я уже в детстве читать не могла. Язык Дарузес был "мой", язык Чуковского - уже нет.
Или вот "Над пропастью во ржи" - я нежно люблю перевод Галь, но очевидно же, что та же знаменитая "вся эта петрушка" морально устарела уже лет тридцать как. Я ее еще приму как некий отзвук ретро, но мой сын, когда вырастет, уже точно не прочувствует этот текст как "свой".

2014-11-16 в 23:34 

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
tes3m,

А "мэм" выкинули в обеих редактурах. Интересно, чем им это слово помешало?

Тем, что шестилетний (к примеру) русский ребенок не знает, что такое "мэм". Я читала "Тома Сойера" в шесть лет. И, естественно, мне был ближе перевод Дарузес, где Том к тетке обращается на "вы" и "тетя" - это абсолютно по-русски и абсолютно корректно передает смысл и стиль оригинала, при этом в нем нет лишних непонятных реалий. Точно так же в английском следует опускать "сэр" при обращении в половине случаев - вообще достаточно обращения на "вы". Это просто лишняя для текста энциклопедическая нагрузка.

Гек фразой ниже говорит "сударыня" - этого более чем достаточно, чтобы показать его вежливость и скованность.

Лис,

О, а что именно понятно из второго перевода и непонятно из первого? По-моему, они по смыслу идентичны. Потому что "пастись" = "есть траву". Просто убран ненужный повтор. И от этого никак не становится понятнее, почему они все едят головой в одну сторону! :lol:

2014-11-17 в 16:21 

tes3m
Мерри, но из двух крайностей лучше красивый, потому что уродливый текст в худлите нет никакого смысла читать, лучше сразу оригинал. Равных Трауберг в плане владения РУССКИМ языком среди переводчиков с английского - по пальцам одной руки перечесть. Ну да, поэтому я и не могу ее разлюбить, несмотря ни на что. Вот ведь Чуковский вспомнил добрым словом (хотя в других случаях и ругал) даже переводы Иринарха Введенского из Диккенса, потому что «он единственный из старых переводчиков приблизил нас к его творчеству».
Тем, что шестилетний (к примеру) русский ребенок не знает, что такое "мэм". Вот как раз и узнал бы. Потом все равно "мэм" и "сэр" будут попадаться в книгах и фильмах. В отрывке из "Отверженных", который издавался отдельно под названием "Козетта", есть, например, монетка в пятнадцать су, которую Козетта роняет в колодец. И детям это не мешает, хотя эту книгу читают и раньше шести лет. Специально и издано для маленьких. А ведь перевод "Приключений Геккльбери Финна", включенный в двенадцатитомное собрание сочинений Марка Твена, не может предназначаться только для шестилетних. Какое-нибудь адаптированное издание — допустим (хотя сама я всегда любила читать не адаптированные книги), но не перевод, который будут читать все. Это такая книга, которая может быть интересна человеку в любом возрасте. Зачем ее изначально приспосабливать к восприятию самых маленьких, не предлагая альтернативы в виде точного перевод? Вот вы и сами сожалеете (и я тоже), что в плохих переводах пропадает атмосфера эпохи, а слово "мэм", по-моему, тут не лишняя реалия, поскольку передает почтительный тон, принятый при обращении младшего к старшему. И я согласна с Лис, что в том отрывке эта деталь показывает, что Гек насторожился, собрался и постарался отвечать максимально правильно и вежливо. Одного "мэм" (или уж "сударыня"), по-моему, недостаточно, если Гек их повторяет в конце каждого ответа.
А насчет "пасется" я сперва тоже так подумала, но потом все же усомнилась: если это ненужный повтор, он есть у самого Марка Твена (в оригинале и browsing, и eats), но мне нравится, когда переводчик старается написать так же (насколько это возможно), а не лучше, чем в оригинале. Кроме того, шестилетний ребенок может не только не знать, что такое "мэм", но и не совсем верно понимать слово "пастись". Мне вот, помню, когда-то казалось, что это значит просто "бродить по лугу" (о скоте), а не "передвигаясь, отыскивать корм."

URL
2014-11-17 в 16:35 

tes3m
перевод Дарузес, где Том к тетке обращается на "вы" и "тетя" Так он и у Твена говорит "aunt", а не "ma'am", обращаясь к тете.

URL
2014-11-17 в 18:13 

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
tes3m,

Потом все равно "мэм" и "сэр" будут попадаться в книгах и фильмах.

И минимум в половине случаев будут попадаться зря. Просто потому, что переводчик не напрягся. Я стою на том, что везде, где можно обойтись без заимствования, нужно обойтись.

Между "мэм" и монеткой в 15 су есть боьшая разница. Монетка - это объективная реалия материального мира. С ними нужно обращаться довольно осторожно, на этот счет существует тьма противоречивых тенденций, в зависимости от контекста и цели. Но "мэм" и "сэр" - это не реалии Англии, это элементы английского языка, такие же как "хау ду ю ду" - мы же не вставляем в русский язык чужие формулы приветствия и тому подобное? А ведь их в английском великое множество. Замусоривать ими русский художественный текст - скорее дурная привычка.

Атмосферу эпохи нужно передавать русскими соответствиями аналогичного времени и стиля. Излишние иностранные вкрапления как раз разрушают атмосферу, ибо превращают текст в двуязычный винегрет.

