Главный герой, молодой драматург Август, живет на берегу моря. У него есть пишущая машинка, серебряный патефон и большие надежды на будущее. Однажды к нему приходит странная девушка Клер и предлагает стать покровителем ее брата Кипа.Отрывки:
Клер: Вы драматург. Вы мне вчера сказали.

Август: Я пишу пьесы. Истории. Поэмы. Сейчас - да, пьесу. Я как раз собирался делать в ней изменения, в которые не верю, и тут вы позвали меня через окно, как моя... совесть.

Клер: Вы никогда не смотрите на людей прямо, когда разговариваете с ними?

Август: Нет, пока не выпью. ...
Август (выглядывая): Прекрасный танцор ваш брат.

Клер: Вы и с ним познакомились прошлой ночью на пристани.

Август: Я знаю, но... Я был слеп прошлой ночью.

Клер (резко): Не слишком слеп, чтобы смотреть на него, как пойнтер на перепелку.

Август (поворачивается к ней, улыбаясь). Да... Не слишком слеп для этого. Мне показалось, он отверг мое внимание, и я обратил его на куда менее привлекательный объект, на пьяного матроса в баре. ...
Август: Мы ходим вокруг да около чего-то, да? (Она кивает) О чем мы говорим?

Пауза. Она смотрит через окно на танцующего Кипа.

Клер: Кипу нужен кто-то, кто бы поддержал его, когда он вернется в Нью-Йорк.

Август: Кто? У него есть кто-нибудь на примете, Клер?

Клер: У него на примете вы, Август.

Август: Вы сошли с ума!

Клер: Ш-ш-ш, нельзя, чтобы он услышал нас!

Август: И что вы имеете в виду, делая такие фантастические заявления?

Клер: Ладно...

Август: Гм...

Клер: Вы хотите знать все о нем? Коротко.

Август: Конечно. Хоть коротко, хоть длинно.

Клер: На самом деле он не мой брат.

Август: А почему прошлой ночью вы сказали мне обратное?

Клер: Я на самом деле считаю, что правду лучше подправлять, если это нужно для защиты того, кто нам очень дорог.

Август (печально усмехается): Я вижу. Я понимаю.
...Август: Я...не знаю, я... если я очень сильно хочу чего-то, я...

Клер: Что?

Август: Начинаю весь дрожать.

Клер: Это ничего, он поймет, он поймет это, Август. (Она кладет свою руку на его опущенные плечи.) Посмотрите. Если этой осенью вы не возьмете его с собой, то кто? Не я. Я не могу. Я думаю, вашу пьесу ждет успех, это будет хит, как они его называют, вы получите за нее кучу денег, так ведь? Вы сможете оплатить его уроки танца, вы сможете даже заплатить кому-нибудь за карту призывника получше. Не сможете? Не сможете?

Август: Это - сумасшедший, дикий сон...

Клер: Сны - это правда, это правдивейшие вещи на свете, только сны и правдивы на этом свете... (Она вскакивает, ' делает арабеск с головой, повернутой назад, и глазами, плотно прикрытыми от солнца) Я буду с вами. Я буду с вами, ребята. Я буду прилетать в Нью-Йорк на выходные, на Рождество, и так далее.

Август: Подождите. Я хочу спросить еще кое о чем. (Она поднимается.)

Клер: Что? Что вы хотите спросить меня, я думала, что я сказала вам все, все, что вы хотели?

Август: Нет.

Клер: Нет? Что еще?

Август: Что он чувствует ко мне?

Клер: А... Это...

Август: Да. Это. Особенно это, милая. Это - главное, вы знаете.

Клер: Ну, мы говорили об этом, и он понял, что ему лучше жить с вами, когда мы вернемся в Нью-Йорк, потому что я никак не могу, моя семья ждет меня, сейчас, немедленно, и они не пошлют мне больше ни одного перевода, вчера я получила последний, особый, после кучи телеграмм. Боже! Неужели все семьи так ужасны?

Август: Что Кип говорит обо мне?

Клер: Вы нравитесь ему, он говорит, но он боится, что не сможет удовлетворить вас, ваши...

Август: Мои - что?

Клер: Ваши... требования... как любителя...

Август (как будто обиженный): Откуда он знает, какие они? Черт подери, он же знает, что я люблю его. Если ты кого-то любишь, то не выставляешь ему требования "как любитель". Нет. Нет. Я снова нечестен. Я буду требовать, как любитель. Я захочу спать с ним в одной постели и держать его всю ночь в своих руках, когда он уснет.