Одного "мэм" (или уж "сударыня"), по-моему, недостаточно, если Гек их повторяет в конце каждого ответа.

Пожалуй, можно было бы добавить еще одно-два, усугубив эффект. Хотя в общем и целом как раз излишки "мэм" создают по-русски такой эффект, а в оригинале это абсолютно автоматическое обращение. Как "вы" по-русски.

Вообще в английском обращения употребляются во много раз чаще, чем по-русски, и обычно их количество следует сокращать минимум на треть, если не вполовину, так как иначе выходит неестественно. По сути, это то же явление, что бесконечные "взялся своми руками за свою голову", только менее бросающееся в глаза.

Вот еще характерный пример. В куче фильмов, книг и игр про армию американские солдаты все время говорят "да, сэр/мэм", создавая диковатый эффект а-ля Бэрримор. Между тем, это просто уставное обращение. По-русски правильно просто перевести "Так точно" или "Есть".

А насчет "пасется" я сперва тоже так подумала, но потом все же усомнилась: если это ненужный повтор, он есть у самого Марка Твена (в оригинале и browsing, и eats), но мне нравится, когда переводчик старается написать так же (насколько это возможно), а не лучше, чем в оригинале

А вот так рассуждать нельзя. Потому что закономерности повторов и вообще устройство языка разное. То, что допустимо в английском, запрещено в русском категорически. По-английски можно в пределах целой страницы говорить про персонажа "he", если его нельзя перепутать. По-русски это невероятно плохо. У нас совсем другие ограничения на способы именования объектов. То же касается повторов лексики: то, что в английском допустимо, в русском просто запрещено (например, обходиться одним глаголом say в словах автора на протяжении нескольких страниц). Это еще и связано с тем, что русская грамматика гораздо более гибкая и позволяет менять порядок слов и опускать глаголы. А уж сочетаемость совсем разная.

"If fifteen cows is browsing on a hillside, how many of them eats with their heads pointed the same direction?"

В этой фразе перед предложной группой "with their heads" обязан быть глагол. Eats - самый подходящий, он просто заменяет глагол "пастись", который уже был. При этом спрашивают, конечно, не про еду, а про то, куда обращена голова у коров; по-русски для этого есть прекрасный глагол "смотреть": "дом смотрит на дорогу" и т.п. Разумеется, это не про глаза вообще, а про то, куда объект повернут лицевой стороной. А вот по-английски нет такого значения у look.

Если очень хочется буквализма, можно было бы сказать "сколько из них повернутся головой в одну сторону", но это неуклюже.

Так он и у Твена говорит "aunt", а не "ma'am", обращаясь к тете.

Не-а.

Вот перевод Чуковского:

— Том, — сказала она, — в школе сегодня небось было жарко?
— Да, 'м.[2]
— Очень жарко, не правда ли?
— Да, 'м.
— И неужто не захотелось тебе, Том, искупаться в реке?
Тому почудилось что-то недоброе — тень подозрения и страха коснулась его души. Он пытливо посмотрел в лицо тёти Полли, но оно ничего не сказало ему. И он ответил:
— Нет, 'м… не особенно.

И в сноске еще объясняется, что такое это . В результате без сноски текст вообще не читается по-русски. Ср. у Дарузес:

– Том, в школе было не очень жарко?
– Нет, тетя.
– А может быть, очень жарко?
– Да, тетя.
– Что ж, неужели тебе не захотелось выкупаться, Том?
У Тома душа ушла в пятки – он почуял опасность.
Он недоверчиво посмотрел в лицо тете Полли, но ничего особенного не увидел и потому сказал:
– Нет, тетя, не очень.

Художественный текст в переводе не должен быть энциклопедией чужих языковых реалий. Для этого есть специальные энциклопедические издания, аннотированные, а также оригинал. Художественный текст должен быть самодостаточен для чтения на языке перевода, за исключением тех случаев, когда совсем-совсем нет средств передать стиль речи. Но средства есть почти всегда. Только разве что узкоспециальный сленг, диалектизмы и акценты плохо передаются.

2014-11-17 в 18:36 

tes3m
Не-а.

Вот перевод Чуковского:

— Том, — сказала она, — в школе сегодня небось было жарко? — Да, 'м.[2] — Очень жарко, не правда ли? — Да, 'м. — И неужто не захотелось тебе, Том, искупаться в реке? Тому почудилось что-то недоброе — тень подозрения и страха коснулась его души. Он пытливо посмотрел в лицо тёти Полли, но оно ничего не сказало ему. И он ответил: — Нет, 'м… не особенно.


А, ясно, а я посмотрела самое начало романа, там:
"Nothing! Look at your hands. And look at your mouth. What is that truck?"
"I don't know, aunt."
"Well, I know. It's jam—that's what it is. Forty times I've said if you didn't let that jam alone I'd skin you. Hand me that switch." ...
"My! Look behind you, aunt!"

А уже дальше начинается:
"Tom, it was middling warm in school, warn't it?"
"Yes'm."
"Powerful warm, warn't it?"
"Yes'm."

Вот тут даже и не знаю, что лучше. С одной стороны, вроде бы это "'м" и не нужно (в отличие от обращения "мэм" в том разговоре Гека с женщиной) и действительно выглядит элементом английского языка, механически перенесенным в русский текст. Но с другой стороны, читающий на английском видит, что сперва Том звал тетю тетей, потом перешел на "'m", а у Дарузес все время "тетя", никакой разницы. Конечно, какие-то оттенки неизбежно должны исчезнуть при переводе, но, на мой взгляд, чем больше сохранится, тем лучше.

URL
2014-11-17 в 19:13 

tes3m
Я стою на том, что везде, где можно обойтись без заимствования, нужно обойтись. Но я не думаю, что в случае с "мэм" и "сэр" можно было обойтись без заимствования. Я не согласна, что "мэм" и "сэр" или некоторые другие обращения ("милорд", "синьор" и т.д.) в переводе излишни, подобны "хау ду ю ду" и их надо либо переводить, либо пропускать. Эти слова теперь вполне привычны и без них трудно обойтись при переводе. В одной серии "Симпсонов" какой-то пожилой незнакомец обиделся на то, что Барт ответил на его вопрос просто "да" или "нет", не добавив "сэр". "В мое время мальчики, отвечая взрослому, добавляли "сэр", — сказал он. "Добро пожаловать в мое время", — ответил Барт. А в других случаях в "Симпсонах" и современные дети говорят "сэр" и "мэм", и это не лишние слова в переводе, т.к. они демонстрируют настоящую или притворную вежливость и иногда вызывают замечания вроде "А ты хорошо воспитан" и т.п.
закономерности повторов и вообще устройство языка разное. То, что допустимо в английском, запрещено в русском категорически. Да, но я не вижу, чтобы это было именно так в случае с тем предложением о пасущихся коровах. На мой взгляд, слово "есть" не обязательно должно там отсутствовать. Можно было бы его сохранить.
Художественный текст в переводе не должен быть энциклопедией чужих языковых реалий. Да, и я с этим согласна, но мы, видимо, по-разному видим, где проходят границы между теми реалиями, которые нужно сохранять при переводе, и теми, которые уже лишние.)

URL
2014-11-17 в 20:52 

Лис
С любовью и всяческой мерзостью
Мерри, И от этого никак не становится понятнее, почему они все едят головой в одну сторону!
Понятнее - есть, когда хвост выше головы, неудобно, поэтому коровы в процессе поднимаются по косогору. :D А я в детстве читала "сколько из них смотрят в одну сторону", представляла, как коровы подняли головы и уставились куда-то, и восхищалась, как Гек хорошо разбирается в тайнах коровьей души.:-D
tes3m, Мерри, какой интересный у вас диалог! :)

2014-11-17 в 21:45 

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
tes3m,

Эти слова теперь привычны именно потому, что их слишком много в переводах, они перенесены механически. С переводом фильмов и мультфильмов есть отдельная проблема - необходимость вписаться в тайминг при дубляже. Это рождает довольно много полупереводов: все, кто работает с озвучкой, знают, что приходится иногда мириться с неуклюжестью.

Если бы речь шла о книге, то в примере из Симпсонов следовало бы по-русски обыграть переход на ты или хотя бы какое-нибудь "угу" или еще какое просторечие. А в одергивании, соответственно, что-то вроде "в мое время мальчишки не позволяли себе тыкать/грубить взрослым".

Все примеры, которые вы приводите, - слишком буквальный перевод. А главное, такая точность в большинстве случаев бессмысленна, так как почти никогда набор ассоциаций у двух слов из разных языков не совпадает. Более того, он не совпадает и у заимствований.

Повторюсь: безусловно заимствованные в русский язык "сэр" и "мэм" создают более сильный эффект вежливости, чем в оригинале. В частности, потому, что у нас таких обращений нет, и они всегда выглядят акцентированно, утрированно. А в оригинале в большинстве случаев это совершенно незаметная, нейтрально-вежливая форма. В точности как наша разница ты/вы, зависящая от социальной иерархии. Учитывая, что без нее и так не обойтись, добавлять еще и обращение в большинстве случаев попросту стилистически некорректно - степень эффекта меняется.

Ее следует подчеркивать только тогда, когда в оригинале резко меняется стиль общения либо обыгрывается граница, как в примере из Симпсонов.

Лис,

Понимаю. Возможно, тут как раз индивидуально: по-разному понимается глагол "смотреть". В конце концов, языковые привычки у нас у всех немного разные, а перевод Дарузес уже тоже немолод :) Я готова признать, что, возможно, это значение уже не для всех очевидное.

Я тут ребенку читала на память "Мойдодыра" и другие и как-то вдруг отметила, что половину бытовой лексики оттуда уже наше-то поколение видело только в этих стихах, а уж наши городские дети вообще не поймут, о чем речь. Какие теперь гамаши да умывальники! Что такое вакса? А зубной порошок? А лохань?..