Клер: А если он не будет спать? (Смеется дико, резко.) Он же может не спать! (Хватает свою плетеную корзинку) Пока, мне нужно в банк, получить перевод, а то они закроются, пока! Увидимся, Кип!

Кип: Подожди!

Август: Подожди!

Но она убегает, смеясь. Кип смотрит ей вслед, затем делает несколько шагов к Августу. Останавливается. Между ними остается расстояние. Он смущается Августа, а Август вблизи Кипа впадает почти в панику.

Кип: О чем вы говорили?

Август: О вас.

Кип: Что она говорила обо мне?

Август: Много всего. Все. Ей не надо бы никому говорить, что вы - канадский... дезертир.

Кип: О... я думал, что она сказала вам об этом еще вчерашней ночью.

Август: Нет. Только сейчас. Это правда? Кип: Что я канадский дезертир?

Август: Ну да, это, и... Клер думает... она говорит, что она думает... что...

Кип делает глубокий вдох, прежде чем начинает говорить.

Кип: У меня нет документов, никаких бумаг, которые нужны, чтобы получить работу. Вы знаете - любую нормальную, законную работу. Здесь. В Штатах. Я...

Август: Смотря в его ясные глаза цвета моря, я... закрыл свои. Все было так, как будто я знал, уже тогда, что был в обществе кого-то безнадежно...

Кип: Мне надо прогуляться - и подумать... (Медленно уходит в дюны)

Август: ...обреченного. Чертовски глупо смотреть в них с завистью, в его здоровые, ясные, без единого пятнышка глаза глазами, похожими на печальные цветы... (громкий шум моря) ...гулять и думать. О чем? Думаю, что знаю, о чем. Об условиях. Об обсуждении условий. (Звук ветра) Отдам за это - вот это. Условия сделки. Я не был готов к этому тогда, не знал, как сделать мою последнюю ставку на единственный черный или красный квадрат, прежде чем колесо начнет крутиться. Шансы так страшно неравны. Один шанс - за тебя, против многих и многих - против. Но в моей крови всегда была, и сейчас осталась готовность противостоять - не знаю, как и почему вызову - шансов почти не оставляющему. Шанс? Мой последний? Принимаю его...

Звук ветра. Кип возникает на дюнах и медленно направляется к Августу.

Август: Вы прогулялись и подумали.

Кип: Да.

Август: Я тоже. Я думал - я не понимал, что это - условия сделки.

Кип: А теперь вы поняли?

Август: Так внезапно, как будто ветер с моря принес это мне, как песчаную бурю сегодня. О чем вы думали... когда... гуляли?

Кип (трудно): Я думал, что для того, что я буду делать сейчас, не потребуются бумаги на гражданство...

Август: Но потребуется кое-что другое, не документы, но - другое.

Кип: Я... давайте не будем об этом. Угу? Я... не хочу говорить об этом.

Август: Но Кип, эти другие... требования, вы подчиняетесь им, или нет?

Кип: Я должен? Если я не могу... вы знаете... взывать к лучшим сторонам их души, если она есть у них?

Август: Как вы думаете - у меня... есть?

Кип: Да. Я думаю, я вижу ее в в том глазу, который ясный.

Август: Но даже в моем глазу... вы уверены, что видите ее? (Касается пальцами лица Кипа.)

.........

Клер: Что вы видели в его глазах?

Август: Я... не мог видеть его глаз.

Клер: Было темно?

Август: Нет, было... светло. Я зажег лампу. Но его лицо... он лежал лицом в подушку. Иногда он... стонал немного. Все новички всегда так.

Клер: Я вот что думаю. Идите сюда. (Он подходит к платформе) Слушайте внимательно. Мне нужно говорить быстро и спокойно. Не отвечайте. Не говорите ничего ни сейчас, ни позже." (Клер рассказывает о том, что Кип смертельно болен.)
Август: А мы не могли бы жить все вместе? Какое-то время?

Клер: Да, но чисто, непорочно. Я не хочу, чтобы вы снова использовали его, как проститутку.

Август: Я люблю его. Вы знаете, я люблю его. Вы согласны, чтобы я поддерживал его?

Клер: И мутный глаз чего-то требует, даже сейчас?

Август: Я думаю, он хочет, чтобы его поддерживали, ухаживали за ним.

Клер: Если будет... только это."
Весь текст

@темы: американская литература, пьесы