2014-11-18 в 18:11 

tes3m
Мерри, Все примеры, которые вы приводите, - слишком буквальный перевод. На мой взгляд, просто точный. Мне нравится, что сохранилась конкретная деталь — слово "сэр", которое, по мнению пожилого человека, мальчик должен добавлять, разговаривая со взрослым мужчиной. Замена вроде "в мое время мальчишки не позволяли себе грубить взрослым" мне кажется слишком общей — ну, как если бы фразу "в мое время дамы не ходили без перчаток и шляпок" заменили на "в мое время дамы не позволяли себе такой небрежности в одежде". Но вариант "не позволяли себе тыкать взрослым" мне еще больше не нравится. По-моему, это не лучше, чем заставлять англичанина говорить "ехать в Тулу со своим самоваром" (пример, который приводил Чуковский).
безусловно заимствованные в русский язык "сэр" и "мэм" создают более сильный эффект вежливости, чем в оригинале. В частности, потому, что у нас таких обращений нет, и они всегда выглядят акцентированно, утрированно. А в оригинале в большинстве случаев это совершенно незаметная, нейтрально-вежливая форма. В точности как наша разница ты/вы, зависящая от социальной иерархии. Учитывая, что без нее и так не обойтись, добавлять еще и обращение в большинстве случаев попросту стилистически некорректно - степень эффекта меняется. Я не ощущаю в таких случаях в переводе утрированности и более сильного эффекта вежливости, чем в оригинале. То, что у них есть такие обращения, для меня просто особенность их повседневной жизни, как и, например, то, что у нас есть обращение к знакомым по имени-отчеству (в добавление к "вы"), а вот к незнакомым никак вежливо не обратишься (приходится говорить "извините").

URL
2014-11-18 в 23:41 

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
tes3m,

Насчет "тыкать", пожалуй, соглашусь, это я сгоряча - действительно русизм (для английского языка). Но вставлять постоянно "сэр" - точно такая же ошибка, только в обратную сторону.

То, что у них есть такие обращения, для меня просто особенность их повседневной жизни, как и, например, то, что у нас есть обращение к знакомым по имени-отчеству (в добавление к "вы"), а вот к незнакомым никак вежливо не обратишься (приходится говорить "извините").

Это особенность языка. И переносить ее буквально в другой язык - это тоже самое, что калькировать устойчивые выражения вместо поиска адекватного аналога.

Я не ощущаю в таких случаях в переводе утрированности и более сильного эффекта вежливости, чем в оригинале.

Но это объективно так. Просто потому, что по-русски почти нигде вы не можете избежать других, свойственных нашему языку маркеров вежливости. Того же "вы". Таким образом, вы используете вдвое больше маркеров вежливости, чем в оригинале. Получается избыточность.

Я понимаю, что вам интересны детали быта и культуры - но цель художественного текста принципиально другая. Он может служить справочником только постольку поскольку. И перевод должен быть подчинен основной цели - создание аналогичного художественного произведения на другом языке. И к нему должны предъявляться все требования русского языка.

Грубо говоря, переведенный текст должен быть таким, чтобы вам никогда не пришло в голову, что это перевод, если бы вы не знали имени автора.

2014-11-20 в 00:30 

tes3m
Мерри, Это особенность языка. И переносить ее буквально в другой язык - это тоже самое, что калькировать устойчивые выражения вместо поиска адекватного аналога. Но это совсем не такая же особенность языка, как устойчивые выражения. Это реалии, к тому же давно знакомые русским читателям и зрителям. Они помогают воссоздать атмосферу места и времени. Обращение "гражданин" и "гражданка", например, у Зощенко, это такая же черта изображаемой им жизни, как коммунальные квартиры, а "сударь" и "сударыня" — черты русской дореволюционной жизни. То, что у нас сейчас нет подобной формы обращения к собеседнику, особенность нашей жизни (причем неудобная — помню, когда я училась в школе, в "Литературной газете" обсуждалось предложение В.Солоухина вернуть слова "сударь" и "сударыня", потому что непонятно, как обращаться к незнакомым), а то, что у американцев такие слова есть — особенность их жизни, и не вижу причин, почему она не должна быть отражена в переводе.
Просто потому, что по-русски почти нигде вы не можете избежать других, свойственных нашему языку маркеров вежливости. Того же "вы". Таким образом, вы используете вдвое больше маркеров вежливости, чем в оригинале. Получается избыточность. По-моему, нет, потому что обращение на "вы" воспринимается просто как неизбежное сопровождение слов "сэр" и "мэм" в переводе на русский и само по себе не привлекает внимания. Я не чувствую, что, например, что фраза полицейского "Это ваш ребенок, мэм?" намного вежливее, чем его же "Осторожнее, мэм". Но даже если это просто я не чувствую, а избыточность в таких случаях возникает, это не имеет отношения к примеру, с которого началось обсуждение, ведь Гек Фин в переводе не говорит той женщине "вы". Он просто выпаливает: "Все пятнадцать!" вместо почтительного "The whole fifteen, mum."

Мне нравится, что переводчики сделали слова "сэр" и "мэм" привычными, ведь если бы не это, пришлось бы голову ломать, чтобы перевести простейшие вещи. Вроде такого диалога:
Учитель: Где твой учебник?
Ученик: Потерял.
Учитель (поправляет) "Потерял, сэр".
Или опять пример из "Симпсонов": дети находят кассету со старой записью, включают — на экране появляется военный, который говорит: "Если вы смотрите эту кассету, значит вы президент США, сэр". Подумав, добавляет: "Или мэм". Еще чуть подумав: "Надеюсь, что сэр". Еще вспомнилось, как Гомер Симпсон говорил: «Может, хоть однажды мне скажут "сэр", не добавив при этом "не устраивайте скандала в общественном месте"».
Мне бы не хотелось, чтобы переводчик в этих случаях изобретал что-то другое, заменяющее слова "сэр" и "мэм".

но цель художественного текста принципиально другая. Он может служить справочником только постольку поскольку. И перевод должен быть подчинен основной цели - создание аналогичного художественного произведения на другом языке. И к нему должны предъявляться все требования русского языка. С этим я и не спорю. Я вовсе не хочу, чтобы художественное произведение рассматривали как справочник или чтобы текст какого-нибудь мастера стиля в переводе стал косноязычным. Но хочется, чтобы переводчики при этом и смысл передавали настолько верно, насколько это возможно. И я, конечно, понимаю, что в каждом конкретном случае взгляды на то, как сочетать красоту и точность, могут очень расходиться.

URL
2014-11-20 в 17:40 

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
tes3m,

Это языковые реалии. И правила их употребления отличаются от похожих в русском языке. Вопрос даже не в том, соответствует ли "мэм" "сударыне" или "мисс" - "барышне" по семантике. Есть еще и тот момент, что правила употребления таких обращений в разных языках разные. Ставя в русском тексте "мэм" там же, где в английском, вы совершаете такую же ошибку, как человек, который переносит запятые или заглавные буквы из оригинала.

Он просто выпаливает: "Все пятнадцать!" вместо почтительного "The whole fifteen, mum."

Так в том и дело, что тут нет "почтительности". Она появляется, если ориентироваться на русскую интерпретацию обращений. А по-английски это скорее нейтрально-вежливо (если до и после идет стиль беседы, аналогичный нашему обращению на "вы").

Чтобы это проверить, нужно просто представить, как ответит в этой ситуации вежливый ребенок на РУССКОМ языке. И тогда это будет звучать естественно.

Если русский ребенок ответит просто спокойным тоном "все пятнадцать", это будет абсолютно нормально. И не нужно тут велосипеда изобретать :)

Кстати, в оригинале, если уж быть точным, совсем не "мэм" (ma'am), а специфический его вариант для южных штатов - mum. В "Гекельбери Финне" вообще тьма негритянского жаргона. Так что о реальной культурологической точности перевода все равно речи не идет, как ни старайся.

2014-11-20 в 21:55 

tes3m
Мерри, Ставя в русском тексте "мэм" там же, где в английском, вы совершаете такую же ошибку, как человек, который переносит запятые или заглавные буквы из оригинала. По-моему, совсем не похоже. Там это действительно ошибка — перенос правил одного языка в другой. Возможно, есть и такие случаи, когда по-английски обращение уместно, а по-русски было бы неуместно, но такие случаи нужно обсуждать отдельно. А чаще всего обращение, которое есть в оригинале, нужно и в переводе. Если служанка отвечает хозяйке "Да, мэм", можно перевести "Да, сударыня" или "Да, мэм", но не просто "Да". Если молодой человек сперва называет девушку "мисс Уилсон", а потом начинает звать ее по имени, это тоже нужно сохранить. То, как люди обращаются друг к другу, почти всегда может что-то сказать читателю и о стране, и о времени, и об их общественном положении или отношениях между ними.
Так в том и дело, что тут нет "почтительности". Она появляется, если ориентироваться на русскую интерпретацию обращений. А по-английски это скорее нейтрально-вежливо ( Я написала о почтительности, потому что если бы мальчик или девочка в том мире, который описывает Марк Твен, не употребил обращение "мэм" или "сэр", обращаясь к старшему, его упрекнули бы в непочтительности, но пусть это называется вежливостью. Однако я не понимаю, почему при переводе нужно исключить слово, указывающее на то, что это именно вежливый ответ. Это ведь книга о мире, где дети должны обязательно использовать вежливые обращения, когда говорят со взрослыми (а еще там считается, что "пожалеешь розги — испортишь ребенка", женщины всегда носят длинные юбки и есть рабы). "Все пятнадцать!" — так Гек мог ответить Джиму или Тому.
Чтобы это проверить, нужно просто представить, как ответит в этой ситуации вежливый ребенок на РУССКОМ языке. И тогда это будет звучать естественно. Если русский ребенок ответит просто спокойным тоном "все пятнадцать", это будет абсолютно нормально. Для него — нормально. Но почему Гек должен говорить так, словно он современный русский ребенок или даже русский ребенок XIX века? В "Гекельбери Финне" вообще тьма негритянского жаргона. Так что о реальной культурологической точности перевода все равно речи не идет, как ни старайся. Ну да, чужие диалекты и жаргон почти не возможно передать, с этим приходится смириться, но мне бы хотелось, чтобы в переводе все-таки сохранялся колорит места и времени, насколько это вообще возможно.

URL
2014-11-21 в 17:36 

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
tes3m,

А чаще всего обращение, которое есть в оригинале, нужно и в переводе.

Вы здесь ошибаетесь капитально. Я это говорю и как лингвист, и как переводчик с 15-летним стажем. Общее число обращений в русском языке и правила их употребления совершенно не совпадают с английским. Это очень распространенная ошибка, в том числе переводческая, - считать, что если есть близкое по словарному значению слово, то оно употребляется точно так же.

Возьмите как-нибудь непереводные русские тексты для интереса и что-нибудь на английском. И подсчитайте :) Или понаблюдайте за тем, сколько и когда вы используете обращения в русской речи.

Однако я не понимаю, почему при переводе нужно исключить слово, указывающее на то, что это именно вежливый ответ.

Потому что по-русски вежливость передается другими средствами. В этом и состоит искусство перевода - передавать ДРУГИМИ средствами (наиболее естественными для целевого языка) то, что передано в языке источника.

Но почему Гек должен говорить так, словно он современный русский ребенок или даже русский ребенок XIX века?

Потому, что при переводе создается РУССКИЙ текст, а не подстрочник к английскому. Естественно, какие-то экзотизмы допустимы. Но их должно быть минимально возможное число - как раз для для создания колорита, и уж точно не столько, сколько в оригинале.

В этом примере с Геком можно оставить, но можно и опустить. И никакой смысловой и стилистической потери при этом не происходит. Есть места (как в Симпсонах), где я бы поиграла с более естественными для русского языка вещами, но можно и оставить (что-то нужно в любом случае). А есть места (и их в среднем не менее 50% от английского), где просто надо опускать.

Я напоминаю: мы начали с того, зачем переводчик убрал "мэм". Я объясняю: затем, что по правилам русского языка здесь не нужно обращение и без него можно в контексте прекрасно обойтись. Конкретно тут - не ошибка, но избыточность. И переводчик в своем праве полностью.

2014-11-21 в 20:42 

tes3m
Мерри, Это очень распространенная ошибка, в том числе переводческая, - считать, что если есть близкое по словарному значению слово, то оно употребляется точно так же.Возьмите как-нибудь непереводные русские тексты для интереса и что-нибудь на английском. И подсчитайте :) Или понаблюдайте за тем, сколько и когда вы используете обращения в русской речи. Вот как раз поэтому я и написала Возможно, есть и такие случаи, когда по-английски обращение уместно, а по-русски было бы неуместно, но такие случаи нужно обсуждать отдельно. Не вижу, каким образом это имеет отношение к конкретному случаю — ответу Гека Финна. И, разумеется, я никогда не писала "если есть близкое по словарному значению слово, то оно употребляется точно так же".

Потому что по-русски вежливость передается другими средствами. В этом и состоит искусство перевода - передавать ДРУГИМИ средствами (наиболее естественными для целевого языка) то, что передано в языке источника. Вы же не хотите сказать, что вежливость по-русски передается исключительно другими средствами? И что вежливые обращения "сударь","сударыня", "барышня" и т.п. неестественны для русского языка? В некоторых культурах действительно есть такие обычаи, которые не имеют аналогов в русском (например, манера пренебрежительно говорить о своей жене при гостях, о которой Алексеев в "примечаниях переводчика" к рассказам Пу Сун-Лина пишет так: «... моей дубине - то есть моей жене. Русский перевод приблизительно передает уничижительное (но исключительно с точки зрения литературной и вообще вежливой проформы, не принимаемой, конечно, всерьез) китайское выражение "человек, сделанный из дикого терновника", соответствующее реальному: моя жена») и вот для них-то переводчику гораздо сложнее найти соответствующие средства выражения, но это не тот случай.
Но это лишь одна сторона вопроса. Дело не только в том, что на разных языках вежливость передается другими средствами. В разные эпохи у разных народов вежливость тоже проявляется по-разному, к ней предъявляются разные требования. Где-то отношения между людьми жестко ритуализованы, существуют разные виды поклонов и т.д. Все это отражается в литературе, все это должен попытаться передать переводчик. Ради этого и заимствуются слова ("мэм", "мессир", "эфенди") или подыскиваются аналоги.
Потому, что при переводе создается РУССКИЙ текст, а не подстрочник к английскому. Ну да, русский текст, но об американском мальчике, живущем в XIX веке.
В этом примере с Геком можно оставить, но можно и опустить. И никакой смысловой и стилистической потери при этом не происходит. Именно в этом примере мне все-таки кажется, что лучше сохранить это слово. И вообще сохранять там, где "можно оставить, но можно и опустить", а опускать только там, где фраза в переводе с этим "мэм" и "сэр" окажется неблагозвучной и неуклюжей. Если люди постоянно добавляют обращение, это не только черта языка, это и черта культуры. Нельзя просто так исключить то, что обнаруживает разницу в этикете, и считать, что ничего не изменилось. А ваш совет (данный раньше) вводить такие слова «только тогда, когда в оригинале резко меняется стиль общения либо обыгрывается граница», тоже, по-моему, не всегда подходит. Иногда такое обыгрывание имеет смысл только в контексте всей книги. Скажем, учительница, к которой ученики все время обращались со словом "мэм", уходит с работы, попадает в среду хиппи, отвыкает от этого обращения, а потом, услышав его от полицейского, вспоминает детей — это понятно в оригинале, понятно и в переводе, если переводчик не выкидывал постоянно слова "мэм", считая, что оно ни к чему.

И переводчик в своем праве полностью. Ну да, вполне. То, что я предпочитаю более буквалистские переводы (и мне хотелось бы больше таких с незнакомых мне языков), не означает, что все другие переводы я считаю плохими. Тут я согласна с Михаилом Гаспаровым: «Классические произведения мировой литературы - особенно чужих нам цивилизаций - заслуживают того, чтобы существовать на русском языке в нескольких вариантах: для более широкого и для более узкого круга читателей»;
«Буквализм - не бранное слово, а научное понятие. Тенденция к буквализму - не болезненное явление, а закономерный элемент в структуре переводной литературы»;
«Перевод "вольный" стремится, чтобы читатель не чувствовал, что перед ним - перевод; "буквалистский" стремится, чтобы читатель помнил об этом постоянно. Перевод "вольный" стремится приблизить подлинник к читателю и поэтому насилует стиль подлинника; перевод "буквалистский" стремится приблизить читателя к подлиннику и поэтому насилует стилистические привычки и вкусы читателя. (Насилие над подлинником остается ощутимым лишь для неширокого круга лиц, способных сверить перевод с подлинником; насилие над привычным стилем, или, как часто демагогически выражаются, над "родным языком", ощутимо для всех читателей, и поэтому протест против него имеет возможность прорываться чаще и громче.) Перевод "вольный" стремится расширить круг читательских знаний об иноязычных литературах. Перевод "буквалистский" стремится расширить круг писательских умений за счет художественных приемов, разработанных в иноязычных литературах».
www.philology.ru/linguistics1/gasparov-88.htm

URL
2014-11-24 в 17:14 

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
tes3m,

Я прошу прощения, мне кажется, я уже начинаю утомлять своим занудством :) К тому же сейчас Тим болеет, я не успеваю ничего. Если еще будет желание, давайте продолжим позже, хорошо?

Два слова только скажу про Гаспарова. Нужно помнить, что он стоит на позициях ученого, а не читателя и не переводчика/автора. А с точки зрения ученого параметра плохой/хороший вообще быть не может. Это ненаучно. И эта позиция, безусловно, абсолютно обязательна для литературоведа или лингвиста, но совершенно не годится для читателя, да и для выбора метода перевода не очень. Ясное дело, что "абсолютно буквальный" и "абсолютно вольный" переводы будут примерно одинаково плохи и неприемлемы. Но при выборе в конкретных случаях все равно приходится решать, что лучше, а что хуже - и это уже явление за пределами научного подхода. Увы. Иначе бы теория перевода была бы точной наукой )))

2014-11-24 в 21:23 

tes3m
Мерри, Я вовсе не считаю это занудством.))) Я понимаю, что это важный вопрос. Он и для меня важный, иначе и я бы не спорила. Конечно, можно продолжить, когда будет время.
Насчет Гаспарова я думаю, что он тут все-таки судит и как переводчик тоже, ведь его взгляды отразились и на его переводах. А не сделай он перевод "Неистового Роланда", вряд ли бы я прочитала эту поэму — она ведь огромная и написана на итальянском 16-го века.

URL
2014-11-25 в 01:36 

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
tes3m,

Я понимаю, что это важный вопрос. Он и для меня важный, иначе и я бы не спорила.

Для меня тоже, тк проблема перевода обращений на русский язык - это мое в некотором смысле хобби, ибо никто, кажется, об этом не писал, а ошибок тут много. Если получится, я как-нибудь напишу для блога небольшую статью. Потому что сейчас, кажется, я излагаю свои соображения так отрывочно, что становится не вполне понятно.

Если люди постоянно добавляют обращение, это не только черта языка, это и черта культуры.

Вот тут неправильно. "Постоянно добавлять обращение" - исключительно языковая особенность, она во многом зависит от синтаксиса, грамматики, темпа речи и т.п. А вот вся система обращений в целом, разница в их употреблении и т.п. - это черта культуры.

Перевод должен быть системным, это главное. В идеале нужно строить на языке перевода систему обращений (включая неупотребление их), особым образом соответствующую системе оригинала, и при этом не противоречащую правилам языка перевода (например, ограничению на повторы и т.п.).

Если можно провести параллель с заимствованием обычной лексики, то мы, конечно, используем "панталоны, фрак, жилет", а также "такси" или "кофе", но каждое из этих слов встраивается в систему русских склонений, приобретает род и законы сочетаемости.

Так и тут: мало просто записать чужое обращение русскими буквами - нужно фактически создать систему его употребления так, чтобы она одновременно вписывалась в русский язык и передавала нечто из оригинала (иначе оно не было бы нужно). В этом смысле слова "мэм" или "сэр" - такие же заимствования, как "фрак" и "кофе".

Кроме того, они и значения имеют не совсем такие, как в оригинале (опять же, как любые заимствования).

К примеру, у "сэр" есть по историческим причинам сильный уклон в викторианство и вообще в стилистику 19 века. Отсюда всякие шутки про "рыбу Баскервиллей, сэр" и вообще целый класс анекдотов про лордов. И именно поэтому "сэр" крайне нелепо смотрится в, скажем, американских боевиках.

С "мэм" похожая история: оно по-русски очень сильно связано с передачей речи низших классов при обращении к вышестоящим (стиль горничной или служанки, няни, конюха). В речи равных по-русски обычно пишут "мадам". Опять же потому, что у нас это британизм. Между тем в американском английском это вообще нормальное обращение к женщине, безо всяких классовых различий. Как и сэр.

При этом, как ни странно, в последнее время с ними происходят разные метаморфозы: русское "сэр" в переводах с американского английского до сих пор смотрится скорее нелепо (возможно, из-за "английского" юмора), а вот "мэм" теряет свою классовую характеристику (видимо, потому, что нет замены совсем никакой).

Про частоту я уже говорила. Место в предложении - тоже, как правило, должно быть другим, чем в оригинале (чем неопытные переводчики часто пренебрегают, в результате смещается акцент, меняется стиль).

вообще сохранять там, где "можно оставить, но можно и опустить"

Это, конечно, сложный вопрос. Вообще я согласна насчет контекста книги - это ровно то, что я имела в виду под системностью. Естественно, такие вещи решаются на на одном примере.

Мне в целом кажется, что заимствований в целом должно быть как можно меньше и они должны работать на четкую задачу - передать то, что нельзя передать собственными средствами языка. Любых экзотизмов это касается в первую очередь. Иначе мы уподобимся американцам, которые в любые тексты про русских пихают разные русские слова, написанные латиницей, причем к месту и не к месту. Чаще НЕ к месту.

Кстати. Мой любимый пример про то, что системы обращений у нас кардинально различаются. Знаете, какая самая частая американская ошибка такого рода? Употребление слова "господин" без фамилии. Они-то могут сказать свое "мистер" и просто так (хотя и в сниженной речи), и видимо, знают, что "мсье" вполне уважительно используется само по себе. И в результате постоянно порождают ужасы вроде "Не подскажете, который час, gospodin?"

При этом мое "как можно меньше" относится к стилю в целом и совсем не означает, что некоторой единицы должно быть в абсолютном отношении очень мало. Грубо говоря, если из 100 заимствований контекст и художественная задача позволяют убрать 10 - надо убрать 10. Можно убрать 30 - отлично, оставим 70. Можно половину - еще лучше. Совсем обошлись, так как нашли прекрасный аналог - и вовсе хорошо.

Ну и, естественно, для разных текстов эта задача может решаться по-разному. Например, у Дюма все "мсье" идеально заменяются на "сударь" (без фамилии) и "господин" (с фамилией). То же с мадам, хотя там местами оставлено "мадам" как историческое обращение к королеве (для "мсье" такого нет). А при переводе Сименона, естественно, можно варьировать "мсье" и "господин", но "сударь" уже не годится. И т.д.

Это безумно сложная и интересная штука, я постоянно наталкиваюсь на разные решения этой проблемы, отмечаю для себя удачи и неудачи.

Возвращаясь к Геку - если совсем серьезно, там, конечно, надо бы вообще смотреть, что делать со всем этим жаргоном, со стилями, и в их контексте решать, как он к кому обращается. Что мне не очень нравится и у Дарузес, и у Чуковского - это сильная литературализованность языка в принципе. Та же Нора Галь, хотя и не переводила "Над пропастью во ржи" дворовым языком, очень хорошо передала рваный стиль мальчишеской речи, склонность к жаргонизмам и т.п. Оно мягче, чем в оригинале, но общий тон передан. А вот приключения Гека мне всегда казались очень уж прилизанными. Чуковский сам это признавал, емнип.

Вот мы когда игры переводим, то каждый проект начинается с подробного обсуждения: кто с кем на ты, кто на вы, какой стиль выбрать при обращении персонажа А к Б и обратно (они же не всегда симметричны). Вот тут нужно нечто такое, с учетом нюансов.

Навскидку мне скорее казалось, что как раз по-русски мальчик, "собравшись как следует", будет вежливо отвечать коротко и по существу, как на уроке. Обращение там лишнее скорее: на вопрос "Сколько будет дважды восемь?" дети отвечают "Шестнадцать", а не "Шестнадцать, Марья Васильевна". Поэтому если брать изолированно этот эпизод, то обращение я бы убрала, оно там ничего не добавляет.

Но уже я не помню, как Гек в принципе обращается к разным людям, поэтому если бы я переводила текст с нуля, я бы смотрела системно, что и как в целом, а потом уже выбирала, исходя из этого.

2014-11-25 в 01:43 

Мерри
Помесь хорька, барсука и штопора
И про Гаспарова :)

Я имела в виду его знаменитое:

Когда я говорю «Это 4-стопный ямб», я - ученый, когда говорю «Этот ямб хороший», я - изучаемый.

Когда речь о некотором переводе или его элементе, мы можем абстрактно сказать: вот это вольность, вот это буквализм, а это золотая середина, удачное совпадение между языками. Но когда мы пытаемся выбрать наилучший путь или оценить уже имеющийся перевод по качеству, нам это не очень поможет. Потому что сонеты Шекспира в переводе Маршака безбожно вольны и при этом совершенно гениальны, а "Пиквикский клуб" в переводе Ланна безбожно буквален и абсолютно нечитабелен. В обратную сторону пример из того же Чуковского: бальмонтовские переводы невозможно читать, там от оригинала ничего не осталось, сплошной Бальмонт. Зато, например, перевод знаменитых "Бомбардировщиков" - практически совсем буквален, кроме замены молитвы на честное слово (на честном слове и на одном крыле) и шикарен (песни вообще переводить очень трудно). Т.е. научная характеристика перевода или его элементов нас совсем не спасет.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник tes3m

главная